Александр Розов

Солнце на парусах

"Труднее всего предсказать чье-либо прошлое".
(С.Е.Лец)

 

Вместо предисловия.

"Тогда Лилит порвала со своим домом и отправилась в неизвестные края, которых еще не достигал человек"
(из древнейшей легенды о первых людях,
сначала списанной у шумеров составителями библии,
а потом от испуга объявленной апокрифом
).

Когда человек впервые поднял парус и отправился в море, тогда и началась история. Потому что отправился он искать удачу, а в результате создал цивилизацию. Романтическая гипотеза? Да нет, реальность, самая настоящая, основанная на общеизвестных фактах. Правда потом такая история показалась кому-то неудобной - и ее заменили на другую, выдуманную, которую можно прочесть в учебнике. По выдуманной истории прошлого можно сделать прогноз только на выдуманное будущее, а нам всем предстоит жить в другом будущем - в реальном. Вот потому реальную историю имеет смысл восстановить хотя бы в общих чертах. Так что давайте отправимся в плавание вместе с этим хорошим парнем, которому мы обязаны тем, что названо емким словом ПРОГРЕСС. Плавание будет долгим, но, я надеюсь не скучным - поскольку по дороге у нас не будет недостатка в приключениях. В общем, как говорил Гагарин "Поехали"!

Часть 1. Вниз.

В решете они в море ушли, в решете,
В решете по седым волнам.
С берегов им кричали: - Вернитесь, друзья! -
Но вперед они мчались - в чужие края -
В решете по крутым волнам.
(Эдвард Лир "В страну джамблей")

1. Легенда о первом парусе.

"Как много дел считались невозможными, пока они не были осуществлены".
(Плиний Старший).

Когда первый мужчина построил первую лодку, первая женщина нарисовала на первом парусе солнечный диск и летящую птицу. Птица всегда видит солнце, - сказала она, - и всегда укажет путь. Однажды разразился шторм и отнес лодку далеко в море. Небо потемнело, как ночью. Но тогда птица, нарисованная на парусе, полетела впереди лодки, указывая путь к берегу. Она видела солнце так же, как в самый ясный день - и потому ни сплошные тучи, ни ливень, ни гроза не могли помешать ей найти верное направление. Когда нос лодки ткнулся в песок, птица взмахнула крылом на прощание, и полетела обратно в море, а на парусе осталось только солнце.
С тех пор у людей вошло в обычай рисовать солнце на парусах, а у птиц - сопровождать лодки в открытом море...
Трудно сказать, когда возникла эта океанийская легенда, но лодки с солнцем на парусах или с солярным крестом в круге, есть и на древних петроглифах Кавказа, и на папирусах Египта, и на керамике Эллады, и на фресках Мезоамерики. Традиция гадания по птичьему полету сохранилась до времен античности, а парус у морских народов навсегда стал символом любви и удачи.
Потом настала эпоха машин и парус постепенно стал чем-то вроде экзотической игрушки, казалось бы, навсегда утратив свое значение для человеческой цивилизации. И вдруг случилось маленькое чудо: в середине прагматичного XX в. странный корабль с солнцем на парусах внезапно привлек к себе внимание всей планеты. Этот корабль не просто пересек великий океан, пройдя дорогой древних морских королей. Он, как будто одним медленным росчерком пера, перечеркнул целый пласт застывших доктрин того, что еще недавно казалось исторической наукой...
Год назад, 18 апреля 2002 г. от нас ушел удивительный человек. Ему было 87 лет и звали его Тур Хейердал. Его называли самым знаменитым норвежцем современности, и последним из великих викингов, и даже самым знаменитым путешественником XX в. Но никто ни разу не назвал его выдающимся историком - хотя именно историей он занимался почти 70 лет и именно ради установления исторической истины совершал все свои путешествия - начиная с плавания на собранном из бревен и веревок плоту "Кон-Тики" через Тихий океан в 1947 г.. Именно это плавание из Перу к островам Полинезии, длительностью 101 день и протяженностью 8000 километров, принесло Хейердалу мировую известность. Не менее известным является и два трансатлантических плавания на тростниковых лодках "Ра-1" и "Ра-2". Но мало кто знает, что Хейердалу принадлежат также несколько поразительных археологических открытий - таких, как открытие пирамид гуанчей на Канарских островах и неизвестно чьих пирамид на острове Сицилия. Любой другой ученый после хотя бы одного подобного открытия немедленно стал бы звездой первой величины в исторической науке. Но не Хейердал. В историко-научном сообществе его считали в лучшем случае чудаком, а в худшем - опасным авантюристом. Его доказательства взаимопроникновения культур, расположенных по обе стороны Атлантики и по обе стороны Тихого океана ни разу даже не рассматривалась на серьезном уровне. На любые обсуждения его концепции о существовании в древнем мире устойчивых трансокеанских маршрутов как будто наложено табу. Тем не менее, лед тронулся. По крайней мере, историки мореплавания начали смотреть на свою область истории по-новому:
"Любителей парусных судов давно интересует вопрос о том, когда же было построено первое судно с мачтой и парусом. Существует мнение, что тот период, который традиционно считается периодом начала парусной навигации на Средиземном море, то есть более 5000 лет до н.э., на самом деле был периодом ее заката и упадка. Вполне вероятен срок в десятки тысячелетий... Греческий географ Страбон сообщает, что к началу нашей эры Тартессос существовол уже 7000 лет." (Ш.Гуляша, "Парусники")
Оказывается, существует мнение (как мы увидим позже - вполне аргументированное мнение), что период, с которым официальная история связывает начало становления цивилизации, является на самом деле упадком - по крайней мере в одной крайне важной отрасли - в мореплавании (а на самом деле и в остальных отраслях тоже). Оказывается, почти за 4000 лет (!) до первых фараонов существовал чей-то морской порт - и где: на выходе из Средиземного моря в Атлантический океан. И оказывается об этом писал древний грек Страбон - а официальная история почему-то не хочет его читать.
Есть в конце концов и здравый смысл: "Существует мнение, что парус был изобретен задолго до колеса и телеги, потому что реки были самым естественным путем сообщения." (Ш.Гуляша, "Парусники")
Автор книги о парусниках старается быть тактичным и обходить острые углы в вопросах истории - поэтому слова "мнение" и "задолго" здесь надо понимать в том же смысле, как в выражении "есть мнение, что люди стали готовить пищу задолго до появления кулинарных книг". Но официальная история и здравого смысла в упор не видит - и относит изобретение паруса к эпохе колеса.
Суммируя сказанное выше: официальная история так старательно отворачивается не только от всех исследований Хейердала, но и вообще от всех серьезных исследований в области древнего мореплавания, что этому наверняка есть причины - и причины крайне серьезные. Почему-то очень важным и нужным кажется исключить из рассмотрения вполне взвешенную концепцию "дорог древних морских королей" (как удачно выразился Чарльз Хепгуд) вместе со всей совокупности фактов, на которых эта концепция базируется.
Собственно практика такого "искусственного исключения" объектов, событий или процессов из исторической хроники (пусть даже вопреки не только фактам, но и элементарному здравому смыслу) не является чем-то очень новым или чем-то особенно сложным. Наиболее радикальная процедура применялась такого рода в эпоху расцвета христианского католицизма (с V по XVII в.) - "нежелательные" объекты материальной культуры, в том числе книг уничтожались физически (желательно - вместе с авторами).
За последние 200 лет эта процедура вышла из моды - не столько из-за "гуманизации" общества, сколько из-за развития средств копирования. Акты массового сожжения книг в XX в. носили уже символический характер и не претендовали на роль средства уничтожения информации. Теперь нежелательную информацию стараются "отсечь" от пользователя более тонкими методами, характерными для т.н. "информационной войны". Но сама информация при этом не уничтожается и остается потенциально доступной.
У пользователя, таким образом, остается шанс все же добыть интересующую его информацию и, более того, понять, почему и для кого именно она оказалась "нежелательной". Попробуем этот шанс использовать.

2. История религии - или религия истории?

Так внемлите, друзья! Вам поведаю я
Пять бесспорных и точных примет,
По которым поймете - если только найдете,
Кто попался вам - Снарк или нет.
(Л.Кэрролл, "Охота на Снарка")

По ходу дела нам придется разобраться в том, зачем официальная историческая наука занимается некими странными играми вокруг событий, относящихся к эпохам, отстоящим от нашего времени на много тысячелетий. На первый взгляд, такие игры совершенно бессмысленны с практической точки зрения - ведь сейчас эти события все равно представляет лишь чисто академический интерес. Казалось бы, даже если вдруг будет доказано, что несколько тысяч лет назад кто-то переплыл океан в решете с клюшкой для гольфа вместо мачты и носовым платком вместо паруса, то каков практический результат? Максимум - новый рекламный сюжет и пара-тройка свежих анекдотов. Мир от этого не опрокинется и даже лишний раз не чихнет.
В данном случае, первое впечатление обманчиво - современный мир не так устойчив к изменениям в собственном прошлом, как это может показаться. Впрочем, все по порядку.
Начнем с того странного положения, в котором оказалась к настоящему моменту официальная история. Дело в том, что в основании официальной истории до сих пор неявным образом лежит библейский миф о сотворении мира.
Напоминаем краткое содержание: мир был сотворен еврейским (а впоследствии - также и христианским) богом Яхве (Иеговой) в 5508 г. до н.э., через 1656 лет (в 3052 г. до н.э.) тот же бог учинил всемирный потоп. Все, кроме заранее определенного контингента лиц, утонули.
Только после этого началась история цивилизации.
Приведенные выше даты официально утверждены на VI Константинопольском Вселенском Соборе в 681 г. и более не пересматривались.
Разумеется, полудикие козопасы , которые 3-4 тысячи лет назад кочевали по Месопотамии, Аравии и Египту, а впоследствии вошли в историю как "древние евреи", никаких дат и периодов не придумывали (они вряд ли вообще умели считать больше, чем до десяти). Большая часть библейской арифметики (как и большая часть библейского текста) появилась в результате весьма вольного обращения с тем немногим, что осталось от древнееврейских мифов к началу нашей эры.
В V - VII в. н.э. христианские клирики упражнялись в нумерологии, выводя из библии даты сотворения мира и всемирного потопа и получая разнообразные бессмысленные цифры. Как уже сказано выше, конец спорам на эту тему положил VI Вселенский Собор, который волевым решением определил дату сотворения мира и дату всемирного потопа.
Примерно через 1000 лет, в XIV - XVII в. н.э., другая генерация христианских клириков (Никифор Каллист, Иосиф Скалигер, Дионисий Петавий и др.) написала на базе этих нумерологических упражнений свою "историю".
Этот труд являлся по существу не научным, а идеологическим и был призван утвердить библейскую историю в качестве единственно верной и отражающей объективное движение цивилизации от язычества к христианству.
Начало этой истории пришлось примерно на 3000 г. до н.э. - поскольку до этого был потоп (см. выше). До потопа была всякая ерунда, разврат и ужас, творимый злыми противными дикарями, о которых и писать-то неудобно. Впрочем, из уважения к библии вообще, и книге "бытие" в частности, об этих злых дикарях упоминали, как о "допотопных" людях. Позже допотопный период назовут "каменным веком", затем его разделят на "древний каменный" (палеолит) и "новый каменный" (неолит). Еще позже между ними выделят "средний каменный" - мезолит, разделив "доисторическую" эпоху на три периода в точности по образцу "исторической" (где, напомним, выделяется древняя история, средневековье и новая история).
Ясное дело, что неолит в Египте и Месопотамии закончился около 3000 г. (по окончании библейского потопа), а в других регионах длился еще тысячи лет - до включения этих регионов в сферу эллинизации, романизации или христианизации.
Сама конструкция древней истории также выдержана в христианско-католическом духе - это история народов, которые фигурируют в библии и в той последовательности, в которой они там фигурируют. Некоторое внимание христианские историки уделили и тем народам, о которых писали античные ученые, одобряемые церковью (Платон, Геродот, Аристотель) - историю этих народов распихали по библейской истории так, чтобы они не мешали изложению основной идеологической концепции.
Забавно, но факт - революционный XVIII, просвещенный XIX и даже первая половина стремительного XX в. сохранили эту псевдонаучную конструкцию практически без изменений.
Последующие историки - тоже в основном христиане - по такому же принципу распихивали вновь выявленные древние цивилизации на свободные места (в XIX в. свободные места кончились, так что некоторым древним народам, открытым позже прочих, пришлось вообще ехать в этом историческом трамвае стоя).
Результат таков: согласно существовавшей до середины XX в. официальной версии, история цивилизации началась в самом начале 3-го тысячелетия до н.э. с цивилизаций Месопотамии и Египта. Чуть позже, в середине 3-го тысячелетии до н.э возникают цивилизации Индостана. Во 2-м тысячелетии до н.э. - начинается история Малой Азии и Крита, а еще через тысячу лет -история Греции и Рима. Что же касается древних цивилизаций Британии, Японии, Мезоамерики и Океании - то официальная история их, что называется, в упор не видит.
Древнему Китаю, после долгих дебатов, все же разрешили появиться где-то около 1000 г. до н.э., а вот цивилизации центральной и западной Европы выпихнули пинками в новую эру.
До поры до времени, эту конструкцию никто не оспаривал, археология работала по системе датировок от подобия (любой найденный предмет датировался тем историческим периодом, к которому отнесены аналогичные предметы, найденные ранее). Иначе говоря, все предметы по определению датировались в рамках "традиционной" исторической шкалы.
При этом никто не обращает внимания на очевидные странности получившейся таким образом древней истории. Оставим пока в стороне крайне сомнительный (а проще говоря - вздорный) постулат о том, что в небиблейской части мира в 3-м тысячелетии до н.э. ничего существенного не происходит. Странностей более, чем достаточно и в тех регионах, которым достались - таки билеты в это тысячелетие.
Древние египтяне, едва выйдя, условно говоря, из "каменного века" в, условно говоря, "цивилизацию" (около 3000 г. до н.э. согласно традиционной хронологии), немедленно начинают кровопролитную войну между верхним и нижним Египтом (интересно, откуда вдруг у обеих сторон появились армии и предводители).
Как звали победителя (и первого фараона)? Мифы называют его Мин или Менес (другое имя - Нармер). Согласно мифам, его столицей был город Абидос (Тин) в верхнем Египте, им построен город Мемфис и первая плотины на Ниле, а также что им изобретена египетская письменность. Откуда этот Менес (Нармер) взялся и куда потом делся - история не знает, а мифы умалчивают. Ряд смелых догадок вызывает сходство периода, имени и характера деятельности Менеса и другого мифического персонажа - Миноса, основателя и первого правителя критской морской державы. Этой аналогией мы еще займемся - а сейчас вернемся к Египту.
После победы и объединения Египта, Менес занимается сравнительно мирными делами - в частности, организует бюрократическую систему управления провинциями (номами), взимания поборов на армию и правительственные нужды, на уже существующие многочисленные храмы и содержание жречества.
Интересно, кто и когда эти храмы построил и откуда народилась жречество (ведь "первобытная" эпоха только-только закончилась).
Через 300 - 400 лет после Менеса, фараоны начинают возводить огромные нелепые могильники - пирамиды 60 - 140 метров высотой. За 200 лет это занятие совершенно разоряет страну и наступает многовековой хаос. Одна гражданская война сменяет другую, а в довершении всего в XVIII в. до н.э. ослабленную и дезорганизованную страну частично оккупируют кочевники - гиксосы. Лишь два века спустя Египет вернется в культурно-экономическое пространство ближнего востока и средиземноморья - но уже аутсайдером и очень ненадолго...
Не уступают египтянам в странностях древние жители Месопотамии. Здесь 3000 г. (переход от "дикости" к "цивилизации") встречают сразу 9 непрерывно воюющих между собой городов-государств: Эриду, Ниппур, Ур, Урук, Ларса, Киш, Умма, Лагаш и Аратта. В каждом есть откуда-то появившиеся ирригационные системы, храмы, армия, жреческая каста и правящая династия.
Мифы Урука приписывают основание города, а заодно и изобретение письменности, правителю по имени Энмеркар (очередная аналогия: Нармер, он же Менес, он же, возможно Минос).
Если же отвлечься от мифов, то совершенно непонятно, кто и когда все это основал - зато понятно, что в исторический период происходило только разрушение.
За 700 лет практически непрерывной войны всех против всех, эти города обнищали и где-то около 2300 г. до н.э. узурпатор Шаррумкен из Киша, основатель Аккада, известный в истории как Саргон Великий, разгромил и подчинил себе все города Месопотамии. Империя Саргона не пережила и двух поколений его наследников. Разоренную войной страну добили кочевники - кутии, пришедшие с Иранского нагорья.
Древняя Индия, как и другие околобиблейские регионы, расположенные восточнее 50-го меридиана, похоронена христианскими историками в братской могиле под названием "древний восток". Тем не менее и здесь мы, сопоставляя эпос и археологию, фиксируем ту же картину. Цивилизация Хараппы, также относимая историками к 3-му тысячелетию до н.э., последовательно саморазрушается в гражданских войнах. Ее эпический финал - поле Курукшетры, где полегла чуть ли не половина взрослого мужского населения страны. Исторический финал: в XVI в. до н.э. - кочевники арии занимают опустевшие города, которые уже некому защищать.
Все, что мы наблюдаем в "официальный" исторический период - это разорение, опустошительные войны и прочие формы деградации, заканчивающиеся приходом первых попавшихся дикарей, которые "веселой шумною толпою" выгоняют в шею бывшее цивилизованное население.
О древнем Крите вообще и деятельности правителя Миноса в частности, разговор особый. Лишь в XX в. "официальная" история с явной неохотой стала признавать, что цивилизация минойского Крита имела место примерно с 3000 г. до н.э.. С еще большей неохотой было признано, что минойцы на протяжении полутора тысячелетий контролировали всю акваторию Средиземного моря (хотя это констатируется массой древних источников, включая мифологию).
В причинах крайнего неудобства минойского Крита для "официальной" исторической догматики мы разберемся позже, а сейчас займемся другим вопросом.
Когда же возникли знаменитые древние знания египетских и месопотамских (халдейских) жрецов и прочие признаки высокой древней культуры, каковые упоминаются у авторов античности? Ладно, допустим античные авторы слегка преувеличили их высоту и древность. Но откуда взялись египетские и шумерские достижения в области химии, металлургии и механики? Допустим, они тоже несколько преувеличены - хотя непонятно, как не имея этих достижений, можно было создать систему ирригации с каналами, плотинами и контролем уровня воды, построить здания со сложной архитектурой, рассчитать астрономические таблицы и так далее. Наконец, культурные растения и сельскохозяйственные животные уж точно существовали в Египте и Месопотамии еще до эпохи "исторических" правителей - значит, кто-то длительное время занимался их одомашниванием (чтобы не сказать: селекцией). И происходило это явно не на том историческом фоне, который мы рассмотрели выше.
Похоже, этим парадоксом никто всерьез не увлекался до середины XX в..
Ситуация изменилась с появлением технических новшеств, пригодных для инструментального определения датировок (радиоизотопные, палеомагнитные и тому подобные методы).
Тут же возникла ветвь археологии, ориентированная на инструментальные методы датирования артефактов (безотносительно к их историко-культурной принадлежности).
Вскоре образовалась следующая (еще не окончательная, но уже порядком уточненная) картина развития цивилизации:
9000 - 7000 лет до н.э. - земледелие и скотоводство развивается на всех континентах, кроме Австралии и Северной Америки. Появляются культурные растения и сельскохозяйственные животные, в "теплых" регионах в бассейнах больших рек и на островах возникают города. По "теплым" приморским регионам Евразии распространяется технология керамики. Там же возникает металлургия меди и золота (а возможно и других металлов, образцы которых просто не могли сохраниться в силу характерной для них скорости коррозии).
7000 - 5000 лет до н.э. - Развивается прядение и ткачество. Возводятся ирригационные сооружения и распространяется земледелие с искусственным орошением (Месопотамия, а несколько позже - Китай). Возникает регулярное торговое мореплавание в Средиземном и Аравийском море.
5000 - 3000 лет до н.э. Совершенствуются и специализируются элементы технологии (различные типы военных и торговых кораблей, колесные повозки, плужное земледелие, приспособления для производства стекла, т.н. "быстрый" гончарный круг, металлические инструменты гражданского и военного назначения и т.д.). В "теплых" приморских регионах Евразии и на островах Средиземноморья фиксируется практически весь набор сельскохозяйственных и промышленных технологий, характерный для последующей эпохи (а точнее - для последующих 4500 лет истории до XV в н.э.). Тот же набор технологий фиксируется и в "Новом Свете" - на Южноамериканском континенте.
Итак, картина оказывается существенно иной, чем принято считать в "официальной" истории.
Во-первых, т.н. "цивилизационные центры" не были сконцентрированы в долине Нила и Месопотамии, а возникали почти одновременно, вместе с базовыми хозяйственными технологиями, в интервале 9000 - 7000 лет до н.э., в различных местах планеты, где были подходящие условия. Следующие 3 - 4 тысячелетия идет постепенная адаптация этих технологий к местным условиям и к растущей численности населения, а также их совершенствование в ходе формирующегося разделения труда и специализации.
Можно предположить, что базовые технологии (в частности, керамика и металлургия) появились значительно раньше - и в дальнейшем мы покажем, что так оно и было. Что же касается лодки и паруса, а также счета и письменности - они, как будет видно из дальнейшего изложения, еще древнее.
Во-вторых, похоже, что указания на даты основания многих приморских городов в период около 9-го тысячелетия до н.э., вполне могут быть верными. Если Иерехон и Натуфия уже существовали примерно в 9000 г. до н.э., а Чатал-Хююк, Хирокития и Тартессос - в 7000 г. , то почему в тот же период не могли существовать Афины и Саис (как о том пишет Платон в диалоге "Тимей")?
В-третьих, становится понятна реальная историческая роль древнейших царств - Египта, Шумера и прочих. Они не создавали цивилизацию, а наоборот, бестолково прожрали и разорили все, что было достигнуто в ходе нескольких тысячелетий предшествующего экономического развития. И справились они с этой задачей в среднем всего за 700 лет, подтвердив известный тезис о том, что ломать гораздо проще, чем строить.
Значение перелома, совершенного древними царствами в истории цивилизации трудно переоценить: с момента их возникновения и до XV в. уже нашей эры, человечество не создало ни одной принципиально новой продуктивной технологии, и уж точно не развило ни одной новой науки. Даже те изобретения и открытия, которые все-таки совершались в этот период, оставались практически невостребованными.
За последние 5000 лет "официальной" человеческой истории, лишь последние 500 лет наблюдается существенный прогресс. Из остальных 4500 лет - первые 3000 лет еще наблюдаются какие-то вялые эволюции в науке, технике и культуре, а далее все останавливается и 1500 лет человечество живет в обстановке тотального застоя, временами переходящего в деградацию. Народы, под руководством более или менее способных правителей, бессмысленно переползают из одной географической области в другую. Все это сопровождается сражениями, грабежами, разорением поселений и прочими обычными в таких случаях актами массового насилия и вандализма. Иногда сражения происходят даже без переползания народов - а просто по каким-то причинам религиозно-идеологического порядка. Иногда происходят дворцовые перевороты и одни династии сменяются другими, мало чем отличающимися от предшествующих. Историки все это добросовестно сортируют и пишут многотомные труды, трудолюбиво выискивая в этом бессистемном копошении закономерности, которых там или вовсе нет, или есть, но очень мало. По крайней мере, совершенно не достаточно, чтобы объяснить, почему после 45 веков застоя вдруг за 5 веков был пройден путь от дров, телеги и пергамента до ядерного реактора, космического корабля и компьютера.
Здравый смысл подсказывает, что эти закономерности прослеживаются в какой-то другой (упущенной из рассмотрения официальных историков) цепи событий.
Казалось бы, даже ежу ясно, что при таких обстоятельствах общепринятая концепция древней и средневековой истории отражает реальность развития цивилизации не в большей мере, чем представления о плоской Земле, накрытой твердым небосводом с приляпанными к нему звездочками.
Тем не менее, никакой концептуальной корректировки истории не происходит.
Она продолжает заниматься описанием царств, правителей, локальных конфликтов и прочей суеты, совершенно игнорируя собственно цивилизацию, ее происхождение и ее динамику (т.е. те предметы, которые, теоретически, и составляют цель исторической науки).

