Наталья Ковалева

Что послал из Израиля Антро Ом в консервной банке в Японию?

         Сразу могу успокоить читателя - не бомбу. Вот здесь есть фотография этой банки. Хотя с другой стороны можно считать, что это в некотором роде бомба. Бомба для состояния современной живописи, взрывная и актуальная идея для многих художников, которые работают в традиционной манере живописи.
         В Японии в Осаке состоится традиционная международная выставка современного искусства. Из 15 тысяч присланных со всего света работ, было выбрано только сто пятьдесят. И в число выбранных вошел художник Антро Ом из Израиля.

OM

Биография

         Антро Ом родился в Cеверной Омландии в городе Анбурге. В Иерусалиме обосновался в 1992 году и даже получил стипендию от министерства культуры для полугодовой работы во Франции, и стал призером фестиваля "Альтернативное видео". Прекрасно знает множество языков и свободно говорит на них. При этом замкнут и на выставках предпочитает не появляться. В 1999 году в Иерусалиме в Доме художника состоялась его выставка "Храм чувственности". В 2000 году был издан каталог его работ. Он был также основателем направления в искусстве, названного им АнтрАрт (вероятно, в честь себя). В Иерусалиме у него есть мастерская, он принимал участие во многих выставках, и последняя его работа была послана в Японию.

Как мы познакомились!

         В 1996 году я приехала в Париж в гости к друзьям. Бродила целыми днями по Парижу, пропадала у букинистов на набережной Сены и вдруг... И вдруг увидела книгу философа Ортана де Мо, изданную в 1927 году. Я потянулась за ней, и неожиданно поняла, что кто-то еще хочет взять именно эту книгу. Я с негодованием обернулась, и увидела милую молодую женщину.
         - Я первая! - закричала я по-русски.
         - Я тоже давно ищу ее, - услышала я в ответ, и тоже по-русски.
          Мы тут же познакомились с Галиной, мирно решили купить одну книжку на двоих и пошли с ней в кафе неподалеку. Выпить чашечку кофе и поговорить.
         Оказалось, что она тоже приехала из Израиля. Галине и ее двоюродной сестре Юлии (обе они художницы) Министерство культуры предоставило возможность поработать в Международном центре искусств в Париже. Родом Галина, как и я, из Петербурга. Там она занималась графикой, боди-артом и участвовала в международных выставках. Сейчас она успешно работает в области компьютерной графики и продолжает заниматься искусством, но уже не одна, а со своей сестрой Юлией... Им обеим хотелось найти какой-то новый путь, в их видениях картина должна была сойти со стены, скульптура с пьедестала, нужно было найти свое место в пространстве.
         - Так что у нас, - продолжала Галина, - были точки сопрокосновения. И одновременно мы оказались на перепутье. Вот тут и произошло чудо...
         - В Париже чудеса на каждом шагу, встретились же мы с вами чудом в Париже. Обе родом из Петербурга, обе живем в Иерусалиме, обе потянулись за одной и той же книжкой.
         - А вы слышали об авторе этой книжки раньше? Он в 1938 году неожиданно исчез из Парижа, где его идеи пользовались большим успехом, следы его затерялись в Индии...
         - И что? - спросила я.
         - А то, что здесь мы с Юлией сдружились с замечательным художником Антро Омом, который был увлечен этой книгой, взял оттуда некоторые идеи... Антро, как и мы, получил здесь мастерскую. И оказалось, что его творческие взгляды нам близки. Теперь мы работаем вместе. Мы как бы дополняем друг друга...
         Через несколько дней мы встретились с Галиной и Юлией на станции метро "Отель де Виль", прошли по набережной Сены, где напротив острова Сен-Луи в центре искусств и была их мастерская.
         Меня поразила эта студия. По всему периметру стен, вкруговую, была повешена незаконченная картина метров восемь в длину. Это была настоящая живопись. Маслом на холсте. Переливались, переходили одна в другую сцены, фигуры. Можно было постепенно обходить всю комнату, рассматривая этот холст. Какие-то детали мне даже напомнили фреску Микеланджело в Сикстинской капелле "Сотворение Адама". Ну, конечно, Антро Ому это, наверное, было близко - недаром, его имя Антро... человек. Когда я обернулась - рядом никого не было. Куда же все делись? И тут в дверь вошли трое. Я даже не сразу узнала своих знакомых - на них были странные наряды и диковинные очки. А рядом с ними - Антро Ом. Мне показалось, что у него типично японская внешность, но я была неправа. Он действительно совершенно свободно говорил по-русски. Он говорил, что работает во всех жанрах. Что он собирается создавать пространство, в котором человек чувствовал бы себя свободным участником своеобразного представления, а не пассивным созерцателем картин или скульптур.
         Признаться, я не все поняла в его теориях. Главным, вероятно, было то, что он встретил Юлию и Галину, и, объединившись, они способны попытаться создать новое искусство... Разговор только начинался, но Антро Ом вдруг поднялся, легко простился и ушел.
Japanese
Юлия Лагускер, Антро Ом и Галина Блейх
         - Он всегда так, - сказала Юлия. - Предпочитает одиночество, размышления и работу. Даже на выставках не появляется, и мы с Галей представляем работы вместо него.
         ... Как хорошо было там, в Париже, в их мастерской... Антро Ом больше так и не показывался, а с Галей и Юлей мы успели еще встретиться пару раз перед их отъездом.
         В июне 99 года я услышала о выставке в Доме художника под названием "Храм чувственности". Что-то знакомое. Я вспомнила о книге Ортана де Мо "Антропология чувственности", а потом узнала, что художник Антро Ом устроил эту выставку к столетию со дня рождения философа. Я туда пошла. Самого Антро я не видела (как и все остальные), но Юлия Лагускер и Галина Блейх были на месте, представляя, как всегда, работу Антро. Мы вспоминали вместе Париж, картину, висящую в мастерской, которую они привезли сюда. Описать выставку невозможно, но такая попытка была сделана тогда же Анной Соловей "Мастера прошлого обращались к вечности, стремясь законсервировать свои полотна в веках. Современные виды искусства - перформанс, инсталляция, растущие и тающие на глазах - вырываются из консервной банки".