3. Симфония на граблях.

"Археологи выкапывают из земли историю, которую закопали политики."
(Г.Лауб)

Рассмотрев объективные данные археологии, мы пришли к выводу, что сложившаяся модель древней и средневековой истории вроде бы нуждается в концептуальной корректировке. В то же время, мы констатировали, что такой корректировки не происходит.
Что ж, может быть, мы чего-то не учли - и есть серьезные научные аргументы за сохранение сложившейся исторической модели?
Рискнем предположить, что если бы они были, то в 80-е годы XX в. у "официальных" историков были все основания предъявить эти аргументы. Дело в том, что в 1981 г. математик А.Т.Фоменко предъявил, как модно говорить, "широкой общественности" работу под названием "Hовые экспериментально-статистические методики датирования древних событий и приложения к глобальной хронологии древнего и средневекового мира".
С помощью довольно спорных (мягко говоря) построений, он сократил "библейскую" историю в 2 раза и создал т.н. "новую хронологию". Первые фараоны переехали из 3-го в 1-е тысячелетие до н.э., античная Эллада и Рим вписались в интервал между VII и XIV в. уже н.э., римские императоры склеились с германскими, Иисус Христос стал папой Григорием VII Гильдебрандом, а Калигула - Юлианом Отступником.
Околонаучные спекуляции такого рода случаются во всех науках (взять хотя бы "закон всемирного давления" в физике, "заряженную воду" в химии или "фотографии биополя" в биологии) - но там фальшивки разоблачаются в течение года. Более того, возникновение таких спекуляций даже приносит пользу - так процесс разоблачения "фотографий биополя" породил новые методы медицинской экспресс-диагностики.
В случае же с Фоменко никто из "официальных" историков не смог убедительно доказать порочность "новой хронологии".
В 1983 г. известный ученый и популяризатор науки С.П.Капица с некоторой тревогой выступил по этому поводу: "Сейчас, например, группа математиков выступила с ревизией исторического календаря и активно популяризует свою точку зрения в печати. Из истории человечества запросто выбрасывается пять, десять веков. Прошу крупных историков прокомментировать это все с телеэкрана. Отвечают: это настолько неквалифицированно и нелепо, что обсуждать подобные вопросы они не станут. Hо вопросы-то остаются!" Несмотря на это предостережение, все комментарии "крупных историков" свелись лишь к ссылкам на авторитеты, поискам мелких ляпов и обвинениям в профанации науки. Вопрос, таким образом, повис в воздухе. Висел он недолго (примерно лет 10) а потом, упал на головы беспечных "крупных историков", как термоядерная бомба. Фоменко и компания многотысячными тиражами издали несколько научно-популярных книг по "новой хронологии".
Та самая "широкая общественность" (научная, околонаучная и любительская) раскололась на партии "фоменкологов" и "антифоменкологов", которые принялись публично поливать друг друга нечистотами.
Ни одна из партий не смогла добиться значительного перевеса - и понятно почему. Дело не в том, что обе хронологии (и "старая" и "новая") построены совершенно одинаково - на тенденциозной трактовке разнородной исторической информации с выбрасыванием всего, что не нравится и дописыванием всего, чего не хватает для убедительности. Просто Фоменко проделал с "классической" хронологией ту же хирургическую операцию, которую за 500 лет до него проделали христианские историки с хронологией "доклассической".
"Классики" ампутировали Атлантиду Платона вместе с его данными об основании Афин за 9000 до Солона, а также указание Геродота на список 330 правителей и 345 лично виденных им статуй верховных жрецов Египта (что соответствует примерно 7000 лет). Платон якобы перепутал сотни с тысячами, а Геродот надругался над фараонами и статуями, посчитав их по 3 раза. Китайские и мезоамериканские хроники, восходящие, как минимум, к 10-му тысячелетию до н.э. "классики" и вовсе не сочли нужным замечать.
Дело не в том, что перечисленные античные ученые правы (возможно, они и ошибались). Дело в той легкости, с которой их свидетельства были отброшены лишь за то, что не соответствовали основной доктрине христианской "классической" истории.
Фоменко с такой же легкостью ампутировал шумеро-вавилонскую Месопотамию, египетское древнее и среднее царство, и греко-римскую античность. Все это он сложил в "темные века" Европы (после старательного утаптывания, оно там поместилось). С позиций "классики" с таким подходом не поспоришь: если Платон и Геродот могли быть олигофренами (путать сотни с тысячами или вообще не уметь считать), то уж тем более могли быть олигофренами Скалигер и Петавий (и путать Париж с Троей, Багдад с Вавилоном, а Италию с Палестиной). Китайские и мезоамериканские хроники он, по примеру "классиков", просто не заметил (действительно, почему им можно, а ему нельзя).
В битве "фоменкологов" с "антифоменкологами" сошлись, таким образом, не антинаука и наука, а старая и новая догматика - такая битва, как известно, ни одной из сторон не может быть выиграна в принципе.
Впрочем, фоменкология - не единственный вид альтернативной истории. В те же 80-е годы распространились еще два: палеоуфология и атлантология. Первая из них утверждает, что все древние цивилизации созданы инопланетянами несколько десятков тысяч лет назад (т.н. гипотеза палеовизита). Вторая полагает, что еще до последнего ледникового периода существовала какая-то древнейшая высокоразвитая цивилизация земного происхождения (Атлантида, Лемурия, Гиперборея), а все известные нам древние цивилизации являются ее осколками. Соответственно, в первом варианте инопланетяне - культуртрегеры улетели, а во втором - Атлантида (Лемурия, Гиперборея) утонула (взорвалась, покрылась льдом), короче говоря, исчезла.
Фоменкология оперирует свидетельствами того, что события античной истории являются лишь мифическими "зеркалами" более поздних реальных событий средневековья (Библейские события - зеркало истории папства, а история античного Рима - зеркало истории 1-й германской империи). И такие свидетельства находятся. Например, хроники Гелланика и Дамаста, которые относят падение Трои (XIII в. до н.э.) к времени основания Рима (VIII в. до н.э.). Раз - и история стала на 500 лет короче.
"Официальной" истории крыть нечем.
Палеоуфология и атлантология наоборот, оперируют свидетельствами того, что мифические повествования о богах и первопредках описывают реальные события, относящиеся к глубочайшей древности (Правление Озириса в Египте, Кецалькоатля в Мексике и т.п.).
И такие свидетельства тоже находятся. Например, египетский династический список, приведенный Диодором и Евсевием. Раз - и история стала на 25000 лет длиннее.
Крыть снова нечем.
Почему же официальная историческая наука оказалась в столь прискорбно - беспомощном состоянии?
Рискнем предположить, что все дело в ущербности назначения. История (в отличие от других наук) направлена не на поиск рекомендаций для будущей деятельности, а на формирование требуемой кем-то (инвесторами, правительством, социальной конъюнктурой) состояния прошлого. Потому в истории и не делается ни модельных, ни мысленных экспериментов. Еще бы: стоит сделать такой эксперимент - и вся концепция официальной истории при столкновении со здравым смыслом лопнет, как мыльный пузырь.
Как выглядело прошлое на самом деле - историю не интересует, она занимается ВЫМЫШЛЕННЫМ прошлым, в котором все происходит так, как нужно заказчику (истеблишменту, правительству, инвестору, доминирующей религиозной конфессии и т.п.). Иначе говоря, она не научна, а догматична.
Здесь следует пояснить разницу между наукой и догматикой. Научные системы ориентированы на практический результат - поэтому они прогрессируют и реформируются по мере накопления и уточнения информации. Догматические системы ориентированы на защиту наперед заданных положений - и потому они не реформируются, а совершенствуются лишь в приемах игнорирования информации, противоречащей этим заданным положениям.
Библейская астрономия была вытеснены научной астрономией - поскольку задачи звездной навигации требовали практически применимого результата, безотносительно к тому, соответствует он библии или нет.
Мистическая алхимия была вытеснена научной химией - поскольку технологические задачи требовали, опять таки, практически применимого результата. То же касается математики, физики, биологии, медицины, геологии и т.д.
"Официальная" история, как уже было сказано, является не научной, а догматической системой. У нее никто никогда никакого практически применимого результата не требовал. "Официальная" история до сих пор выполняла ту же единственную функцию, что и идеологически выдержанное "искусство": целенаправленно "промывала мозги" большинству общества.
В таких условиях понятно, почему "официальную" историю не устраивает напрашивающийся в споре с "альтернативщиками" вариант: давайте все забудем и займемся голыми фактами.
Для любой догматики подобный вариант - чистое самоубийство.
Нам же, наоборот, очень нравится идея такого фактографического стриптиза. Возможно, это не очень "научно", зато наверняка весело.

4. Веселые картинки.

"История учит, что все люди и все народы без исключения
брались за ум не раньше, чем испробовав все другие альтернативы"
(А.Эбан)

Каждому ясно, что стриптиз предполагает появление хотя бы одной симпатичной обнаженной девушки. Наша девушка происходит из местечка Дольни Вестоницы, что в южной Моравии (Чехия). Она приняла очень выразительную позу - вытянувшись в струнку и смущенно прикрыв руками грудь и часть лица. Разумеется, поскольку речь идет о временах весьма отдаленных, натуральную девушку заменяет ее скульптурное изображение, а точнее керамическая статуэтка.
Сколь отдаленные времена имеются виду? По меркам палеолита - не очень: примерно 23600 лет до н.э. Это не ошибка и не глупая шутка. Статуэтка действительно керамическая и действительно относится к 24-му тысячелетию до н.э.
До некоторых пор такие статуэтки скромно относили к античной кельтике - пока изотопный анализ с грубой прямотой не указал на их палеолитическое происхождение.
Даже если не верить в изотопный анализ, достаточно того, что рядом с девушкой найдена фигурка симпатичного слоника из того же материала. Слонику бесполезно объяснять, что керамике в палеолите быть не полагается: упомянутый слоник (а точнее, его живой прототип) вымер в центральной Европе в ту самую эпоху палеолита. Вообще, создается впечатление, что слоники за что-то очень не взлюбили будущих историков и заранее создали им массу неприятностей.
Добавим, что девушка и слоник из Чехии - это далеко не единственные артефакты подобного рода: таких предметов достаточно много и встречаются они не только в центральной Европе.
Впрочем, "официальная" история попыталась выкрутиться из щекотливой ситуации и переквалифицировать тип материала, назвав керамику "обожженной землей" - но это явно не очень хорошая идея. Характерная глянцевая поверхность статуэток указывает на обжиг при температуре выше 900 градусов Цельсия. Впрочем, можно даже не обращать внимания на глянец - достаточно того факта, что статуэтки не размокла и не рассыпалась за двадцать с хвостиком тысячелетий пребывания в сыром грунте (как мы знаем, Чехия - не Сахара, климат здесь достаточно влажный, а порой и весьма дождливый). Иначе говоря, мы имеем дело с полноценной керамикой, обжиг которой осуществлялся не в костре, а в обжиговой печи (пусть даже и примитивной).
Существование пусть даже и примитивной обжиговой печи означает неизбежное и очень скорое появление металлургии - поскольку целый ряд минералов - малахит, халькопирит, касситерит и пр., даже чисто случайно попав в такую печь (особенно в присутствии угля), приводят к образованию металлов. При таких обстоятельствах многочисленные находки металлических (в основном - медных) орудий 10-го тысячелетия до н.э. представляется вполне закономерным.
Еще одна разновидность предметов, относящихся к палеолиту выглядит так: кольцо диаметром несколько сантиметров, внутри него - маленькое колечко, соединенное с внешним кольцом несколькими (числом от 4 до 10) перекладинами. "Официально" считается, что назначение данных предметов не выяснено, но любой вменяемый человек в возрасте от трех лет и старше, скажет, что это - колесики от чего-то игрушечного (например, тележки или тачки).
Иначе говоря, в палеолите уже было изобретено колесо, керамика, металлургия и еще масса всякой всячины (о которой мы поговорим позже). И, на самом деле, в этом нет ничего странного. Просто в современной научно-популярной исторической литературе сложилась странная традиция. изображать первобытных людей слабоумными обезьяноподобными существами. Эти существа сидят на корточках вокруг костра, рычат, отбирают друг у друга куски какой-то пищи сомнительного качества и швыряются шкурками от овощей. Рискнем предположить, что если бы первобытные люди об этой традиции знали, то анекдоты об историках появились бы еще в палеолите.
Чтобы понять, каков был в интеллектуальном отношении первобытный человек, лучше ознакомиться не с сомнительным творчеством историков-популяризаторов, а с творчеством самих первобытных людей. Образцы такого творчества в настоящее время доступны для обозрения: это настенная роспись пещер Ласко (Франция), Альтамира (Испания) и еще сотни менее знаменитых пещер в Европе, Азии, Африке, Южной Америке и даже в Австралии. Расцвет пещерной живописи приходится на интервал 30 -15 тысячелетия до н.э. На стенах Ласко и Альтамиры изображены десятки различных крупных животных: быки, лошади, олени, слоны, медведи. Цветные рисунки (обычно - в 4 краски: чёрное, красное, белое, жёлтое) поразительно достоверно передают не только вид, но даже позы и движения каждого зверя. До тех пор, пока все инструментальные анализы не подтвердили палеолитическое происхождение этих изображений, многие специалисты просто отказывались верить, что это возможно. Еще бы: первобытным людям не положено владеть приемами, которые (согласно "официальной" истории) предстоит изобрести художникам эпохи античности и развить в эпоху европейского возрождения.
"Серьезные" многоцветные рисунки чередуются с набросками, на которых намечены контуры людей и животных. Здесь же есть и жанровые сцены: например, человек и огромный бык с длинными S-образно изогнутыми рогами, застывшие друг напротив друга. Ясно, что это - не охотничий эпизод. Может быть, это - истоки древнего ритуального критского танца с быком (аллегория покорения моря человеком), изображенного на критских фресках минойской эпохи и малоазиатских мистерий, следы которых мы находим в росписи невообразимо-древних храмов Чатал-Хююка? Между прочим, ровно такие же наскальные рисунки "танец с быком" встречаются буквально в сердце Евразии - в древнем святилище Тамгалы (окрестности г.Алма-Ата, Казахстан). Последние несколько тысяч лет здесь довольно унылое, бедное водой и растительностью место, известное в "официальной" истории лишь тем, что лежит на одном из маршрутов средневекового "великого шелкового пути". Но в 8 тысячелетии до н.э., на исходе последнего ледникового периода, здесь был центр системы полноводных рек и морей-озер, рассекавших континент надвое примерно по 45-й параллели и образующих непрерывные водные пути от Черного до Желтого моря. Остатками этой системы в наше время является цепь внутренних морей, мелких соленых озер и солончаковых низменностей. А в 8-м тысячелетии до н.э. здесь могли быть процветающие поселения, которые можно назвать портами или центрами морской торговли, или центрами развития культуры, науки, искусства. Теперь остатки этих поселений погребены под слоем песка и соленого грунта...
Впрочем, не будем углубляться в область интуитивных аналогий. Просто констатируем, что "первобытный" человек образца в плане интеллекта и воображения ничем не отличался от наших современников. Из этого и будем исходить в дальнейшем. А теперь попробуем заняться мысленными экспериментами - то есть тем, чем "официальная" история упорно заниматься не хочет. Начнем с того, что попытаемся определить, какой приблизительно период времени нужен было первобытному человеку, чтобы изобрести тот самый базовый набор технологий, который, как мы видели выше, присутствует уже 10-м тысячелетии до н.э. Ответ лежит, что называется, на поверхности. За сколько времени осваивались потерпевшие кораблекрушение современные люди на необитаемых островах и как быстро они налаживали сносную жизнь на неолитическом (а то и энеолитическом - "каменно-медном") уровне? Правильно, всего за несколько лет. Если, конечно выживали - но ведь и в древние времена мы имеем дело только с теми племенами, которые выжили, а не с теми, которые вымерли. Можно возразить, что потерпевшие кораблекрушение обладают базой современных знаний. Но много ли у современного человека знаний о добывании огня без спичек, изготовлении первобытного оружия и охоте с помощью этого оружия? О мотыжном земледелии и первобытной архитектуре? О первобытном судоходстве и навигации? О первобытной химической, керамической или металлургической технологии? О первобытной кухонной стряпне и первобытной медицине? Иначе говоря, много ли дадут современные знания о современной цивилизованной жизни по сравнению с теми знаниями, которые можно получить просто путем наблюдения окружающей природы, повседневном взаимодействии с этой самой природой и разумном анализе того и другого? В любом случае все перечисленные технологии человеку придется изобретать практически заново. Если знание о том, что такие технологии в принципе существуют и поможет человеку - то скорее морально, нежели процедурно. Подводя итог этому рассуждению, можно сказать, что возможность изобретений в области базовых неолитических технологий была одинаковой и 5000, и 10.000 и 100.000 лет назад.
Другое дело - существовал ли мотив для развития технологии. Вряд ли первобытные люди стали делать это просто из удовольствия. Значит, была какая-то причина, заставлявшая развивать технологию, т.е. в определенных обстоятельствах или в определенные периоды такое развитие было необходимым условием выживания.
В официальной истории в качестве причин такого рода принято называть борьбу с крупными хищниками, а также исчерпание традиционных ресурсов (в первую очередь - пищевых), и конкуренцию за них между соседними племенами. Что касается крупных хищников - то немедленно после овладения самыми наипростейшими технологиями, первобытный человек прошелся по ним, как чума. Археологические данные показывают, что в Северной Америке (по которой человек начал расселяться только в 15-10 тысячелетиях до н.э., означенные представители фауны исчезли за какую-то тысячу лет. Что же касается исчерпания ресурсов и конкуренции за них, то при численности населении планеты 5 - 10 млн. человек, эта проблема просто не могла быть актуальной. Первобытные племена были слишком разрознены для того, чтобы всерьез конкурировать за какие-то территории или ресурсы. Такой плотности населения соответствует состояние, которое европейцы в XVII - XVIII в. застали у аборигенов Австралии, где межплеменные конфликты там не воспринимались в качестве метода получения монопольного контроля над территорией и ее ресурсами. Сама идея такого контроля казалась аборигенам совершенно нелепой. Тысячи лет здешние племена жили своей первобытной жизнью и очень неплохо себя чувствовали, пока англичане и прочие европейцы не принесли им то, что сейчас принято называть цивилизацией.
Та же ситуация имела место в Новой Зеландии, Новой Гвинее, центральной Африке и многих других регионах: аборигены жили технологически на различных уровнях первобытности - в интервале от раннего палеолита до энеолита и их это вполне устраивало. Они совершенно не собирались прогрессировать и не стали бы этого делать в обозримом будущем - если бы не приход европейцев. Впрочем, дело не только в разрозненности и отсутствии конкуренции. Страны Юго-Восточной Азии, создавшие свои цивилизации одновременно с Египтом, Критом и Месопотамией, "застряли" на технологическом уровне античности - опять-таки до прихода европейцев. Даже достаточно высокая плотность населения, частые территориальных конфликты и войны (а их там хватало - взять хотя бы знаменитую "войну трех царств" в Китае) ни разу не вызвали характерного для финального средневековья Европы "взрывного" прогресса.
Европейцы примерно до XV в. н.э. жили на том же античном уровне и, казалось бы, не проявляли никаких признаков стремления к прогрессу. Южноевропейского крестьянина, ремесленника, солдата или лэндлорда, живущих в V в. н.э. можно было бы переместить на тысячелетие в прошлое или в будущее - и они не заметили бы существенной разницы.
Вдруг, за какое-то столетие, все резко изменилось. Политики и коммерсанты, похожие на пиратов, и пираты, похожие на политиков и коммерсантов, вырвались на просторы морей и океанов. А моря и океаны ворвались в застывшую сухопутную жизнь, с легкостью сметая с лица земли государства, правительства и социальные институты, казавшиеся вечными. Началась эпоха "великих географических открытий" и европейской морской экспансии, эпоха машин и социальных потрясений. Эпоха, которая породила "машинный" технологический прогресс и, как следствие - современное состояние цивилизации.
Итак, все началось с моря.

5. Конечная остановка.

"С пола упасть нельзя"
(один из законов Мэрфи)

С точки зрения современной палеоантропологии, все началось примерно 8 миллионов лет назад, на восточном побережье Африки, немного южнее экватора. Сейчас здесь находятся государства Кения, Танзания и Мозамбик, недалеко от берега - масса мелких островков и более крупные острова Занзибар и Пемба, несколько дальше - Коморские и Сейшельские острова и Мадагаскар. Позже мы увидим, что все эти географические подробности крайне существенны.
В отношении вопроса "как" - начнем с неожиданного на первый взгляд утверждения: человек - это почти амфибия. Предок человека сначала стал двуногим, прямоходящим, безволосым и всеядным, уже потом - разумным, и лишь еще позже научился изготавливать орудия. С полуводным образом жизни и склонностью к животной пище водного происхождения связаны основные отличия человека от человекообразных обезьян. Основные отличия таковы: двуногость и прямохождение, широкие стопы и ладони, голая кожа, длинный нос и слабая дифференциация зубов, врожденная способность нырять и толстая жировая прослойка, особенности строения половых органов и молочных желез, конструкция грудной клетки и разворот верхних конечностей. Ни одна из человекообразных обезьян не умеет сколь-нибудь прилично плавать (а уж нырять и вовсе не способна - просто в силу устройства носоглотки). Человек не просто способен без усилий нырять и плавать под водой, а также держаться на воде в неподвижном состоянии - человек способен к этому от рождения. Впервые на все это обратили внимание два биолога - Элистер Харди и Ян Линдблад. Линдблад предположил, что примерно 10 - 12 млн. лет назад от какой-то разновидности африканского рамапитека произошел т.н. гидропитек - обезьяна, ведущая полуводный образ жизни, с анатомией, характерной для млекопитающих-амфибий (более подробно - в его работе "человек - ты, я и первозданный").
Гидропитек питался, скорее всего, моллюсками, ракообразными, земноводными и рыбой. Высокая чувствительность пальцев, бинокулярное цветное зрение и координация движений, способность к быстрому распознаванию и сложным реакциям, позволяла гидропитекам находить и ловить руками съедобную, но достаточно подвижную водяную фауну.
Примерно этим он и занимался бы по сию пору - если бы не прискорбное (для него) или наоборот удачное (для нас) обстоятельство. Около 8 миллионов лет назад климат экваториальной Африки изменился в сторону более сухого. Площадь сплошных систем мелководных водоемов стала сокращаться и гидропитекам пришлось, с одной стороны - приспосабливаться к жизни по периметру рек, озер и заливов, с другой стороны - мигрировать в поисках мест, богатых такими водоемами.
Наряду с массой неприятностей, которые поджидали на твердой земле, бесшерстное прямоходящее двуного-двурукое существо, не обладающее клыками и когтями, были и маленькие радости. Например, способность прицельно бросать тяжелые предметы (глазомер + координация + конструкция плечевого пояса). Или возможность спасаться в воде от крупных сухопутных хищников - гидропитек, совершенно беззащитный перед ними на суше, становился в своей родной среде смертельно опасным противником для любого сухопутного существа. Не исключено, что гидропитеки охотились на мелких копытных у водопоя - просто утаскивая животное под воду, где оно уже совершенно самостоятельно захлебывалось (примерно так охотятся крокодилы). Так или иначе, гидропитеки эволюционировали в направлении, позволяющем размножаться, выживать и убивать на суше (хотя и вблизи воды). Никто не знает, когда предки человека стали пользоваться огнем и орудиями охоты - соответственно, никто не может определить, когда где проходит граница "очеловечивания". Так или иначе, примерно 4 миллиона лет назад, появляется кениантроп - существо, слишком сильно похожее на человека, чтобы называть его "питеком", а примерно 2 миллиона лет назад возникает homo erectus (прямостоящий человек). Палеонтологические исследования дают основания предполагать, что около 1,5 миллионов лет назад он начал расселяться по планете, давая начало различным человеческим расам (некоторые из которых существуют по сию пору). Homo erectus, он же - палеоантроп, был уже настолько человеком, что сохранись он по сию пору - его без колебаний признали бы отсталым африканским племенем и в два счета приобщили бы к благам цивилизации (таким, как среднее образование, денежное обращение и организованная преступность). Но в те далекие времена сделать это было просто некому, так что homo erectus постепенно учился всему сам, под влиянием природных обстоятельств. Вопрос: НАСКОЛЬКО БЫСТРО он учился.
В конце XX в. научная общественность испытала очередной шок вследствие опубликования результатов исследования немецкой группы археологов во главе с проф. Цигертом (Zigert). Исследования проводились в ливийской пустыне, провинция Феззан. 400 - 200 тыс. лет назад здесь находилось древнее южноливийское озеро (или внутреннее море) площадью немногим меньше современного Черного моря.
Кроме собственно поселений палеоантропов (Homo erectus), были обнаружены почти окаменевшие пласты золы от сожженного тростника, толщиной до 2,5 метров. То ли прибрежный тростник выжигали в целях безопасности (от крупных хищников и ядовито-кусачей мелочи), то ли для расширения площади произрастания съедобных растений (и тогда речь идет уже о прототипе сельского хозяйства). Помимо растительных культур, палеоантропы кормились охотой на околоводных птиц и травоядных, а также рыболовством (причем ловить рыбу они выходили на лодках или плотах). Как известно, у тростника острые кромки листьев, способные наносить глубокие порезы - и, как оказалось, палеоантропы носили защитную одежду из шкур. В отношении инструментальной культуры - палеоантроп изготавливал и использовал более 20 типов инструментов, каждый из которых был предназначен для конкретной цели и соответствовал определенным "стандартам".
Кроме всего прочего, археологи обнаружили бусинки, сделанные, вероятно, из скорлупы страусиных яиц (видимо, ожерелья из таких бусинок были в моде 200 тысяч лет назад).
Наконец, самая сенсационная находка - остатки дома, возраст которого также 200 тысяч лет. Стены каменные, из блоков кварцита и песчаника. Крыша, вероятно, была камышовой и, естественно не сохранилась, посреди земляного пола был расположен примитивный очаг.
ПАУЗА - дальше палеонтолог задумывается.: одно дело - изучать образ жизни разумных животных (пусть даже и почти людей), и совсем другое - изучать культуру племен, строящих каменные дома и занимающихся чем-то, подозрительно похожим на земледелие. Этим уже должен заниматься историк.
Итак, палеонтолог зовет историка.
"Что случилось?" - спрашивает тот.
"Вот, - говорит палеонтолог, демонстрируя реконструкцию первобытного поселка и его окрестностей - это уже по твоей части."
"А это который век?" - интересуется историк.
"Это 200 тысяч лет назад плюс-минус 10%" - честно отвечает палеонтолог.
"Тогда еще людей не было, - сообщает историк, - разве что троглодиты..."
"А это, - говорит палеонтолог, - смотря кого считать людьми."
Возникает некое видение. Тропики, побережье, полдень. Троглодит чинит лодку и собирает снасти - наверное, вечером собирается рыбачить. Над камышовой крышей небольшого каменного домика поднимается дым - похоже, троглодитка готовит обед. Троглодети копаются на расчищенном земельном участке, подозрительно напоминающем огород. В общем, идет будничная троглодитская жизнь.
"Это что же делается? - возмущенно говорит историк, - ведь известно, что семья возникает только в неолите, около 5000 лет до н.э."
"Происхождение семьи, частной собственности и государства", - комментирует палеонтолог, - но они тут политически неграмотные, Энгельса не читали."
Так или иначе, 200.000 лет назад, и каменные дома, плоты и лодки уже прочно входят в повседневный обиход человека.
Можно считать, что цивилизация началась, а вместе с ней - и история.
К каменным домам мы еще вернемся, а сейчас займемся плотами и лодками.
Начнем с трех традиционных утверждений:
1. Океан всегда воспринимался, как враждебная и чужая человеку стихия.
2. Океаны с древнейших времен разделяли цивилизации и, в частности, служили естественным барьером между старым и новым светом.
3. Техническая возможность путешествий через океаны появилась лишь в новое время, примерно в XV веке.
Все эти утверждения ложны.
Начнем с того, что, как уже говорилось выше - человек произошел от существа, обитавшего наполовину в водной среде. Основным местом обитания палеоантропов были, скорее всего, разветвленные дельты рек в теплых широтах (не забудем, что все известные центры древних цивилизаций расположены в дельтах рек - Нил, Тигр и Ефрат, Инд, Ганг, Янцзы). Большая река всегда несет массу крупных плавучих предметов - прежде всего, это коряги и стволы упавших деревьев. Идея прокатиться на плавающем куске дерева достаточно проста и привлекательна для любого человеческого существа, которому в данный момент совершенно нечем заняться. Разумеется, в какой-то момент такой естественный плот вынесет отдыхающего в море и прогулка станет небезопасной.
Рискнем предположить, что для приличного пловца (каковым является практически любой, кто родился и вырос в непосредственном контакте с большой рекой или морем) граница безопасности легко определяется визуально - поскольку совпадает с границей прямой видимости берега.
От идеи катания на естественном плоту до идеи минимального управления движением таким плотом с помощью подручных предметов (шестов - на мелководье и примитивных весел - на глубокой воде) - один шаг. Следующий шаг - уже искусственное усовершенствование естественного плота, изготовление примитивного судна и выход в открытое море. Эти древнейшие плавсредства позволяли пересекать довольно широкие проливы - вроде Мозамбикского, отделяющего Мадагаскар от Африки, или Торресова, отделяющего Австралию от Индонезии. Оба названных пролива палеоантроп преодолел морем. Эндемичная фауна, сохранившаяся на Мадагаскаре и в Австралии, однозначно свидетельствует о том, что эти территории к моменту появления человека уже миллионы лет были отрезаны от остального мира широким водным пространством. Единственное животное современного типа, живущее в Австралии - это собака динго, завезенная туда человеком.
Есть мнение, что и на атлантическое побережье Европы и в Индокитай палеоантроп попал также морским, а не сухопутным способом...
Заметим: до сих пор мы рассматриваем морские путешествия палеантропов, подразумевая, что их суда (плоты, лодки) перемещались исключительно с помощью весел. Таким способом можно преодолеть проливы шириной 100-200 километров, но уж точно не многие тысячи километров океанских пространств. Для таких плаваний нужен во-первых, парус, во-вторых навигация, и в-третьих, умение планировать длительные (от месяца и более) морские экспедиции.
Проще всего дело обстоит с парусом. "Историки полагают, что первая лодка представляла собой ствол дерева, плывущий по течению, а древним прообразом мачты был сук за который можно было держаться, чтобы не упасть в воду. Идея паруса возникла из наблюдений за действием ветра, а затем на мачту стали натягивать шкуры животных или щитки из древесной коры.... Можно предположить, что парусники, изобретаемые в разных частях света, были всегда в те времена оригинальными изобретениями, а не заимствованиями, как это случалось в более поздние времена. Известны также очень древние плоты из древесных стволов. Такой плот мог быть оборудован мачтой, парусом, навесом и съемным рулевым веслом. Плоты этого типа сохранились на всех континентах, кроме Европы. Самым древним плотом считают бразильскую жангаду из бальсовых стволов. По мнению многих специалистов, колыбелью парусных кораблей был Индонезийский архипелаг. Парусные пироги Южной Азии состояли из выдолбленного ствола и бокового поплавка, жестко с ним соединенного, а катамараны представляли собой две пироги, соединенные перемычкой. Эти корабли проникали в самые отдаленные области Тихого океана еще до того, как европейцы стали выходить в море." (Ш.Гуляша, "Парусники").
С навигацией и планированием сложнее. История не сохранила сведений ни о том, как происходили дальние, трансокеанские плавания доисторической эпохи (на то она и доисторическая). Скорее всего, полагают специалисты, в экспедицию отправлялось несколько судов, которые двигались на расстоянии прямой видимости одно от другого, увеличивая этим как безопасность, так и общую площадь обзора (что было немаловажно при поиске новых земель). Другой вопрос - а как вообще выбиралась цель путешествия?
Напомним: в те времена моря и океаны (как, впрочем, и континенты) не были картографированы. Планета, за исключением ближайших окрестностей поселения, представляла собой, фигурально выражаясь, сплошное белое пятно. Казалось бы, при таких обстоятельствах, плыть в открытое море - значит плыть наугад, что есть, попросту говоря, исключительно долгий и неприятный способ самоубийства. Тем не менее, у наших героев был достаточно разумный (хотя и не безошибочный) способ выбора маршрута: наблюдение за перелетными птицами. Можно предположить, что первобытные охотники достаточно хорошо представляли себе, какое расстояние может без посадки пролететь птица.
В море миграции происходят по прямой - так что достаточно знать первоначальное направление. Впрочем, этого направления надо еще достаточно точно держаться - поскольку, если целью миграции окажется группа небольших островов, лежащих в нескольких сотнях километров от берега, то отклонение от курса на несколько градусов может оказаться роковым. Может, впрочем и не оказаться - но об этом позже.
Судя по всему, примерно 50 тысяч лет назад человек уже уверенно пересекал и Атлантический и Тихий океаны, попадая в Южную и Центральную Америку как из Восточной Африки и Средиземноморья, так и из Индокитая и Полинезии...

 

Часть 2. Игры.

По волнам они плыли и ночи и дни,
И едва лишь темнел небосклон,
Пели тихую лунную песню они,
Слыша гонга далекого звон:
"Как приятно нам плыть в тишине при луне
К неизвестной, прекрасной, далекой стране.
Тихо бьется вода о борта решета,
И такая кругом красота!.."
(Эдвард Лир "в страну джамблей")

 

6. Игра в кораблики

"Люди делятся на три вида: живые, мертвые и те, что плавают по морю"
(Гомер).