         Недавно я узнала, что работа Антро Ома отсылается в Японию. И я пошла в мастерскую здесь в Израиле, чтобы поздравить всех троих с такой удачей. К тому же, мне было интересно, какую работу приняла Япония на конкурс? Мне вдруг захотелось, чтобы это был тот волшебный холст, который я видела в их студии в Париже.
         Галя и Юля встретили меня в мастерской Антро - сам он куда-то уехал ненадолго. Я вошла и остолбенела. Посередине большой мастерской стояла огромная консервная банка... Пожалуй, меньше человеческого роста, но внушительная.
         - Галя! Юля! Что это?
         - А ты обойди и посмотри, - ответила Юля. - Тебе повезло, ты последний человек, который видит это. Завтра Антро отправляет ее в Японию.
         - Что? Банку?
         - Да! Посмотри внимательнее.
         Я пригляделась.

Описание банки

You can

         На наклейке - Информация о содержимом банки. На английском языке. Что законсервировано в банке? ЖИВОПИСЬ.
         Сделано в Израиле. Состав - масло, холст. Штрих-код.
         Банка полуоткрыта. Так что, обойдя вокруг нее и рассмотрев наклейки, можно заглянуть внутрь.
         Внутренняя сторона банки оклеена картиной. Той самой, которую я видела еще в Париже. Можно обойти второй раз, уже вглядываясь в картину.
         - Интересно, что когда живопись свернута в кольцо, - говорит Юля, - люди ходят по кругу, внимательно рассматривая картину. Кроме того, картина смотрит сама в себя. Она несет заряд эмоций, ощущений, ассоциаций...
         - Но картина хороша сама по себе, - не удерживаюсь я, - зачем Антро понадобилось засовывать ее в консервную банку? Неужели не нашлось другого места? Просто в музее, например?
         - Нет, - отвечает Галя. - Мы с Антро и Юлей много думали об этом. Сейчас традиционная живопись на холсте уже не смотрится. Сегодня торжествует видео, клипы, фото... Все это вытеснило современную живопись из залов куда-то на задворки. Поэтому, когда мы стали определять ее место в этом пространстве, то поняли, что места нет. Разве, что законсервировать ее. Сначала это прозвучало, как шутка. Потом возникла идея консервной банки. Воспринимать эту картину в таком виде можно по-разному. То ли это консервы для будущего... То ли это взгляд на музей, как на консервы, где законсервированы произведения искусства... А что ты думаешь об этом? - обратилась она ко мне.
         Я развеселилась:
         - А ведь в этом что-то есть. Своеобразный символ общества потребления. Современный мир действительно многое обращает в консервы - еду, питье, закуски, сласти, соки, чипсы... В конце концов, может, потребителю удобнее потреблять искусство тоже из банки? Легче, чем пойти в музей? Тогда, да здравствуют консервные банки-музеи, которые, быть может, сохранят нам искусство! Это шутка, конечно. Пусть это лучше останется одной-единственной символичной банкой с единственной уникальной картиной - как жемчужиной в ракушке. Недаром оценили же японцы вашу с Антро Омом идею! Может, когда банка вернется в Израиль, ее и здесь смогут посмотреть многие... И узнают разгадку того, что " послал художник Антро Ом в Японию".

 

Фотографии из личного архива Наталии Ковалевой.

 

© Наталия Ковалева, 2001


В сторону Ома