Расхожее утверждение о том, что первые люди попали в Америку 11 - 13 тысяч лет назад по суше через то место, где сейчас Берингов пролив (а в определенные исторические периоды был перешеек - т.н. "Берингия"), судя по всему не соответствует действительности ни по срокам, ни по методу миграции.
Рискнем предположить, что для теплолюбивых людей (как уже говорилось выше, обитавших в экваториальных и тропических регионах), проще было все-таки преодолеть Тихий океан (из Китая или из Индонезии) или Атлантический океан (из Африки или Западной Европы) в теплых широтах, чем делать огромный крюк по незнакомой местности через высокие широты с жестким холодным климатом.
Это потом, когда на Земле станет тесно, те этносы, которым не повезло в конкурентной борьбе, все-таки вынуждены будут заселить высокие широты - но до этих времен еще очень и очень далеко.
Зададимся простым вопросом: что было безопаснее 10 или 100 тысяч лет назад - пересечь океан или пересечь континент. И без труда определим: если первое было хотя и не просто, но в принципе возможно, то второе было просто нереально. Континент был населен некоторым количеством разрозненных племен, которые имели вполне устойчивое убеждение, что любой чужеземец является законной добычей. Вероятность столкнуться с ними, пересекая континент по "комфортной" траектории была достаточно велика.
Добавим к этому незнакомую природу (с незнакомой добычей и незнакомыми опасными хищниками), что дополнительно и существенно снижает шансы на успех.
Завершающий штрих: необходимость нести всю необходимую утварь на собственной спине - и желание путешествовать по суше пропадет окончательно.
Океан, напротив, не был населен никем из действительно опасных существ (если не считать мифических чудовищ типа морского змея или кракена) - случаи нападения морских хищников на человека даже при современной беспечности яхтсменов-любителей, весьма редки. Океан был опасен своей природой - штормами, волнами. Океан был опасен своими размерами в сочетании с однообразием и отсутствием локальных ориентиров. В принципе океан также был опасен отсутствием источников пресной воды и привычной пищи. Но это - в принципе. А как на самом деле? Во-первых, океан гораздо более богат пищей, чем суша (разумеется, при условии, если потребитель не капризничает и ест, что дают - а палеоантропы были совершенно не брезгливы). Во-вторых морская пища, как уже ясно из вышеизложенного, отнюдь не была непривычной для палеоантропа и вообще для древнего человека. Остается пресная вода (запас, который можно взять на небольшое плавсредство весьма ограничен) - но и это препятствие вполне преодолимо. Как известно, селедка (да и любая рыба вообще) в море не соленая. Как показал Ален Бомбар, в середине XX в. переплывший Атлантику на спасательном плоту, человек вполне может пить выдавленный из свежей рыбы сок - говорят, с непривычки это противно, но проблема пресной воды решается (заметим - одновременно с проблемой пищи). Можно называть и другие источники пресной воды (например, конденсация за счет суточного перепада температур) но, будем объективны, они вряд ли использовались древними мореплавателями. Остается еще один фактор - психологический. Однообразное водное пространство, изо дня в день, и так, возможно, месяц, два или больше. Кажется, берега не будет никогда... Об этом писал и Ален Бомбар, и спутники Тура Хейердала. Однако, рискнем предположить, что палеолитические (а вслед за ними - и мезолитические) путешественники воспринимали и океан и время существенно иначе. Они не стремились (даже подсознательно) доплыть до какого-то определенного места за какой-то определенный срок и, что немаловажно, они были начисто лишены иррациональных страхов, суетливости и комплексов, характерных для современного человека. Наверное, жизнь на плоту или лодке даже не казалась им однообразной - она была насыщена мелкими, но значимыми событиями (каждая пойманная или непойманная рыба, незначительная смена погоды или формы волн, пролетевшая вдалеке птица).
Что же касается цели путешествия - они твердо знали, что приплывут туда же, куда летят птицы.
Не с этим ли связан любопытный мотив рисунка птицечеловека, встречающийся в Средиземноморье, Месопотамии, Океании и Мезоамерике.
И не с этим ли связан миф о солнце и птице на парусах - помните: птица, которая всегда видит солнце и всегда укажет путь.
А когда именно появиться земля не столь уж важно - коль скоро движение происходит в правильном направлении, достоверно известно, что когда-то она обязательно появится.
Конечно же при таком подходе к морской навигации велик риск промахнуться мимо цели - конечного пункта птичьих миграций. Если птицы, выбранные в качестве ориентира, летят на какой-то небольшой архипелаг - то для промаха достаточно незначительного отклонения. И что тогда - верная гибель? Нет, просто морская рулетка. Земля, как известно, круглая а мировой океан в теплых широтах устроен так, что куда бы вы не двигались, вероятность пройти более 5000 км и не увидеть вообще никакой земли не так уж велика. Можно предположить, что среди заблудившихся первобытных мореплавателей был существенный процент тех, кто в эту морскую рулетку выиграл. Впрочем, дело не только в предположениях, но и в данных археологии.
В 60-е - 80-е г. XX в. в Бразилии археологами из университета Сан-Паулу были обнаружены следы первобытных стоянок и палеолитическая наскальная живопись, древнейшие образцы которой датированы 46-м тысячелетием до н.э. Несколько позже были найдены захоронения людей негроидной расы, сходного с австронезийскими аборигенами типа, а также инструменты - и тому и другому не меньше 50 тысяч лет. Ошибка датировки практически исключена - среди наскальных изображений есть рисунки гигантских броненосцев, вымерших еще до начала ледникового периода. Ошибка с определением расы - также исключена, поскольку было исследовано более десятка хорошо сохранившихся черепов. В этот период "сухого" пути из Азии в Америку Берингии попросту не существовало, так что остается лишь трансокеанская версия.
Для справки: расстояние от Австралии до южноамериканского побережья - более 13 тысяч километров. Впрочем, скорее всего, палеолитические мореплаватели делали остановки на островах (если плыли через Тихий океан) или в Африке (если через Индийский и Атлантический). Кстати, именно в пещерах Западной Австралии найдены древнейшие в мире изображения лодок. Эти изображения датируются примерно 60-м тысячелетием до н. э. Судя по рисункам, первобытные австралийцы не просто строили лодки и плоты, но и вполне разумно проектировали разные их виды для тех или иных целей.
В поисках древнейшего плавсредства, на котором технически можно пересечь океан, естественным представляется обратиться к технологиям мореплавания, сохранившихся с первобытных времен - и здесь мы видим казалось бы, общеизвестный факт, на который почему-то никто не обращает внимания. Этот факт - существование полинезийского судостроения и навигации, восходящее к эпохе палеолита. Полинезийская "проа" - лодка с аутригером (выносным противовесом), т.е. несимметричный катамаран, при крайней простоте конструкции обладает и хорошими скоростными качествами и исключительной устойчивостью позволяющими совершать серьезные морские походы. Проа состоит из основной лодки (выдолбленного ствола дерева), аутригера (обтесанного бревна) и двух поперечин, соединяющих лодку с аутригером. Обычно проа имеет наклонную мачту и треугольный либо трапециидальный парус из циновок (благодаря которому она может идти при боковом ветре). Иногда для увеличения полезной площади на поперечины, соединяющие лодку и аутригер, укладывается легкий деревянный настил. Иногда используется два аутригера, по одному с каждой стороны. Управляется проа поворотом паруса и рулевым веслом. Аналогичные лодки с аутригерами до сих пор используются рыбаками не только в Океании, но также в Кении, Танзании и Юго-Восточной Азии. Современные спортивные катамараны и тримараны отличаются от проа только используемыми материалами - конструкция же принципиальных изменений не претерпела. Тем не менее, на них не только пересекают океаны, но даже устраивают кругосветные регаты...

 

СТОП - дальше палеонтологу уж точно делать нечего. Одно дело - изучать образ жизни разумных животных (пусть даже и почти людей), и совсем другое - изучать культуру племен, осуществляющих рейды через океаны.
Итак, палеонтолог сам себе говорит "СТОП" и зовет историка.
"Что случилось?" - спрашивает тот.
"Вот, - говорит палеонтолог, демонстрируя реконструкцию парусной лодки с балансиром - это уже по твоей части."
"А это который век?" - интересуется историк.
"Это 50 тысяч лет назад плюс-минус 10%" - честно отвечает палеонтолог.
"А, может, у тебя ноль лишний?" - с надеждой спрашивает историк.
"Это почему?" - не понимает палеонтолог.
"Потому, - поясняет историк, - что плавать в море под парусом придумали в начале 3-го тысячелетия до н.э., т.е. примерно 5 тысяч лет назад."
Палеонтолог сверяется по распечатке с анализатора С-14, старательно пересчитывая нули.
"Нет, - говорит он, - не 5 тысяч, а 50. Это не у меня ноль лишний, а у тебя одного не хватает."
"У меня, - обижается историк, - все нули уже 300 лет как посчитаны."
"А у меня, - говорит палеонтолог, - они посчитаны СЕГОДНЯ."
"Ты хочешь сказать, что эти троглодиты 50 тысяч лет назад переплыли Атлантический океан?" - уточняет историк.
"Или Тихий", - говорит палеонтолог.
Историк вздыхает. Но неожиданно его осеняет идея:
"Слушай, - говорит он, - а может, у тебя реконструкция лодки неправильная? Может они по течению на какой-нибудь коряге плыли - как зайцы у деда Мазая?"
"4000 километров?" - спрашивает палеонтолог.
"А если через другой океан?"
"Тогда в два-три раза больше."
Возникает призрачное видение: толпа злющих голодных негров, несущихся на коряге по необозримым просторам Тихого океана и рев капитана: "не дрейфь, братва: в аккурат к весне будем в Бразилии".
"И что ты мне предлагаешь? - спрашивает историк, - переделать всю историю древнего мира?
У нас уже вся хронология расписана - от сотворения мира до падения Рима, мне эту троглодитскую яхту пихать некуда."
"Но я тоже этим заниматься не могу, - резонно замечает палеонтолог, - рубила, скребки, палки-копалки - это еще куда ни шло, но уж океанские яхты - это точно не по нашей части."
В результате мореплаватели 500-го века до н.э. так и остаются не поделенными. Потому что, как оказывается, их не хотят видеть ни в истории, ни в палеоантропологии.
Похоже, мы с вами - единственные, кто хочет с ними познакомиться.
Итак, у "доисторического" человека, имелись и технические средства, и навигационные принципы, позволяющие пересечь океан. Другой вопрос - зачем ему это было нужно.
Никакого перенаселения тогда и в помине не было. Троглодиты могли преспокойно сидеть в своей восточной Африке и близлежащих островах, греться на солнышке и плевать с высокой пальмы на всякие авантюры вроде океанских путешествий и великих географических открытий (которые все равно были впоследствии присвоены европейцами XV - XVII в.в. н.э.).
Тем не менее, мотив существует - и вполне очевидный.
Представим себе палеолитическое племя - уже не стая, но еще не государство. Управляется все это стихийным лидером, проявившим сочетание удачливости, ловкости и хитрости.
Если лидер кого-то принципиально не устраивает, этот кто-то может сделать только две вещи: или пойти на открытое столкновение (в котором либо погибнуть, либо победить и стать новым лидером) или просто уйти.
Нас будут интересовать не те, которые погибли (земля им пухом) и не те, которые победили и стали новыми лидерами племен (поскольку это событие, будучи крайне существенным для победителей и побежденных, ничего по большому счету не меняло для племен в целом). Нас будут интересовать те, которые ушли.
Итак, займемся судьбой нашего героя - вступившего в конфликт с лидером племени и ушедшего на поиски нового места обитания. Ушедшему, в соответствии с очевидными (как было сказано выше) соображениями, не по суше, а по морю.
Первый вопрос - куда он уходил? Казалось бы, самое логичное - идти вдоль берега, выбирать подходящее место в дельте какой-нибудь реки и основывать новое поселение. Но скорее всего этот способ уже "заигран" теми, кто ушел раньше, несколько поколений назад. Дельты ближайших рек, таким образом, заняты соседними племенами "бывших своих", которые легко могут встретить незваных гостей полновесной дубиной. Значит, плыть надо не вдоль берега, а в открытое море - неизвестные возможные неприятности все же предпочтительнее известных и гарантированных.
Второй вопрос - с кем он уходил? Ясно, что со своими сторонниками, т.е. с теми, кто совершенно добровольно выбрал его в качестве будущего лидера. Ясно, что только с теми из них, кто достаточно здоров, чтобы выдержать длительное (возможно - не один месяц) плавание. Наконец ясно, что только с теми, кто обладает какими-то полезными на новом месте качествами - умом и хитростью, талантом предвидения, знанием ремесел, боевыми навыками, большой физической силой и выносливостью. Разумеется, в кампании должно быть как можно больше людей, знающих море и навигацию - ясно, что некоторые погибнут в пути, а если экспедиция останется без навигаторов, это - верная гибель для всех.
Третий вопрос - с кем он приходил к новым берегам. На первый взгляд, вопрос выглядит глупо: мы только что определили "стартовый состав" и он может лишь сократиться за счет "естественной убыли" участников. Но на самом деле, состав экспедиции, все же кардинально изменится. На старте это - просто группа волонтеров (пусть даже и перспективных). На финише - это сработавшаяся профессиональная команда, где про каждого известны его возможности и где каждый понимает другого с полуслова.
Обратимся к достаточно авторитетному теоретику истории А. Тойнби - вот что он пишет по этому поводу: "Стимулирующее действие морского пути, возможно, самое сильное среди всех, которым подвергаются мигрирующие народы... Связующим элементом этой системы было уже не кровное родство, а всеобщее подчинение свободно выбранному вождю и всеобщее уважение к свободно принятому закону, который носит на языке современной западной политической мифологии название "общественный договор"... Корабельная команда, каждый член которой - выходец из своего района и из своей группы родства, - это объединение с целью завоевания новой заморской родины и последующей защиты своих завоеваний." (А.Тойнби. "Постижение истории")
А сейчас представим себе, что путешествие прошло успешно и команда (уже команда) высадилась на совершенно новой для них земле.
Земля! Плавание почти закончено - остается лишь найти место для высадки и основания нового поселения. Разумеется, оно будет в дельте реки (или хотя бы ручья, если реки не найдется). Дальше конкретика заканчивается - и начинается почти что абстракция.
Здесь все чужое - фауна, флора, климат и даже геология. Переселенцы знают обо всем этом меньше, чем мы о марсианских природных условиях. При этом надо из чего-то соорудить жилье, из чего-то еще сделать хозяйственную утварь (ясно, что с собой взяли только самое необходимое). Одновременно приходится быть готовыми защищать себя с первого же шага на берег. По ходу дела надо разобраться, что здесь растет, кто здесь водится и насколько то и другое съедобно, а также на сколько оно опасно, что здесь есть (и чего здесь нет) из полезных ископаемых. Переселенцам предстоит столкнуться с особенностями местного климата и природных циклов, с поведением сухопутных и прибрежных живых существ, а также (возможно) с местными племенами, привычки которых могут оказаться достаточно скверными для пришельцев....
Так начинается период неизбежного, жизненно необходимого изобретательства, каковой период займет несколько поколений. Если изобретательство не удалось, то нашего героя ждет неудача - проще говоря, собственная гибель, гибель тех, кто ему доверился, гибель рода. В случае же успеха - возникает новое племя, а затем, быть может, и новый этнос.
Опять слово А.Тойнби: "В городе-государстве, созданном по этому принципу, "клетками" новой политической организации стали не родственники, связанные общим происхождением, а "племена", представляющие собой судовые экипажи; и эти судовые экипажи, выходя на сушу, продолжают поддерживать оправдавшую себя корабельную организацию. Скооперировавшись в пути, что неизбежно, когда люди оказываются "в одной лодке" перед лицом общей опасности, они предпочитают и дальше жить и действовать в соответствии с заведенным на корабле порядком. На суше, как и на море, дружба оказывалась более существенным элементом, чем родство, а приказы избранного и наделенного полномочиями лидера - более авторитетными, чем подсказки обычая и привычки. Фактически из группы судовых экипажей, объединившихся для завоевания новой родины и создавших в результате новый город-государство, который впитал в свою систему местные "племена", родились городской магистрат и идея городского самоуправления." (Там же)
Тойнби в этом фрагменте говорит об истоках формирования элегантной социокультурной системы полисов Эллады, мы же (напоминаю) рассматриваем период между 50-м и 40-м тысячелетиями до н.э.. Мы говорим о первых морских мигрантах, чисто случайно выигравших главный приз в "морскую рулетку". Они еще не умели этим призом воспользоваться - поскольку не владели достаточно надежными приемами навигации. Они умели только доплыть туда, где, возможно, есть что-то интересное. Как вернуться обратно они не знали - так что их билет был только в один конец. Если бы даже им удалось чудом вернуться домой, они не смогли бы достаточно точно воспроизвести свой маршрут, чтобы найти ровно то место, где основали свое поселение. Иначе говоря, они еще не могли организовать планомерную колонизацию вновь открытых земель. Но старт большой игре был дан. Следующие выигрыши уже не были такими случайными, а победители уже знали кое-что о том, как этими призами пользоваться. И последствия были гораздо серьезнее, чем те, на которые Тойнби указывает в приведенном фрагменте. Впрочем, не будем забегать вперед.

7. Игра в карты.

"Люди как-то легко свыклись с мыслью, что уже все открыто и описано.
В общем, все в этом мире ясно и легко объяснимо.
А мне выпала такая судьба - наталкиваться на новые вещи, порой идущие вразрез
с теориями и утверждениями, которые все считают уже доказанными.
На окружающий мир я всегда смотрю открытыми глазами"
(Т. Хейердал)

Учёные (не историки), занимающиеся этногенезом народов Океании и Америки говорят о древних морских миграциях, как об установленном факте. Технология таких миграций почти не изучена, а она наверняка существовала и логично предположить, что она не исчерпывалась простейшими принципами ориентации в открытом море. Если целые племена (пусть даже и небольшие) многократно совершают подобные путешествия и переселения, то у них необходимым образом развивается навигация и картография.
Этнографам хорошо известна способность первобытных племен Океании, а также приморских народов Азии и Америки к ориентированию, к фиксации знакомого рельефа и передаче таких сведений в форме картографического наброска. В отношении народов Океании предполагается,
что полинезийские жрецы выполняли и функции навигаторов - им были известны конфигурации морских течений и господствующих ветров, они также владели звездной навигацией и, возможно, еще какими-то навигационными приемами, ныне утраченными (отчасти - за ненадобностью, отчасти - за забывчивостью).
В начале XX в. российский этнограф Б.Ф. Адлер провел весьма серьезные исследования карт первобытных народов - в т.ч. и народов Океании. Как оказалось, существует целый набор разновидностей таких карт - с различными функциями и, соответственно, с различными типами фиксируемой на них информации. На самом деле, это были не столько карты, сколько графическая легенда маршрутов - где помимо контуров берегов давалось описание особенностей моря, указания на расстояния прямой видимости тех или иных ориентиров, схемы взаимного расположение островов и схемы течений. Такие карты зачастую охватывали довольно значительные зоны, как например Маршалловы острова и соседние архипелаги - морской регион, превышающий по площади - 6 млн. кв.км. К началу XX в., когда проводились исследования, древние картографические навыки уже были практически утрачены и даже смысл ранее созданных карт был далеко не всегда понятен местным жителям.
В отношении звездной навигации - астрономические зарисовки появляются около100 тысяч лет до н.э.. К 50 тысячелетию до н.э. вероятно уже существует примитивный календарь. В интервале 50-15 тысячелетий до н.э. астральные рисунки усложняются, в них отражаются довольно сложные закономерности поведения Луны, Солнца и звезд. Звездные карты, относящиеся к 15 тысячелетию до н.э. обнаружены, в частности, в упоминавшейся выше пещере Ласко (Франция). На них вполне узнаваемым образом изображены созвездия Лиры, Лебедя, Орла и Плеяды.
Зафиксируем один банальный, но важный вывод. В условиях, когда люди уверенно пользуются, картами, описаниями ориентиров, календарями и навигационными схемами (в т.ч. и астрономическими), отсутствие счета и письменности представляется технически невозможным - хотя бы потому, что любая символическая конструкция из числа описанных выше, уже является разновидностью как того, так и другого. Не пользоваться в таких условиях пиктографическим письмом для передачи информации и не вести хозяйственных подсчетов просто для порядка, было бы как минимум странно. Людям эпохи мезолита подобные странности были несвойственны - поэтому они делают и то и другое. Иначе говоря, пиктографическая письменность и счет у них присутствуют и широко используются всеми слоями первобытного населения.
Палеолингвистика XXI в. позволила установить определенное сходство между семью видами древнейшей пиктографической письменности: древнеиндийской, древнекитайской, шумерской, древнеегипетской, критской, ольмекской (древняя Мезоамерика), и океанийской. Последняя, сохранившаяся на о. Рапа-нуи (о. Пасхи) и именуемая "кохау ронго-ронго", оказалась в некотором смысле "корневой" системой для остальных. Фокус в том, что последней вообще не должно было существовать в природе - Рапа-Нуи маленький осторов в 4000 км. от ближайшего побережья (Чили). Ролью этого островка в истории цивилизации мы еще займемся - но всему свое время. Есть гипотеза о распространении письменности типа "ронго-ронго" из Китая - на остров Пасхи, затем - в Южную Америку - но она никак не объясняет находок образцов подобной письменности в Европе, Австралии, Новой Зеландии и Африке. При этом сопоставление образцов из разных регионов указывает, что в какой-то "доисторический" момент письменность типа "ронго-ронго" распространилась по планете необычайно быстро. Исходя из общепринятых исторических воззрений, совершенно невозможно объяснить, как это могло случиться. В дальнейшем мы увидим: описанное выше историко-лингвистическое безобразие вполне объяснимо и даже естественно - если рассматривать РЕАЛЬНУЮ (а не общепринятую) историю.
Что же касается собственно карт - то с ними все еще интереснее. Общепринятая история утверждает следующее: Первые карты, учитывающие сферичность земли, появились в Элладе около III в. до н.э. В качестве крупнейшего достижения того периода предъявляется карта мира Птолемея (II в.) на которой изображен "Старый свет" - кусочек Восточной Атлантики, Евразия южнее Балтийского моря и Северная Африка. Южнее истоков Нила, Африка Птолемея ползет на Восток вдоль экватора и, чуть-чуть не достав до Филиппин, разворачивается на Север. Там она мертвой хваткой впивается в Китай, превращая таким образом Индийский океан в огромное внутреннее море. Карта Птолемея, несмотря на жуткое, даже по меркам древней Эллады, надругательство над Африкой, была бестселлером в течение полутора тысячелетий. Она выдержала последнее издание в 1478 г. и сошла со сцены лишь после открытия Америки Колумбом в 1492 - 1503 г. и Тихого Океана Магелланом в 1521 г.. Следующим бестселлером становится карта Меркатора 1569 г., каковая и является прототипом для современных карт мира с разделением на западное и восточное полушарие (эта картографическая проекция так и называется - меркаторовская).
Здесь начинаются странности, необъяснимые в рамках общепринятой истории. Дело в том, что на карте присутствует не только Америка и Тихий океан. Там присутствует что-то похожее на Австралию (которую откроет Янсзон в 1606 г.) и, что еще хуже, присутствует Антарктида (которую откроют Беллинсгаузен и Лазарев в 1820 г.). Меркатор видимо не смог корректно перенести данные с первоисточников на свою карту - поэтому по мере приближения к полюсам его карта становится гротескной - Аляска, приполярная Евразия и Антарктида разбухают примерно вдвое по сравнению со своими реальными размерами.
Впрочем, при внимательном ознакомлении с картографическим наследием XVI в. оказалось, что подобных карт существует целая куча - причем все достаточно известные, так что подделка исключена. Карта Ортелиуса (1571 г.), реализующая развертку карты мира без разделения на полушария - и тоже с вполне узнаваемой Антарктидой, а также чем-то вроде Австралии и Новой Зеландии. Впрочем, она тоже содержит ряд существенных искажений, связанных с некорректным переносом данных из неизвестных первоисточников. Более ранняя карта Финея (1531 г.) с разбиением на северное и южное полушарие - так что Антарктида прекрасно прорисована прямо посредине "южной половины" карты. Здесь искажений уже гораздо меньше, чем на более поздних картах. Наконец, самая ранняя и самая точная из таких карт - карта Пири Рейса (1513 г.), где прекрасно прорисованы и Южная Америка (которую в то время еще не успели толком исследовать) и Антарктида. Мало того, Пири Рейс, с солдатской прямотой указал, что при составлении своей карты использовал около 20 античных карт "времен Александра Великого" (т.е. Александра Македонского, IV в. до н.э.). При этом точность и степень детализации самой карты, хотя и далека от современных стандартов, но гораздо выше, чем ей полагалось бы быть середине XVI в. По уровню исполнения карта ближе к середине XVIII в.
Слово специалистам: "Географические подробности, изображаемые в нижней части карты, прекрасно согласуются с данными сейсморазведки... Мы не представляем, каким образом согласовать данные этой карты с предполагаемым уровнем географической науки в 1513 г."
(подполковник Ольмейр, техническая разведка ВВС США, из письма Ч.Хэпгуду, 06.07.1960 г.)
Казалось бы, при чем тут сейсморазведка - речь ведь идет не о геологии, а о картографии. Оказывается, очень даже при чем. На карте Пири Рейса, как и на всех прочих перечисленных картах присутствует не та Антарктида, которую открыли в XIX в., а несколько другая - та, какой она была где-то между 15-м и 5-м тысячелетием до н.э. Дело в том, что в этот период происходило глобальное потепление, в ходе которого существенная часть Антарктиды лишилась ледникового покрова. Потом началось похолодание, рост ледяной шапки и, к 4-му тысячелетию до н.э., лед покрыл весь континент. Именно контуры континента подо льдом и были определены методами сейсморазведки, на которые ссылается Ольмейр.
Иначе говоря, даже во времена Александра Македонского, карты, подобного рода уже были невообразимо древними. Впервые на это обстоятельство обратили внимание проф. Чарльз Хэпгуд и д-р. Ричард Стрейчан. Они провели каталогизацию древних карт (вернее их копий, относящихся к в основном к XVI в. ), а также их приведение к современной координатной сетке и соотнесение с палеогеографическими данными. Они же обратили внимание на наличие на карте Финея ледяной шапки в центре Антарктиды и рек, текущих от нее к океану.
Самую полновесную свинью подложил традиционным историкам французкий академик Буаше. В 1737 году он опубликовал карту Антарктиды, где она полностью лишена ледяного покрова. В середине Антарктиды изображено водное пространство, разделяющее ее на два субконтинента. Заметим: современные геофизические и топографические исследования, проводившиеся в второй половине XX в., показывают, что Антарктида действительно является архипелагом (точнее, являлась таковым при том уровне океана, который был характерен для пика глобального потепления). В "исторический" период Антарктида уже была покрыта ледяным куполом, который в настоящее время имеет толщину более 1500 метров.
Итак, все перечисленные карты были составлены в "доисторичекий" период, причем если карта Финея отражает состояние дел в 5-м - 6-м тысячелтии до н.э., то карта Буаше, возможно, относится к примерно к 10-му - 12-му тысячелетию.
А что же говорят "официальные историки" по этому поводу? Оказывается, изображение Антарктиды на древних картах связано с натурофилософским представлением о необходимости баланса суши между северным и южным полушарием. Т.е. по их мнению эти изображения являются простым совпадением философии с географией. При попытке представить себе как такое могло случиться, возникает очередное видение.
Управление технической разведки ВВС США. Звонок телефона.
"Это Филипп Буаше, Французкая академия наук. Видите ли, я составляю атлас мира и мне кажется, что районе южного полюса непременно должна быть какая-то большая земля - иначе юг нашей планеты был бы несколько недогружен".
"Так точно, сэр. Она там есть".
"Я так и знал. И что же она собой представляет?"
"Согласно новейшим данным, сэр, это бывший архипелаг, в настоящее время покрытый льдом".
"Вот как? Очень любопытно. А у вас не найдется карты этого архипелага? Если это не какая-нибудь военная тайна."
"Нет проблем, сэр. Это совершенно открытая информация. Вам карту со льдом или без льда?"
"Пожалуй, без льда".
"Окей, сэр. Включайте факс".
Раздается сирена. Это едет "скорая помошь", выводить историка из состояния острого галлюциногенного психоза...

8. Игра в молчанку и танцы на волнах.

"Есть такая страна посреди винно-цветного моря, -
Крит прекрасный, богатый, волнами отовсюду омытый.
В нем городов - девяносто, а людям, так нету и счета.
Разных смесь языков. Обитает там племя
ахейцев, этеокритов отважных, кидонских мужей;
разделенных на три колена дорийцев; пеласгов божественных племя.
Кнос - между всех городов величайший на Крите.
Царил в нем девятилетьями мудрый Минос, собеседник Зевеса."
(Гомер "Одиссея" песнь XIX)

Как и было обещано, мы возвращаемся к минойскому Криту, который как минимум полтора тысячелетия (с XXX по XV в. до н.э.) торчит посреди Средиземного моря, как огромная заноза в теле "официальной" исторической концепции. Цивилизация, возникшая вопреки общепринятой философии истории, устроенная и развивающаяся не там и не так, как это положено древним царствам. Со всех сторон "неправильная" и "неисторичная" держава, которая во времена древнего Египта и Шумера контролировала все известные, а быть может - и неизвестные народам "Старого Света" моря.
Посмотрим как выглядит средиземноморский регион в 6-м - 7-м тысячелетии до н.э.. Оказывается, здесь построено уже множество городов. Это, в частности, Иерехон в Иордании, Джантия на Мальте, Чатал-Хююк в Анатолии, Сескло в Фессалии, на Крите же древние города обнаруживаются под всеми более поздними (т.н. "дворцовыми") городами 2-го - 3-го тысячелетия до н.э.. - Кносс Фест, Маллия... Правда, согласно исторической традиции, их не принято называть "городами", т.к. они "первобытные" (старше 3050 г. до н.э.).
В Чатал-Хююке уже существуют храмы с изображениями и скульптурами быков, совершенно такими же, как на минойском Крите. В Сескло уже есть классический эллинский акрополь, укрепленный стеной и рвом. В Иерехоне есть древний храм, совершенно той же конструкции, что характерна для минойского Крита.
Если верить Гомеру (а какие у нас, собственно, есть основания ему не верить) - то в XII в. до н.э. на Крите обитали некие племена, возможно, объединенные под общим именем "пеласги". Причем обитали уже очень давно - раз успели построить 90 городов и удостоились эпитета "божественные". Кто такие пеласги - это особая тема. Энциклопедия дает следующую лаконичную характеристику: "Пеласги (греч. Pelasgoi), согласно античной традиции, догреческое население Греции Древней (Ю. Балканского полуострова, островов Эгейского моря, Фессалии, Эпира, Крита, западного побережья Малой Азии). Археологические раскопки подтверждают близость культур догреческого населения всех этих районов." (Большая советская энциклопедия - БСЭ )
А теперь приведем два мнения по этому поводу.
Мнение первое:
"Все, что греки насочиняли о первобытном доэллинском населении пеласгов, не имеет для истории никакой ценности." (Р. фон Пельман "Доисторическое время и крито-микенская эпоха.")
Мнение второе:
"Пеласги - это Греция до греков, Палестина до евреев, Магриб - до финикийцев, Италия до этрусков, Англия до кельтов... Большинство городов, которые ныне почитаются греческими, были основаны пеласгами (Афины, Аргос, Коринф, Иолк и т.д.). Излюбленное название пеласгийских городов - Ларисса. В процессе расселения пеласгов это имя появилось на огромной территории: от Черного моря до Сирии, от Северной Месопотамии до Северной Италии. До нашего времени дожила только одна Ларисса - Ларисса Пеласгийская на севере Греции. Стены своих городов пеласги слагали из гигантских, тщательно пригнанных друг к другу камней. Эти стены назывались у греков циклопическими или стенами пеласгов. Греки, пришедшие на Балканы много позднее пеласгов, именно от последних переняли навыки мореходства." (А.Афанасьев. "Филистимляне - забытый народ").
Первое мнение принадлежит, как нетрудно догадаться, представителю "официальной" истории, второе - представителю истории "неофициальной" или "альтернативной".
Кому верить?
Если "альтернативщику" Афанасьеву - то всю "официальную" древнюю и античную историю можно смело выбрасывать на помойку.
Если "официальному" историку фон Пельману - то на помойку надо выбрасывать все 9 томов "истории" Геродота, Гомера считать писателем-беллетристом, а самих пеласгов приравнять к наядам, дриадам и прочей сказочной антропоморфной фауне.
Поясняем, какое пеласги имеют отношение к Геродоту и его "истории".
"А прочие боги, имена которых, по словам египтян, им неизвестны, получили свои имена, как я думаю, от пеласгов, кроме Посейдона, который происходит из Ливии. Ведь первоначально ни один народ не знал имени Посейдона, кроме ливийцев, которые издревле почитали этого бога. Однако у египтян нет обычая почитать героев. Эти и еще много других обычаев, о которых я также упомяну, эллины заимствовали у египтян. Напротив, обычай изображать Гермеса с напряженным членом, эллины восприняли не от египтян, а от пеласгов. Первым эллинским племенем, перенявшим этот обычай, были афиняне, а от них переняли уже все остальные. Ведь в то время, когда афиняне уже считались эллинами, пеласги поселились в Аттической земле, почему с тех пор и население Аттики также стало считаться эллинским. Всякий, кто посвящен в тайное служение Кабиров, совершаемое на Самофракии и заимствованное от пеласгов, тот поймет меня. Ведь Самофракию прежде населяли те пеласги, которые впоследствии поселились среди афинян, и от них-то самофракийцы переняли эти таинства. Итак, афиняне первыми из эллинов стали делать изображение Гермеса с прямо стоящим членом и научились этому от пеласгов. А у пеласгов было об этом некое священное сказание, которое открывается в Самофракийских мистериях. В прежние времена, как я узнал в Додоне, пеласги совершали жертвоприношения богам, вознося молитвы, но не призывали по именам отдельных богов. Ведь они не знали еще имен богов. Имя же боги [yeoi] пеласги дали им потому, что боги установили [yentew] мировой порядок и распределили все блага по своей воле. Только спустя долгое время они узнали из Египта имена всех прочих богов (кроме имени Диониса, с которым познакомились гораздо позднее). Потом они вопросили об этих именах оракул в Додоне. (ведь это прорицалище считается древнейшим в Элладе и в то же время было единственным). Так вот, когда пеласги вопросили оракул в Додоне, следует ли им принять имена богов от варваров, оракул дал утвердительный ответ. С этого-то времени пеласги стали при жертвоприношениях употреблять эти имена богов. А от пеласгов впоследствии их переняли эллины." (Геродот, История, книга II Евтерпа).
Хорошенькое дело! Оказывается, древние египтяне с точки зрения пеласгов не носители всяких древних знаний, а примитивные дикари, "варвары". Вернемся к Геродоту и его Истории.
"Что до афинян, то они в то время, когда пеласги владели так называемой ныне Элладой, были пеласгами и назывались кранаями. А при царе Кекропе их называли кекропидами. Когда же затем царем стал Эрехфей, они получили имя афинян и, наконец, по имени их предводителя Иона, сына Ксуфа, - ионян" (Геродот, История, книга VIII, Урания).
Обороты "были" и "назывались" в отношении принадлежности к пеласгам, кажется, не случайны. Возникает ощущение, что Геродот имеет в виду не принадлежность к этносу, а образ жизни или род занятий. Это - не оговорка, поскольку повторяется в разных томах геродотовой истории. А сейчас ответим на поставленный вопрос: какой истории верить - "официальной" и христианской либо "альтернативной" и античной. Здравый смысл подсказывает, что надежнее будет согласится с "альтернативным" Афанасьевым и, соответственно, поверить Геродоту и Гомеру (а также Гесиоду, Еврипиду и многим другим античным авторам).
Во-первых, античные авторы (в отличие от современных "официальных" историков) жили в древней Элладе и описывали собственную историю. Гомер пишет, что город Аргос "пеласгический", Фтия "холмная" и "славная жен красотою", а Эгейское море - "винноцветное", не потому, что хочет кого-то убедить. Он просто строит поэтические эпитеты из общеизвестных (в его время) фактов. Иначе говоря, в гомеровское время пеласгическое происхождение Аргоса так же общеизвестно, как цвет Эгейского моря, холмы Фтии и красота тамошних женщин. То же касается и Крита, населенного все теми же пеласгами, с его 90 городами, удивительным смешением языков и колоссальным богатством.
Во-вторых, существует топонимика древних городов Эллады, которая согласуется с историей Геродота, но совершенно не согласуется с современной "официальной" историей. Древнейшие городские стены (в т.ч. в Афинах, Аргосе, Тиринфе), сложенные из больших блоков дикого камня, до сих пор называются "пеласгическими". Официальная история, отрицающая существование пеласгических стен, оказываются в положении учительницы из школьного анекдота. Учительница как известно, убеждала мальчика, что слова "жопа" нет, мальчик же ответил: "как это так - жопа есть, а слова нет!?".
Наконец, в-третьих, существуют еще и практика, а она такова. В XIX в. "официальная" история считала Трою и Микены сказками - однако Шлиман поверил Гомеру и нашел Трою, а затем Микены. До начала XX в. "официальная" история считала такой же сказкой минойский Кносс (и вообще всю цивилизацию минойского Крита) - однако Эванс поверил Гомеру и нашел Кносс. Заметим: с помощью своей якобы научной концепции "официальные" историки за 500 лет не нашли даже дырки от бублика.
Так что будем исходить из практики - т.е. из того, что надежнее верить тем мифам, которые зафиксировали Гомер, Гесиод, Геродот и другие античные авторы, а не тем мифам, которые выдумали христианские историки XIV - XVII в.
А сейчас вернемся к минойскому Криту. Греческий миф о начале минойской эпохи в общих чертах выглядит так: бог Зевс, превратившись в белого быка, похитил дочь сидонского (по другой версии - Тирского) правителя Агенора Европу и доставил ее на Крит, где она родила ему трех сыновей, в т.ч. того самого Миноса. По ходу дела Европа оказалась женой критского правителя Астерия, а Минос, соответственно, унаследовал мощнейшую морскую державу и обложил данью прибрежные города. Афины, в частности, обязаны были помимо прочих платежей, раз в 9 лет отсылать на Крит 7 юношей и 7 девушек, которые, согласно мифу, пожирались жившим в лабиринте особо хищным человекобыком по имени Минотавр (внебрачным сыном жены Миноса от другого быка). Покончил с этой антигуманной практикой некто Тесей. Он убил Минотавра и бежал в Афины вместе с дочерью Миноса Ариадной (которая, впрочем, покинула его по дороге и вышла замуж за Диониса). Лабиринт же был построен афинянином Дедалом, который бежал к Миносу на Крит, спасаясь от уголовного преследования за убийство. Через некоторое время он бежал и от Миноса вместе со своим сыном Икаром (придумав для этой цели нечто вроде дельтаплана). Икар не справился с управлением и погиб, а Дедал добрался до Сицилии и нанялся к тамошнему правителю, из-за чего между сицилийцами и Миносом возник спор. Прибывший на Сицилию Минос был убит (как сказали бы сейчас: "в криминальной разборке с сицилийской мафией"). Впоследствии Дедал вернулся в Афины (где дело об убийстве, видимо, уже прекратили) и основал там серьезный семейный бизнес.
Но вернемся к последствиям эротических похождений Зевса.
У Агенора Сидонского (или Тирского), кроме дочки Европы было три сына: Фойникс, Киликс и Кадм. Всех троих он отправил как бы на поиски дочери. Занимаясь как бы этими поисками, каждый из сыновей оккупировал по приличному куску территории на различных морских побережьях. Так образовалась Финикия, Киликия и Кадмея соответственно. Здесь мы видим ряд странностей.
Относительно Финикии - Сидон и Тир (современный Южный Ливан), где правил папаша Агенор уже были финикийскими городами. Может быть, Фойникс перевалил через Суэцкий перешеек и основал ту Финикию на Красном (или пурпурном - Phoenix) море, о которой упоминает Геродот?
По поводу Киликии (современная Южная Турция между заливами Мерсин и Анталья) - официально она существовала только в качестве провинции (и только с IV в. до н.э.), хотя под именем Hilakku была известна по месопотамским надписям 3-го тысячелетия до н.э..
Причины этого мы рассмотрим чуть позже.
А теперь перейдем к Кадмее. Кадмея - это первое название древнего города Фивы (в Беотии, Греция). Согласно мифу, Кадм убил дракона, а его зубами засеял поле - и в качестве всходов выросли воины, которые и составили Кадму кампанию в плане основания города.
За комментариями обратимся к специалисту по мифологии.
"Офион, или Борей, - это змей-демиург из древнееврейских и египетских мифов; в предметах древнего средиземноморского искусства богиня постоянно изображалась вместе с ним. Пеласги, рожденные из земли и претендующие на то, что они возникли из зубов Офиона, вероятно, были неолитическими людьми, носителями культуры "раскрашенной керамики". Они пришли в материковую Грецию примерно в середине четвертого тысячелетия до н.э. Население раннеэлладской культуры, мигрировавшее из Малой Азии через Киклады, обнаружило их на Пелопоннесе семью столетиями позже. Однако пеласгами с легкостью стали именовать вообще всех доэллинских обитателей Греции. Так, Еврипид (по свидетельству Страбона V. II.4) указывает, что пеласги приняли имя данайцев по пришествии в Аргос Даная и его пятидесяти дочерей... Страбон в том же отрывке сообщает, что люди, жившие в Афинах, были известны под именем "пеларгов" ("аисты") ; не исключено, что это была их птица-тотем." (Р.Грейвс. "Мифы древней Греции. Мифы творения. Пеласгический миф творения").
По поводу аистов позволим себе слегка поправить Грейвса. Для этого вспомним океанийскую легенду о солнце на парусе и птице, которая всегда укажет путь. Пути миграции аистов, как известно, проходят из Европы через Средиземное море и далее - в Южную Африку. При этом они делают остановки на островах, в Малой Азии и на Ближнем Востоке - иначе говоря, пересекают море ровно по тем же маршрутам, что и пеласги (точнее пеласги следовали маршрутами аистов). Отсюда, видимо, и прозвище.
Теперь, в порядке продолжения - несколько слов о Данае. Согласно греческой мифологии, Ио (как и Европа) была похищена Зевсом, увезена в Египет, где и родила сына по имени Эпаф. У Эпафа, в свою очередь, был сын по имени Бел, а у него - два сына: Египт и Данай. Египт владел всей долиной Нила (т.е. Египтом), а Данай - Ливией (т.е. остальной Африкой). Позже из-за конфликта с братом Данай бежал в Аргос (но это уже другая история). Что же касается имени Бел - то в Вавилоне Бел - Мардук, сын морского бога Эа, почитался как основатель первой династии. Это - не случайное совпадение. Так, быки, ритуальные изображения которых мы видим в Шумере почти не отличаются от таковых в Анатолии и на Крите. Название города Ларса, основанного в дельте Евфрата, в 4-м тысячелетия до н.э., с учетом древней экономии на гласных, можно читать как "Ларисса" (излюбленное название города у пеласгов).
Ларисса, кстати - это морская чайка. Вообще мотив морской птицы пронизывает всю пеласгическую мифологию, включая обычаи, топонимику и космогонию.
Опять-таки обратимся к Грейвсу и изложим древнейший миф об Эвриноме - "далеко блуждающей", той самой богине, которая более известна в европейской мифологии под именем Дана, и которую, возможно, изображали статуэтки "палеолитических Венер", известные с 30-го тысячелетия до н.э.
"В начале Эвринома, богиня всего сущего, восстала обнаженной из Хаоса и обнаружила, что ей не на что опереться. Поэтому она отделила небо от моря и начала свой одинокий танец над его волнами. В своем танце она продвигалась к югу, и за ее спиной возникал ветер, который ей показался вполне пригодным, чтобы начать творение. Обернувшись, она поймала этот северный ветер, сжала его в своих ладонях - и перед ее глазами предстал великий змей Офион. Чтобы согреться, Эвринома плясала все неистовей, пока не пробудилось в Офионе желание, и он обвил ее божественные чресла, чтобы обладать ею... Затем превратилась она в голубку, села, подобно наседке, на волны и по прошествии положенного времени снесла Мировое яйцо. По ее просьбе Офион обернулся семь раз вокруг этого яйца и высиживал его до тех пор, пока оно не раскололось надвое. И появилось из него все то, что только существует на свете: солнце, луна, планеты, звезды, земля и ее горы, реки, деревья, травы и живые существа... Приведенный выше вариант можно восстановить на основе беросского фрагмента и финикийских космогоний, которые цитируют Филон из Библоса и Дамаскин; на основе беотийской легенды о зубах дракона..." (Там же).
В порядке комментария: судя по мифологии, пеласги - не просто морской народ, но народ, который полностью ориентирован на море и все, что связано с морем. Чтобы выяснить, что же в этом море (а точнее в морях) происходило, вновь обратимся к Геродоту.
"По словам сведущих среди персов людей, виновниками раздоров между эллинами и варварами были финикияне. Последние прибыли от так называемого Красного моря к Нашему морю и поселились в стране, где и теперь еще живут. Финикияне тотчас же пустились в дальние морские путешествия. Перевозя египетские и ассирийские товары во многие страны, они, между прочим, прибыли и в Аргос. Аргос же в те времена был самым значительным городом в стране, которая теперь называется Элладой. Когда финикияне прибыли как раз в упомянутый Аргос, то выставили свой товар на продажу. На пятый или шестой день по их прибытии, когда почти все товары уже были распроданы, на берег моря среди многих других женщин пришла и царская дочь. Ее имя было Ио, дочь Инаха; так же называют ее и эллины. Женщины стояли на корме корабля и покупали наиболее приглянувшиеся им товары. Тогда финикияне по данному знаку набросились на женщин. Большая часть женщин, впрочем, спаслась бегством, Ио же с несколькими другими они успели захватить. Финикияне втащили женщин на корабль и затем поспешно отплыли в Египет. Так-то, говорят персы, Ио попала в Египет. Эллины же передают это иначе. Событие это послужило первой причиной вражды. Затем, рассказывают они далее, какие-то эллины (имя они не могут назвать) прибыли в Тир Финикийский и похитили царскую дочь Европу. Должно быть, это были критяне. Этим они только отплатили финикиянам за их проступок. Потом эллины все-таки снова нанесли обиду варварам. На военном корабле они прибыли в Эю в Колхиде и к устью реки Фасиса. Завершив там все дела, ради которых прибыли, эллины затем похитили царскую дочь Медею. Царь колхов отправил тогда в Элладу посланца с требованием пени за похищенную и возвращения дочери. Эллины, однако, дали такой ответ: так как они сами не получили пени за похищение аргивянки Ио, то и царю ничего не дадут.
Затем в следующем поколении, говорят они, Александр, сын Приама, который слышал об этом похищении, пожелал умыканием добыть для себя женщину из Эллады. Он был твердо уверен, что не понесет наказания, так как и эллины тогда ничем не поплатились. После того как Александр таким образом похитил Елену, эллины сначала решили отправить посланцев, чтобы возвратить Елену и потребовать пени за похищение. Троянцы же в ответ бросили им упрек в похищении Медеи. Тогда ведь, говорили они, сами эллины не дали никакой пени и не возвратили Медеи, а теперь вот требуют пени от других. До сих пор происходили только временные похищения женщин. Что же до последующего времени, то, несомненно, тяжкая вина лежит на эллинах, так как они раньше пошли походом в Азию, чем варвары в Европу. Похищение женщин, правда, дело несправедливое, но стараться мстить за похищение, по мнению персов, безрассудно. Во всяком случае, мудрым является тот, кто не заботится о похищенных женщинах. Ясно ведь, что женщин не похитили бы, если бы те сами того не хотели." (Геродот, История, Книга I Клио).
Не правда ли, прочтение этого фрагмента производит весьма странное впечатление?
Кажется, что речь идет не о разных странах, а о десятке деревень, разбросанных по побережьям как минимум трех морей (Средиземного, Красного и Черного), а если быть более точным - об одной большой деревне. Перемещаясь с места на место, торгуя, или просто болтаясь без дела, довольно-таки бесшабашные жители этой деревни иногда прихватывают у соседей то, что плохо лежит, а иногда уводят чужих жен и романтически настроенных девушек. Разумеется, возникают скандалы в том же, вполне деревенском стиле - о чем и пишет Геродот. Как это обычно бывает в деревне, все про всех все знают - кто откуда пришел, кто у кого что взял, кто кому за что не заплатил.
Критяне и финикийцы, эллины и колхи, называются так или иначе не по племенному принципу, а по названию того места, где они живут в данный момент. Финикийцами, например, называются те, кто живет на море Phoenix (красном), т.е. как бы на выселках. Поэтому они считаются колобродами и всегда оказываются крайними ("виновниками... были финикияне." - см. выше). Критянами называются те, что живут на острове Крит, в середине "нашего" (!) моря - и поэтому на них тоже при случае вешают всех собак ("какие-то эллины... должно быть, это были критяне." - см. выше). По такому же принципу, те, что живут на архипелаге Киклады (недалеко от Крита), называются Киклопами - а как же им еще называться?
"Киклопы, циклопы, в древнегреческой мифологии одноглазые великаны, сыновья Урана и Геи. По наиболее древним представлениям, они изготовили для Зевса молнии - стрелы, с помощью которых тот одолел титанов. К. представляли и как подручных бога Гефеста в его кузнице, и как строителей мощных стен в Микенах и Тиринфе, сложенных из огромных неотёсанных камней ("киклопические постройки"). Согласно "Одиссее", К. - дикое племя, живущее где-то на западе в пещерах на отдалённом острове и не признающее над собой власти богов" (БСЭ).
Ну, не все так плохо. Учитывая, что те же самые стены, строили пеласги (о чем шла речь выше), можно предположить, что киклопы/циклопы - это те же пеласги, просто живущие на Кикладах. Их великанство, одноглазость и дикость сильно преувеличены, а вот их прохладное отношение к богам и их технические таланты вполне соответствует тому, что мы знаем о пеласгах.
Читаем дальше.
"Циклопические сооружения, киклопические сооружения, постройки из огромных каменных глыб без связующего раствора (цемента, извести и др.). Название дано древними греками подобным постройкам Эгейской культуры, поскольку их приписывали легендарным великанам - циклопам (киклопам). Остатки Ц. с. встречаются во многих странах. В археологии и истории архитектуры понятие Ц. с. в известной мере совпадает с понятием мегалитических построек (см. Мегалиты). Древнейшие Ц. с. (главным образом оборонительного и культового характера) относятся к эпохе энеолита (3-е тыс. до н. э.), большая часть - к эпохам поздней бронзы и раннего железа (конец 2-го - начало 1-го тыс. до н. э.). Наиболее яркие образцы Ц. с. - оборонительные стены Микен и Тиринфа, сардинские нураги, древние культовые постройки Балеарских островов и о. Мальта, древняя перуанская архитектура. В СССР остатки Ц. с. известны в Закавказье, Крыму, Таджикистане, Сибири." (БСЭ).
С датировками все понятно - историки, даже советские, не могли преодолеть барьер библейского потопа - поэтому раньше 3-го тысячелетия строить что-либо запрещается всем, в т.ч. и диким циклопам. А вот с географией творится что-то странное: мало этим циклопам (или пеласгам) Средиземноморья, они занимаются своим циклопизмом в Средней Азии, в Сибири и даже в Америке.
За разъяснениями Большая Советская Энциклопедия отправляет нас к статье "Мегалиты". Ну, что ж, давайте посмотрим.

9. Игра в камешки.

"Мы на твоих кораблях измерили бурное море,
Мы потомков твоих грядущих до звезд возвеличим,
Городу их даруем мы власть. Но великие стены
Ты для великих создай. Не бросай же трудов и скитаний!"
(Вергилий. Энеида, книга III)

Итак: "Мегалиты (от мега... и греческого lithos - камень), сооружения из больших блоков дикого или грубо обработанного камня. К ним относятся дольмены, менгиры, кромлехи, каменные ящики, крытые галереи. М. распространены во всём мире, кроме Австралии, преимущественно в приморских областях. В Европе М. в основном датируются эпохой энеолита и бронзового века (3-2 тысячелетия до н.э.), за исключением Англии, где М. относятся к эпохе неолита. Назначение М. не всегда можно установить. Большей частью они служили для погребений или были связаны с погребальным культом. По-видимому, М. - общинные сооружения. Их возведение представляло для первобытной техники сложнейшую задачу и требовало объединения больших масс людей." (БСЭ).
Еще веселее: оказывается, циклопы наследили практически везде, где есть море. Кроме того, началось это все-таки раньше условной "библейской" границы 3050 г. до н.э. Упомянутый неолит - это период между 7-м и 4-м тысячелетием до н.э.
А теперь по порядку.
Что касается размеров каменных блоков: обычно они весят от нескольких тонн до нескольких десятков тонн, реже - сотен тонн.
В отношении классификации. Менгиры - это просто удлиненные глыбы (иногда достигающие 20 метров в высоту и 300 тонн весом), установленные вертикально, на манер колонн. Встречаются целые поля, заставленные ровными рядами из тысяч менгиров. Иногда на двух таких вертикально установленных глыбах лежит третья. Такая штука, напоминающая грубые каменные ворота, называется трилитом. Иногда они стоят совершенно отдельно, а иногда образуют сложные кольцевые комплексы - кромлехи. Кромлехи приобрели известность благодаря британскому Стоунхенджу (который с некоторых пор стало модным использовать в качестве фона в историко-художественных фильмах). Что касается размеров - комплекс Стоунхендж занимает площадь около 1 га, высота блоков - до 7 м., вес блоков - до 50 тонн.
Наиболее распространенным типом мегалитов являются дольмены - в одной только приатлантической Франции их более 4500 штук, а на Черноморском побережье Кавказа - около 2000. Они представляют собой прямоугольные "домики" из нескольких каменных плит (стен), накрытых сверху еще одной плитой (крышей). "Классический" дольмен выполнен как глухая коробка с почти идеально круглым лазом во фронтальной стене. Бывает, однако, что контуры "коробки" лишь намечены четырьмя угловыми каменными блоками, на которых установлена плита - "крыша" (такой дольмен больше похож на огромный каменный стол с четырьмя ножками). Встречаются дольмены с составными стенами и ансамбли дольменов, образующие крытую галерею, открытую с одной стороны. Поясним насколько велики конструктивные элементы дольменов. Слово специалистам: "В 1960 году было решено перевезти из Эшери какой-нибудь дольмен в Сухуми - во двор абхазского музея. Выбрали самый маленький и подвели к нему подъемный кран. Как не закрепляли петли стального троса к покровной плите, она не двигалась с места. Вызвали второй кран. Два крана сняли многотонный монолит, но поднять его на грузовик оказалось им не под силу. Ровно год крыша лежала в Эшери, дожидаясь, когда в Сухуми прибудет механизм помощнее. В 1961 году с помощью более мощного крана все камни погрузили на автомашину. Но главное было впереди: собрать домик заново. Реконструкция была осуществлена лишь частично. Крышу опустили на четыре стены, но развернуть ее так, чтобы их края вошли в пазы на внутренней поверхности кровли, так и не смогли. В древности плиты были пригнаны друг к другу настолько, что клинок ножа между ними не пролезал. Теперь тут остался большой зазор" ("Памятники первобытного искусства" А.Формозов).
Ансамбль длинных составных дольменов - галерей, поверх которых возведен ступенчатый холм из камней, называется каирном. Больше всего каирны похожи на приземистые вытянутые пирамиды с несколькими глухими или сквозными тоннелями. Относительно размеров: каирн Барненез в Бретани имеет площадь основания около 1,5 га и высоту около 15 м. Конечно, это значительно меньше пирамиды Хеопса (4 га площади и 140 м. высоты), но зато примерно на 2000 лет древнее.
На стенах дольменов и каирнов встречается разнообразные символические рисунки, схемы и барельефы, смысл которых неизвестен.
Помимо названных выше типов, распространены также мегалитические скульптуры, пирамиды, башни-форты (нураги), стены, лабиринты, колодцы и даже ансамбли искусственных островов.
Последний тип мегалитов известен в единственном месте - Океании (острова Понапе, Леле и Косраэ, Каролинский архипелаг, Микронезия). Известность он приобрел не благодаря историкам, а благодаря туристическим фирмам, устраивающим здесь дайвинг-экскурсии. Грандиозный комплекс, построенный из базальтовых плит 2 - 5 тонн весом, включает в себя ровный прямоугольник из 92 искусственных островов общей площадью примерно 75 га, храм Нан-Мадол, морскую дамбу между Леле и Косраэ и защитные стены 6 - 8 м. высотой. Размеры подводной части искусственных островов никто точно не определял (глубина здесь около 30 м.), но достаточно калькулятора, чтобы рассчитать: этот мегалитический комплекс имеет объем в несколько раз больше, чем все великие пирамиды Египта, вместе взятые. К загадочному происхождению этого мегалиического объекта мы еще вернемся.
Одно время были сомнения о том, есть ли мегалиты в Австралии, но теперь вроде бы все согласны: да, они и там есть, хотя многие разрушены. Интересно, что они разрушены уже во 2-й половине XX в. Уникальные пирамиды в округе Гимпи взорвали из каких-то хозяйственных соображений - остались только фотографии. Во Франции такому же варварскому уничтожению чуть не подвергся упомянутый выше каирн Барненез (на его месте собирались проложить дорогу и уникальный памятник 45-го века до н.э. спасла только инициативная группа археологов и возмущенных местных жителей). Что до знаменитого Стоунхенджа - то состояние, в котором он содержится, британская пресса называет "национальным позором".
Итак, самое удивительное свойство мегалитов - не их колоссальные размеры и колоссальная древность, а стойкая нелюбовь к ним со стороны "официальных" историков.
И такая нелюбовь вполне объяснима. Если "Неудобные" письменные или графические источники можно гордо не замечать (в конце концов, кто их видел, кроме нескольких десятков энтузиастов), то не замечать архитектурные объекты размером с современный городской квартал - это уже плохой стиль. Дело в том, что если эти объекты расположены не где-то в джунглях Амазонки, а прямо посреди цивилизации (например, в двух шагах от модного курорта или на расстоянии прямой видимости от оживленной автомагистрали), не замечать их все равно не получится. Потому что с фатальной неизбежностью будет происходить примерно следующее:
Звонок историку.
"Алло, это профессор Каквастам?"
"Да, а кто это?"
"Я менеджер компании "Абзацфилмз", меня зовут Иван, Ай-ви-эй-эн. Мы снимаем забойный фильм про короля Артура. Ну знаете, который был еще до Черчилля."
"Спасибо, я знаю, - язвительно отвечает обиженный историк."
"У нас есть сцена, как рыцари круглого стола строят Стоунхендж, - продолжает Иван, - Ну, тот который ..."
"Иван, я знаю, что такое Стоунхендж, - перебивает историк, - проблема в том, что рыцари круглого стола его не строили. Происхождение этой постройки вообще не очень хорошо изучено..."
"Класс! - радостно восклицает Иван, - значит, тот парень был прав!"
"Который парень?" - осторожно спрашивает историк.
"По ТВ, - поясняет Иван, - он говорил, что Стоунхендж построили исполины. Ну, те, что в библии, примерно на третьей странице."
"Но в библии говорится о ближнем Востоке..."
"Ясное дело, - соглашается Иван, - но эти исполины были инопланетянами, они сначала построили персам Вавилонскую башню, а уж потом прилетели в Англию, где как раз был король Артур... Алло, профессор, куда Вы пропали... Алло..."
Иван вешает трубку и разъясняет сотрудникам: "Наука дает добро на исполинов-инопланетян. Надо обязательно дать в начале ролик на пару минут про Ближний Восток - профессор очень настаивал. Подберите в архиве что-нибудь из съемок иракской войны. По спецэффектам - начинайте делать полет инопланетян из Багдада в Лондон. Тоже на пару минут. И скажите бухгалтеру, чтобы начислил профессору Каквастаму гонорар, как научному консультанту - он у нас пойдет в титрах."
Бедный Каквастам - когда он увидит себя в титрах, он истратит весь гонорар на валидол...
Оставим рыцарей круглого стола вместе с библией и инопланетянами-исполинами на стройке века и вернемся к расположению мегалитов. Как уже говорилось выше, они явно тяготеют к морю, и чем дальше от него они построены, тем меньше их размеры. Впрочем, мегалитические сооружения есть и на дне моря. Первые такие мегалиты были случайно обнаружены в мае 2001 г. специалистами канадско-кубинской корпорации Advanced Digital Communications поблизости от западного побережья Кубы, на глубине около 600 метров. В последующие полтора года "донные" мегалиты были обнаружены еще в двух местах - у берегов Индии и неподалеку от японских островов.
Построены были все эти сооружения, разумеется, на суше, вот только береговая линия за прошедшие с тех пор тысячелетия, успела поменять очертания - и постройки оказались на дне. В переводе на язык цифр, это означает, что некоторые из них возведены в 8-м или даже в 10-м тысячелетии до н.э.
Вернемся, однако, на твердую землю. По представлениям народов, которые обитали в местах нахождения мегалитов в более поздний, "исторический" период, эти сооружения или "были всегда" - как горы или реки, или были возведены мифическими первопредками, а то и вовсе сверхъестественными существами. Местным жителям эти сооружения абсолютно ни к чему. Они не стали бы их строить даже если бы знали, как это сделать.
Особого внимания заслуживает исключительно часто встречающаяся в фольклоре тема пришельцев из-за моря, построивших мегалитические сооружения.
"Однажды прибыл корабль с острова Солнца. С корабля сошла высокая женщина, говорящая на незнакомом языке. Она пришла основать храм. Затем женщина взошла на свой корабль и уплыла". (из перуанского предания, записанного Гарсильясо де ла Бега).
Вот так - основала храм непонятно какой религии и отплыла навсегда в неизвестном направлении. Лаконично, просто и абсолютно непонятно.
Легенды о странных заморских людях (или не совсем людях, или совсем не людях), аналогичны у многих народов мира. То, что чужаков изображают то великанами, то карликами, то невероятными существами, с маленьким телом и огромной головой, либо наоборот, полностью лишенными головы, покрытыми чешуей или вообще не имеющими постоянного облика, легко объяснимо. Пришельцы выглядели очень непривычно, а вели себя еще более непривычно - остальное дорисовала фантазия при многократном пересказе.
Считается, что мегалиты относятся к разным эпохам - но мы рискнем предположить, что это не так - эпоха была одна, хотя и очень длительная. Что же касается времени возведения мегалитов, то современные датировки содержат некую ошибку вполне очевидного происхождения. Поскольку сами по себе мегалиты состоят из диких камней (которые образовались, возможно, миллионы лет назад) изотопному анализу подвергают не камни, а сопутствующие следы органики. Так дольмены и кромлехи обычно датируют по самым ранним кострищам, расположенным внутри них. Метод довольно сомнительный - с таким же успехом можно приписать римскому Колизею дату, указанную на брошенной кем-то из туристов пивной бутылке. Но даже такой метод датирует некоторые мегалиты приатлантической Франции серединой 5-го тысячелетия до н.э. Так или иначе, можно с уверенностью утверждать, что мегалиты старше, чем наиболее древние из известных в истории народов, населявших данную территорию.
Теперь относительно содержащегося в БСЭ утверждения что "Их [мегалитов - А.Р.] возведение представляло для первобытной техники сложнейшую задачу и требовало объединения больших масс людей.". Вывод о массовости и исключительной сложности делается обычно из истории возведения великих пирамид Египта. Возведены они были, судя по всему, около 2500 г. до н.э., и происходило это, если верить Геродоту, следующим образом:
"Так вот, до времени царя Рампсинита, рассказывали далее жрецы, при хороших законах, Египет достиг великого процветания. Однако его преемник Хеопс вверг страну в пучину бедствий. Прежде всего, он повелел закрыть все святилища и запретил совершать жертвоприношения. Затем заставил всех египтян работать на него. Так, одни были обязаны перетаскивать к Нилу огромные глыбы камней из каменоломен в Аравийских горах (через реку камни перевозили на кораблях), а другим было приказано тащить их дальше до так называемых Ливийских гор. Сто тысяч людей выполняло эту работу непрерывно, сменяясь каждые три месяца. Десять лет пришлось измученному народу строить дорогу, по которой тащили эти каменные глыбы, - работа, по-моему, едва ли не столь же огромная, как и постройка самой пирамиды... Десять лет продолжалось строительство этой дороги и подземных покоев на холме, где стоят пирамиды... Сооружение же самой пирамиды продолжалось 20 лет... После того как заложили первые камни, остальные поднимали при помощи помостов, сколоченных из коротких балок. Так поднимали с земли камни на первую ступень лестницы. Там клали камень на другой помост; с первой ступени втаскивали на второй помост, при помощи которого поднимали на вторую ступень. А Хеопс, в конце концов, дошел до какого нечестия, по рассказам жрецов, что, нуждаясь в деньгах, отправил собственную дочь в публичный дом и приказал ей добыть некоторое количество денег - сколько именно, жрецы, впрочем, не говорили." (Геродот, История, книга I, Клио).
Именно египетские пирамиды помогут ответить нам на вопрос, как строились мегалиты - вернее, как они НЕ строились. Ни один этнос или племя, в котором люди обладают хотя бы минимальным самоуважением, не позволит надругаться над собой описанным выше образом. Низведение человека до уровня скота характерно для уже сформировавшихся деспотий "восточного" типа, на территориях с относительно высокой плотностью населения, где к тому же люди насильственно прикреплены к обрабатываемым ими земельным участкам. В долине Нила 3-го тысячелетия до н.э. все эти условия присутствовали. Впрочем, даже здесь ресурсов хватило лишь на одну полноценную пирамиду (а если верить пикантной истории о сутенерстве Хеопса в отношении собственной дочери - то даже чуть-чуть не хватило). Наследнику Хеопса - Хефрену уже не хватило ресурсов на подземные сооружения для своей пирамид, хотя дорога для подвоза камней уже существовала. Следующему фараону - Микерину вообще не хватило жизни, чтобы закончить строительство - его пирамиду достраивало следующее поколение.
Ни в приатлантической Франции, ни черноморском побережье Кавказа в 5-м - 3-м тысячелетия до н.э. не было ни такой власти, ни такой плотности населения, ни такой формы стационарного земледелия. Иначе говоря, организация строительства через массовое изнасилование населения была там невозможна в принципе. Тем не менее, в этих местах в этот период времени возведены тысячи мегалитических построек.
Значит, можно с достаточным основанием предположить, что эти постройки, во-первых, имели вполне прагматическое значение (военное, хозяйственное, социальное), а во-вторых строились каким-то сравнительно разумным способом.
Интересно, что все классические мегалиты, наряду с исключительной надежностью конструкции, несут на себе отпечаток полного пренебрежения к внешней форме. Неизвестных строителей, похоже, вполне устраивал исключительно корявый вид этих сооружений.
Такой подход как раз характерен именно для сооружений военного или хозяйственного (а не ритуального) назначения.
Вообще возникает чувство, что строили эти колоссальные сооружения без особого напряжения и при этом довольно быстро (как выразились бы современные строители - в пределах одного сезона).

10. Очевидная магия и неочевидная технология.

Все неизвестное кажется грандиозным
(Тацит)

А все-таки, как и зачем их строили?
Будем исходить из того, что строительство мегалитов было возможно без всяких сверхъестественных приемов, просто за счет опыта и хорошего знания механики и геометрии - и попробуем представить себе, как решил бы эту задачу современный человек.
Раз есть тяжелые предметы, которые надо поднять и переставить - значит нужен подъемный кран.
Если подъемного крана нет - значит нужно его сделать.
Для этой цели собирается П-образный каркас из бревен, на верхней перекладине закрепляем еще одно бревно - рычаг с неравными плечами, которое будет выполнять роль стрелы.
Дальше все понятно: на коротком плече - груз, на длинном - противовес. Если они уравновешивают друг друга, можно свободно перемещать груз по воздуху вправо-влево (поворотом стрелы) или вверх-вниз (регулированием противовеса).
С задачей набросать десять - двадцать тонн камней на поддон противовеса - задача, с которой команда из дюжины здоровых троглодитов справится за несколько часов.
Будучи поставленной на катки, вся эта конструкция может перемещаться (в том числе и с грузом) по двум рядам бревен, уложенным горизонтально на манер рельсов.
Описанная модель не является просто досужими домыслами. Во-первых, на плитах дольменов встречаются рисунки, подозрительно напоминающих фронтальную проекцию П-образной рамы со стрелой и подвешенным грузом. Во-вторых подобная конструкция очень похожа на "гражданский" аналог простейшей противовесной катапульты (только у катапульты противовес на коротком плече, а снаряд выбрасывается с длинного). В-третьих, в легендах о пришельцах - строителях мегалитов часто встречается описание огромных камней, которые (разумеется, вследствие применения магии) медленно летели по воздуху и послушно ложились на свои места.
Разумеется, даже с использованием подобной машины, процесс строительства все равно является достаточно трудоемким, так что вряд ли кто-либо стал бы заниматься этим просто для развлечения.
Здесь мы переходим к самому интересному вопросу - "зачем". На первый взгляд - это совершенно бессмысленные сооружения. На второй и на последующие взгляды, кстати, тоже. Грубо говоря, все основные версии о назначении мегалитов никуда не годятся.
Распространенная версия о функции дольменов и каирнов как погребальных сооружений, смотрится слабовато. Тот факт, что в дольменах и каирнах зачастую находят захоронения, далеко не значит, что они для этой цели и строились. Как бы не были сноровисты неолитические строители, возведение подобной постройки (с учетом необходимости подготовки материалов и механизмов) уж точно занимало не одну неделю. Сколько же времени покойник должен был лежать непогребенным? Предположение, что дольмен или каирн под будущего покойника строили заранее (на манер тех же великих пирамид Египта) выглядит уж совсем сомнительно.
Кроме того, в некоторых дольменах и каирнах вообще нет никаких следов захоронений, в других есть одиночное захоронение, а в третьих находят несколько десятков, а то и сотен скелетов. Наконец, дольмены типа "стол на четырех ножках" вообще не могли быть использованы для какого-либо захоронения в силу своей сугубо открытой конструкции.
Ориентация кромлехов по точке восхода в день весеннего равноденствия совершенно не обязательно указывает на их календарно-астрономическое назначение. Какой смысл возводить громадину из 10 - 50 тонных камней просто для фиксации определенных астрономических направлений? Для этой цели достаточно в 100 раз более легкой конструкции. Кстати, круги и лабиринты из камней в 100 - 200 кг. весом, ориентированные на те же астрономические точки, достаточно широко распространены в приморских регионах.
Если жители Марианских островов когда-то строили хижины на крышах составных дольменов, это совершенно не означает, что упомянутые дольмены возводились в качестве подставки под такие хижины. Никто же не будет говорить, что, например, останкинская телебашня построена специально для размещения высотного ресторана (хотя лет через 500, когда современные методы телекоммуникации уйдут в далекое прошлое, подобная версия вполне может возникнуть).
Пример с телебашней показывает, что для понимания функции того или иного сооружения, следует прежде всего разобраться в социальном устройстве и базовых технологиях той эпохи, когда данное сооружение было возведено. Следствие: пока мы находимся в полном неведении относительно базовых технологий и социальных обычаев т.н. "каменного века", мы не разберемся и в назначении мегалитических построек.
Приписывать всем непонятным сооружениям древних культовое назначение - это еще более дурной тон, чем считать телебашню декоративной частью ресторана. Но именно такой дурной тон "официальная" история демонстрирует сплошь и рядом.
Так о шумерских зиккуратах (к каковым относится и упомянутая выше "Вавилонская башня") "официальные" историки обычно говорят, как о "культовых постройках, имитирующих горы".
А как на самом деле? Ранние зиккураты возведены в 4-м, а возможно, и в 5-м тысячелетии до н.э. Это широкие трехярусные прямоугольные террасы из сырцового кирпича с небольшим зданием на верхнем ярусе. Их общая высота составляла 15 - 20 метров. Эти ранние зиккураты имели простое и понятное назначение: они служили одновременно городской площадью и акрополем. Строили первые зиккураты, согласно шумерским мифам, пришлые полубожественные существа - аннунаки (к ним мы еще вернемся). Позже, в "историческую" эпоху, месопотамцы стали строить зиккураты самостоятельно, без помощи "иностранцев". Иногда зиккураты называют "месопотамскими пирамидами", поскольку более поздние из них действительно напоминают пологие ступенчатые пирамиды (от 3 до 7 ступеней). Вернее, это египетские пирамиды напоминают зиккураты, поскольку являются их грубыми копиями. Более ранние египетские пирамиды (например, Джосер) - ступечатые и насчитывают ровно 7 ступеней. Позже начинается некое безумное соревнование с предшественниками в высоте подобных построек и, судя по всему, поздние пирамиды строятся уже просто как бесполезные искусственные горы из тесаного камня. Лишь тогда их содержательное значение утрачивается.
Это не единственный пример. Культовой имитацией гор считались и сардинские нураги. Последние 2200 лет они и выглядят как горы, а точнее - холмы. Само слово "нураг" означает "сквозной холм". А как на самом деле? Во времена основания первых средиземноморских городов (7 - 4 тысячелетие до н.э.), на острове возникают колонии еще одних "морских королей" - шерданов (от которых и происходит нынешнее название Сардинии). Центром каждой колонии была мегалитическая башня-форт. Башни достигали 20 м. в высоту и имели форму усеченной круглой пирамиды из массивных каменных глыб от 3 до 4 м. в диаметре. Размер камней уменьшался по мере увеличения высоты постройки. В основании башни находилась круглая комната, отделенная от башенного колодца куполообразной крышей. Встречаются башни с несколькими комнатами, нависающими одна над другой и соединенными винтовой лестницей. Лестница обычно выходит к верхнему входу в башню на высоте 6 м. от земли (этот вход, вероятно, был оборудован подъемным мостом). Вокруг центральной башни была мощная кольцевая крепостная стена с четырьмя башнями меньшего размера. Внутри кольца существовал колодец, склад продовольствия и прочие элементы жизнеобеспечения. Нетрудно заметить, что нураг - это прототип средневекового замка (точнее, средневековые замки - это поздние копии нурагов). Назначение таких сооружений предельно понятно - они служат или укрепленным поселением и факторией. Откуда же взялась версия о "культовых искусственных горах"? Дело в том, что шерданы, в III веке до н.э. покидая Сардинию (по причинам, о которых мы поговорим позже) закрывали все входы каменными плитами и засыпали грунтом все сооружение до самого верха, так что образовывался высокий с плоской, площадкой на вершине. Напрашивается аналогия с каирнами Бретани и Ирландии. Когда мы будем говорить о легендарных данах (данайцах и детях богини даны - сидах), станет ясно, что эта аналогия с шер-данами далеко не случайна.
Разумеется, нураги и их строители окружены не менее жутким набором легенд, чем "полые холмы сидов" на Британских островах. Легенды приписывали шерданам исполинский рост (как у циклопов), свойство уходить сквозь камень (как у сидов) и, разумеется, общение с демонами и вообще с потусторонним миром посредством самой что ни на есть черной магии. Рассказывают, в частности, что молодые вожди шерданов, выпив из особой чаши некого специального (психотропного надо полагать) напитка, на три дня живыми ложились в склеп рядом с покойниками разной степени свежести, и в состоянии транса общались с ними (а также с прочими потусторонними сущностями), спрашивая всяческих советов и представляя на их суд планы мирных дел и военных походов.
Поскольку мы еще вернемся к ритуалам "священной чаши", следует сказать несколько слов о роли естественных психотропных веществ - галлюциногенов (содержащихся в ряде растений) на развитие технологии. Практика их употребления с целью получения нового знания фиксируется по археологическим данным (в т.ч. по специфическим петроглифам) с 13-го тысячелетия до н.э.. За подробным анализом этой традиции лучше обратиться к книге О.Эрика и О.Осса "Псилоцибин", здесь же изложим лишь некоторое резюме. В наше время увлечение галлюциногенами свойственно некоторым художникам и писателям сюрреалистам, которые черпают в т.н. "раскрытом" или "расширенном" состоянии сознания, возникающем под влиянием этих веществ, сюжеты для своего творчества. В эпоху мезолита такое состояние, вероятно, использовалось для порождения идей новых методов деятельности, инженерных конструкций и технологических приемов. Все, что при последующем рассмотрении выглядело достаточно разумно, немедленно проверялось на практике.
Не стоит абсолютизировать роль таких методов изобретательства в прогрессе человечества (в частности, приписывать этим методам ведущую роль в т.н. "неолитической революции" - первом и главнейшем рывке человечества к технологической цивилизации) - но недооценивать "психотропный" фактор на ранних стадиях технологического прогресса тоже нельзя. О роли этого фактора свидетельствует, в частности, волшебная чаша (или волшебный напиток), как символ знания, проходящий через историческую традицию всех цивилизованных народов.
К этой чаше мы тоже еще вернемся - а сейчас продолжим наше путешествие вдоль линии прогресса цивилизации.

 

Часть 3. Вверх

И вернулись они в решете, в решете
Через двадцать без малого лет.
И сказали друзья: - Как они подросли,
Побывав на краю отдаленной земли,
Повидав по дороге весь свет!
(Эдвард Лир "в страну джамблей")

 

11. Время первых морских королей.

"Древние легенды утверждают, что очень давно жила на Земле цивилизация крылатых людей.
Но постепенно у них стал портиться нрав, и они превратились в крылатых драконов"
(Тайны Мира 6,2002)

Начнем с вопроса, который очень интересовал в свое время Геродота.
"И я не могу даже понять, почему, собственно, трем частям света, которые являются одной землей, даны названия по именам женщин. Непонятно также мне, почему реки Нил и Фасис в Колхиде (по другим: река Танаис, впадающая в Меотийское озеро, и киммерийский город Портмеи) образуют границу между ними. Нельзя выяснить имена тех, кто разграничил их и от кого взяты названия этих трех частей света. Ведь Ливия [т.е. Африка - А.Р.], как обычно думают в Элладе, получила свое имя от местной женщины Ливии, Азия же - от супруги Прометея. Впрочем, лидийцы также желают присвоить себе имя Азии. По их словам, Азия названа от Асия, сына Котия, внука Манеса [Миноса? Менеса? - А.Р.], а не от супруги Прометея Асии. Поэтому и один из кварталов Сард называется Асиадой. Что до Европы, то никто из людей не знает, омывается ли она морем, откуда ее имя и кто ее так назвал. Или же нужно предположить, что эта страна получила свое имя от тирийской Европы (раньше ведь она была безымянной, как и другие части света). Но все же эта женщина Европа происходит из Азии и никогда не приходила в ту землю, которая теперь у эллинов называется Европой. Она прибыла из Финикии только на Крит, а с Крита - в Ликию." (Геродот, История. Книга IV Мельпомена).
Как мило! Оказывается, сестричка Европа вовсе не терялась, а сходив замуж за Зевса (или Астерия) и, родив трех очаровательных малышей (будущих правителей средиземноморья), заняла соседний с братом Киликсом полуостров на юге Малой Азии. Последующей феерической истории ликийцев, связанной с т.н. "вторжением народов моря", мы еще коснемся.
Что же касается вопроса Геродота о странном и достаточно искусственном делении Старого Света на части, то на него в известной степени отвечает Платон.
"Как известно, боги поделили между собой по жребию все страны земли. Сделали они это без распрей: ведь неправильно было бы вообразить, будто боги не знают, что подобает каждому из них, или будто они способны, зная, что какая-либо вещь должна принадлежать другому, все же затевать об этой вещи распрю. Итак, получив по праву жребия желанную долю, каждый из богов обосновался в своей стране". (Платон "Диалоги. Критий")
Оставим истории о богах теологам. Речь, разумеется, идет о людях. Собственно, вся мифология Эллады указывает, что это были именно люди, пусть и необычные (Геродот между делом бросает реплику о том, что Посейдон был человеком, а критяне с незапамятных времен демонстрируют всем желающим могилу Зевса).
Итак, что же это за ребята болтались по всем морям, разыгрывая в кости прибрежные страны и называя континенты в честь своих любимых женщин?
Неудобно получилось. Мы увлеклись и совсем забыли о наших героях, успешно поигравших сначала в кораблики, а затем в карты. Мы оставили их где-то между 12-м и 5-м тысячелетием до н.э. Разумеется, некоторые из них давно осели на какой-то земле, утратив через несколько поколений вкус к морским авантюрам, а то и вовсе забыв технологию мореплавания. У других же получилось иначе. Те команды, которым в первом тайме "морской рулетки" достались небольшая территория, просто не могли позволить себе остановиться на достигнутом - новые поколения требуют жизненного пространства. Вот следующее поколение, достигнув совершеннолетия, играет второй тайм - и снова некоторым достается слишком мало земли, чтобы остановиться и перейти к оседлой жизни (ничего не поделаешь - рулетка есть рулетка).
Третье поколение отправляется в море на поиски удачи, а потом, возможно, и четвертое.
Здесь происходит самое интересное:
Во-первых, непрерывно совершенствуется технология.
Во-вторых, формируется традиция.
Дети вырастают и отправляются в море, причем отправляются более подготовленными, больше знающими, больше умеющими, более уверенными в себе, чем когда-то их отцы. Уже не столь важно, нашли они большую и изобильную землю или нет. Следующее, пятое, поколение все равно на ней не осядет, а уйдет в море искать еще что-нибудь - поскольку так делали их отцы, деды и прадеды.
В таком случае, что они будут делать с найденными землями?
Посмотрим на это с берега.
Итак, в один прекрасный день на горизонте появляются паруса, а вскоре к берегу пристают странные больше лодки. Из нее высаживаются несколько десятков людей не менее странного вида. Что происходит дальше?
Возможны варианты. Если местные жители проявляют дружелюбие, то, быть может, пришельцы мирно обоснуются на берегу и построят в каком-нибудь удобном месте укрепленный лагерь. Завяжется обычная меновая торговля. Большие лодки будут уплывать и возвращаться. Лагерь быстро превратится в факторию, а меновая торговля будет продолжаться к обоюдному удовольствию сторон на протяжении многих последующих поколений. Пришельцы обучат аборигенов ремеслам, познакомят их с новыми видами материалов и так далее. Впрочем, эта идиллическая картина цивилизаторской деятельности существует только если аборигены многочисленны, как-то организованы и обладают достаточно суровым нравом, а пришельцы не располагают достаточной военно-технической оснащенностью, чтобы с запасом компенсировать разницу в численности.
В противном случае картина может стать совершенно иной. Вдруг оказывается, что местные жители должны (хотят они того или нет) снабжать пришельцев припасами, помогать им в обработке земли, добыче полезных ископаемых, разведении скота и так далее. Более того, пришельцам требуются здоровые и толковые юноши (что вполне понятно - морские походы дело опасное, не все, кто вышел в плавание, доживают до его финала, нужно пополнять команду) и красивые девушки (что тем более понятно).
Разумеется, местные жители могут в какой-то момент выразить активное неудовольствие происходящим - они ведь считают эту землю своей. В этот момент сразу же окажется, что пришельцы, несмотря на свою малочисленность, имеют огромное преимущество - в организации и в качестве вооружения.
Впрочем, вся эта история может быть короче - приходит сразу десяток больших лодок и местному населению в краткой и доступной форме объясняют некоторые практические аспекты колониальной политики. Местным жителям вменяется в обязанность каждый год к определенному дню (как правило, это - день весеннего или осеннего равноденствия) доставлять в определенное место запрошенный перечень предметов. Некоторые "альтернативные" историки полагают, что такое место морские короли отмечали описанными выше трилитами - мегалитическими "воротами" сложенными из трех валунов (каждый из которых весил порой десятки тонн). Заодно эти "ворота" должны были напоминать местным жителям о вмененной им дани, а также служить знаком другим пришельцам: территория занята.
Такая система называется ТАЛАССОКРАТИЯ - морская власть. Вероятно, первые талассократии появляются где-то около 13-го тысячелетия до н.э., а в "исторический" период этот термин впервые был применен к морской державе минойского Крита.
Напомним: Крит был центром контроля Средиземного и смежных морей как минимум, с XXX в до н.э., а утратил эту роль в XV в. до н.э., когда произошла чудовищная вулканическая катастрофа - взрыв вулкана Санторин (о. Тира) примерно в 100 км к северу от Крита.
"Газы, пары, пепел и обломки пород были подняты на высоту 70-80 км и рассеялись по площади около 1 млн. кв. км...Вызванные взрывом чудовищные волны вздымались наподобие гор, доходя до 30 м в высоту; одна за другой низвергались они на острова. Города, деревни, леса - все было стерто с лица земли... Бepeгa измeнились дo нeyзнaвaeмoсти. Знaкомые места можно былo нaйти paзвe только пo пoлoжeнию, но никак не по внешнему видy. Зeмля былa coвepшeннo гoлoй; сepaя гpязь и продукты извеpжeний, выpвaнныe c корнями деревья, ocтaтки здaний, тpyпы людeй и животныx yсeяли ee." (Сб. "Катастрофы Земли")
Это - описание произошедшего 27.08.1883 г. взрыва вулкана Кракатау в Зондском проливе между Явой и Суматрой, уничтожившего 160 населенных пунктов и погубившего почти 40000 человек.
Взрыв Санторина был примерно в 4 раза более мощным, чем взрыв Кракатау. Вероятно, он разрушил до основания все порты и береговые сооружения на Крите, Кикладах, Пелопоннесском полуострове и в Малой Азии, а возможно - и во всем средиземноморье.
От этой катастрофы минойский Крит уже не оправился...
Но власть морских королей началась задолго до минойской эпохи и отнюдь не закончилась вместе с этой эпохой.
И уж разумеется она не ограничивалась ни пределами Средиземного моря, ни даже пределами т.н. "старого света". Минойское фактории простиралось, как минимум, от Британских островов на Северо-Западе до Мадагаскара на Юго-Востоке. Впрочем, скорее всего этим дело не ограничивалось - иначе зачем бы понадобились порты на Атлантическом побережье Европы и Африки. Как уже говорилось выше, западноевропейский Тартессос был основан не позднее финала 8-го тысячелетии до н.э., а североафриканский Ликс - еще раньше (поселение на этом месте фиксируется уже в 13-м тысячелетии до н.э.). Зачем понадобились порты на этих побережьях по обе стороны Гибралтара - если только не для поддержки океанских маршрутов? Возрождение этих портов произойдет в XII в. до н.э., после возвращения морских королей - но об этом в свое время.. А сейчас несколько слов о минойском Крите. Не хочется прощаться ним не сказав подобающего количества хороших слов.
"Тоска по невозвратимому, по "золотому веку", когда жизнь была прекрасна для человека. Упорная воля разгадать великую тайну бытия или мудростью, или колдовством. Желание власть имущих утвердить свое господство навечно. Желание заручиться поддержкой каких-то высших сил, чтобы побороть в себе самом постоянно возникающие сомнения и страхи. Обожествление деспотической власти, без которого эта власть, да и само неравенство между людьми показались бы противоестественными... Все это в своей сложности и в своих противоречиях присутствовало в мироощущении людей всех культур, сущность которых открывалась нам до сих пор в их творчестве. Но вот перед нами искусство, где, кажется нам, ничего этого нет, где все весело, безмятежно и просто, где во всем сквозит непосредственная радость бытия, без раздумий, сомнений и грез, где нет ни томления духа, ни жажды чего-то неизведанного, где жизнь - как бы сплошное сияние, сплошная игра, развлечение, где радость из мимолетной превращается в постоянную, где человек не трепещет ни перед роком, ни перед беспощадными, им же придуманными богами, не боится ни болезней, ни смерти, одним словом, где живет он подлинно в "золотом веке", по которому с такой тоской вздыхал древний вавилонянин, где нет "ни диких собак, ни волков", "ни страха, ни ужаса".
Да, такое искусство существовало, и создания его дошли до нас. Современное великим искусствам Египта и Месопотамии, оно выражало душу народа, о котором мы почти ничего не знаем, кроме его удивительного художественного творчества. Трудно представить себе человеческое общество, действительно воспринимающее жизнь как сплошной праздник. И вряд ли такое общество когда-либо существовало. Но важно, что были люди, пожелавшие именно так изобразить жизнь, быть может опять-таки веря в магическую силу изображения; что были люди, очевидно ценившие в творчестве, которое мы ныне называем искусством,. только то, что наполняло их душу безмятежной радостью, веселило их, утверждало в иллюзии легкого, приятного, бездумно-ликующего восприятия мира. Чуждое великим вопросам, извечно волнующим человечество, но подлинно восхитительное, быть может, самое изящное из всех, до и после него возникших, абсолютно законченное в своем мастерстве, это искусство расцвело в III и II тысячелетиях до н. э. в восточной части Средиземного моря, к югу от Эгейского моря,- на острове Крит." (Л. Любимов "Крит. Искусство древнего мира")

12. Возвращение морских королей.

"Кто же вы, скажите? Откуда к нам прибыли влажной дорогой?
Дело ль какое у вас? Иль без дела скитаетесь всюду,
Взад и вперед по морям, как добытчики вольные, мчася,
Жизнью играя своей и беды приключая народам?"
(Гомер, "Одиссея")

Больше двух веков море молчало. Приморские страны "старого света" жили своей в основном сухопутной жизнью. Блистательный фараон Тутмос III завоевывал южное средиземноморье, а не менее блистательный хеттский царь Суппилулиум I - восточное. Северное средиземноморье делили Троя - с востока и Микены - с запада.
И вдруг, на глазах одного поколения людей, вся эта понятная, объяснимая и в общем-то предсказуемая жизнь заканчивается. Вот что говорит об этом официальная история: ""Народы моря", условное обозначение племён или народов, первоначально обитавших, возможно, на Балканском полуострове или в Малой Азии; упоминаются в египетских источниках 13-12 вв. до н. э. в качестве нападавших на границы Египта с моря (иногда в союзе с ливийцами), а позже - через Сирию, Финикию, Палестину. Им приписывалось уничтожение Хеттского царства и др. государств. Названия отдельных "Н. м." сохранились лишь в записях египетским письмом из одних согласных, отождествлены из них лишь некоторые (ликийцы, филистимляне, возможно, данайцы - ахейцы). Полагают, что Троянская война была частично связана с передвижениями "Н. м."." (БСЭ).
По поводу Филистимлян (pilistim, pulasati) многие специалисты полагают, что это - искаженное pelasgoi - пеласги, другие же полагают, что речь идет о phoenix - финикийцах. Как мы уже говорили раньше, скорее всего, большой разницы на самом деле нет. С ликийцами и данайцами мы уже встречались. Это опять-таки пеласги и финикийцы. Судя по всему, они вернулись в Средиземное море, туда же, откуда ушли после санторинской катастрофы - на Сардинию, Сицилию, Мальту, Крит и Киклады. У античных историков, сообщающих о том, что случилось дальше, нет-нет, да и проскальзывает упоминание о том, будто "данайцы" считали средиземноморье своим по некому "древнему праву Мелькарта (или Геракла)". Как бы то ни было, как только "народы моря" осваиваются в новой (а точнее хорошо забытой старой) обстановке, на всем средиземноморском побережье начинается кошмарная мясорубка.
Первые удары пришлись по ближайшим от Крита целям - Пелопоннесу и Малой Азии. Микены и Троя, не говоря уже о меньших городах Эллады и Троады, были стремительно взяты, сожжены и разрушены до основания. Стремительно? - спросит кто-то, - а как же "Илиада"? Неужели Гомер выдумал 9 лет осады Трои? Да нет, наверное, если Гомер что-то и преувеличил, так это подвиги своих героев. И правильно, кстати: он же эпическую поэму создавал, а не диссертацию по истории. Так вот, реконструировав ход событий по гомеровской "Илиаде", можно увидеть, что происходило нечто далеко не обычное для тех времен.
Впрочем, сначала все как раз вполне в духе времени. В Троаде идет война, ставшая уже привычной за 9 лет. С одной стороны - укрепленный лагерь ахейцев, с другой - циклопические стены Трои. В периодических стычках воины ранят и убивают друг друга. Лекари возятся с больными и ранеными. Земледельцы пашут, сеют и собирают урожай. Пастухи пасут стада. Ремесленники делают всякую утварь. Торговцы что-то продают или меняют одно на другое. Проститутки оказывают сексуальные услуги. Жрецы совершают обряды. Воры воруют. В общем, все при деле - а как же иначе, ведь война никак не отменяет человеческих потребностей в еде, питье, одежде и развлечениях. Все знают, что происходит - ведь ахейцы и троянцы - это один народ, говорящий на одном языке, имеющий одинаковые традиции и почитающий одинаковых богов. Если отбросить лирику (Елена прекрасная, яблоко Эриды и пр.), спор идет лишь о том, чей царь царистее и кто контролирует стратегически важный порт у Геллеспонта. Всем понятно, чем это может кончиться. Или ахейцам надоест вся эта канитель и они уплывут домой, или троянцы, получив очередное подкрепление, сбросят ахейцев в море, или ахейцы возьмут-таки Трою. Но и в последнем случае все будет банально и привычно. Победители пограбят несколько дней, потом подерутся между собой, а потом в Троаде будет новый правитель - кто-то из ахейских царей.
И вот, кажется, развязка. Ахейцы грузятся на корабли и отплывают. Но почему так поспешно? Троянские командиры со стен всматриваются в море. Сначала там можно разглядеть лишь две точки, потом становятся видны странно раскрашенные паруса, и наконец носовые украшения кораблей в виде головы рогатого дракона. Драконоголовые корабли пристают к берегу и воины в странных доспехах немедленно окружают пятачок земли плотным кольцом. Троянцы совершают вылазку, нападают на до смешного малочисленных пришельцев и... откатываются от железного строя, оставляя на песке убитых и раненых. Еще одно нападение - и все повторяется. А странные чужеземцы не только не несут потерь, они даже не сдвигаются с места. Стена их щитов закрывает других, которые быстро сгружают на берег какие-то рамы, катки и балки а затем сноровисто собирают из всего этого нечто вроде гротескной лошади.
Казалось бы, лишь два корабля атакуют Трою - мелочь по сравнению с ахейской коалицией. Тем не менее, город обречен. Это - не волшебство, а просто военная технология. Еще до захода солнца мы увидим эффект, производимый механическими осадными орудиями. Морские короли покажут, что способны не только очень быстро строить стены, но и очень быстро их разрушать, в то время, как брошенные катапультой горшки с зажигательной смесью (прототипом известного по средневековой истории "греческого огня") будут превращать город в один огромный костер. Ночью пламя горящей Трои видно на всем побережье. Видят его и с ахейских кораблей, отплывших так вовремя (кто-то из них видимо уже знал о крайне опасных свойствах морских королей). Ахейцы - люди разумные и практичные. Они понимают, что на двух кораблях не увезти столько добычи, сколько есть в Трое, и после отплытия пришельцев там еще будет, чем поживиться. Так, разрушенный, разграбленный и подожженный город подвергнется второму грабежу со стороны вернувшихся ахейцев. Задерживаться они здесь не будут - нет смысла. Таинственные пришельцы могут вернуться в любой момент, а увиденное в Трое лишь усилило желание не встречаться с этими людьми. Ахейцы отплывают домой и... попадают в эпицентр бушующей на средиземноморье невиданной войны. Многим из них не суждено вернуться домой, иные же застанут там новых хозяев.
"Народы моря", тем временем, предпринимают новую стремительную атаку - на Ближний Восток. От прибрежных хеттских городов на всем пространстве от севера Малой Азии до границы с Египтом (проходившей тогда примерно по 35 параллели) не осталось практически ничего. Находившееся к этому моменту в зените своего могущества хеттское государство просто перестало существовать.
Другой корпус "народов моря" вторгается с Сардинии и Мальты в Северную Африку. Берберийские правители сдаются без боя (а возможно просто присоединяются к пришельцам, не без основания рассчитывая на хорошую поживу). Северный Египет оказывается взятым в клещи. Около 1200 г. до н.э. "народы моря" обрушиваются на него с двух сторон. Прибрежные города стерты с лица земли, дельта Нила захвачена, а египетские войска отброшены вглубь континента. Лишь ценой огромных усилий и военных потерь египтянам удается остановить дальнейшее движение пришельцев вверх по Нилу, но побережье для них безнадежно потеряно. Занавес.
На несколько столетий все средиземноморье становится, как в минойские времена, одной свободной торговой зоной. На суше, в континентальных Европе, Азии и Африке, что-то происходит, кто-то с кем-то воюет и захватывает какие-то лоскутки суши, но новое поколение морских королей это мало интересует. Они безраздельно хозяйничают во всех акваториях. Вдоль побережий растут новые полисы, фактории и морские форты: финикийские - на юге, эллинские - на севере. Восстанавливаются и стремительно развиваются разрушенные за 250 лет океанские маршруты. Полисы Тартессос (с севера) и Ликс (с юга) контролируют внешние, атлантические подходы к "столбам Мелькарта" - Гибралтарскому проливу. Отсюда можно идти по цепи портов в любую сторону. Аналогичные полисы, вероятно, возникают и на Красном море - но данные о них не сохранились и где именно они были мы не знаем.
В период IX - VII в. до н.э. цепи океанских портов замыкаются в кольца. Одно, меньшее кольцо портов замыкается вокруг Африки. Это - общепризнанный исторический факт, подтвержденный массой документов и свидетельств (в т.ч. о знаменитом плавании Ганнона, в ходе которого талантливый финикийский капитан, обойдя Африку обследовал все ее берега).
Есть и другое, большее кольцо. Оно замыкается вокруг Земли. Это - не какой-то досужий домысел, а такой же исторический факт - только не общепризнанный. Но об этом - в следующей главе.
А сейчас продолжим наш экскурс по истории Старого Света.. В VI в. до н.э. в Средиземном море становится тесно и начинают вырисовываться контуры некого "морского пасьянса". Роль экономических центров оспаривают друг у друга полисы континентальной Греции, Ликийско-Киликийский конгломерат в Малой Азии, "старо-финикийский" Тир, "ново-финикийский" Карфаген и островные полисы - Самос, Сицилия, Сардиния, Мальта, Крит...
А что же сами морские короли? Они мыслят в категориях моря и берега. Корабль - это дом, планета состоит из морей, по которым можно идти и берегов, к которым можно пристать на некоторое время. Вся остальная суша - это всего лишь бесплатное приложение к берегу. Что на этой остальной суше происходит, если и важнее того, что происходит, скажем, на Луне, то не намного. Важно лишь одно - чтобы было свободно море и были свободны берега.
В свойственной им беспечности, они не замечают, что на суше начинаются новые геополитические игры, где на кону уже не отдельные страны, а весь "Старый Свет" целиком. Как в огромном калейдоскопе сменяют друг друга нарождающиеся и умирающие империи - все более жадные до "земли и воды". Ассирийцы. Персы. Македонцы... Флотам морских королей придется покидать эти места. Здесь не остается свободного моря - а значит здесь нельзя жить так, как привыкли жить они.
Последние 6 веков до новой эры это удивительная эпоха и, перебирая ее историю, можно было бы рассказать о многом. Об ужасном финале Ассирийской империи и гибели Ниневии. О тайных пифагорейских орденах и пиратских корпорациях. О том, как Ксеркс хотел перенести сухопутные законы на море, а Александр - перенести морские законы на сушу и как ни того, ни другого не получилось. О наследстве Александра и загадочном исчезновении флота Неарха-Критянина. О распаде македонской империи и закате цивилизации Эллады. О загадке правителя Нумы и стремительном возвышении Рима. О падении Карфагена и уходе последних знаменитых финикийцев из средиземноморья. О неизвестной истории Черного моря и призрачной удаче Митридата Евпатора. О том, как Архимед сжег римский флот в коротком и загадочном сражении под Сиракузами. О продолжавшихся более столетия войнах между Римом и киликийскими пиратами - арьергардом "морских королей". О самих этих пиратах, об их удивительных замках, разбросанных по восточному средиземноморью, об их кораблях с обитыми серебром веслами и с пурпурными (phoenix) парусами. О странной религии этих пиратов - морском митраизме и о звездном символизме тауроктонии (малоизвестном ритуале этой религии, связанном как с культом звезд, так и с культом быка, с древнейших времен символизировавшего море). О сходстве морского митраистского ритуала с известными по фрескам ритуальными танцами в минойском культе быка, сформировавшемся, самое позднее, в 4-м тысячелетии до н.э. - а, быть может в 7-м или 8-м...
Каждое из этих "О" достойно отдельной книги, а к некоторым из них мы еще вернемся в нашем рассказе. Как бы то ни было, в I в. до н.э. все Средиземное море оказалось внутренней областью т.н. Pax Romana - "римского мира". То, что происходит здесь следующие 400 лет - известная история римской империи от зенита до заката. А мы поговорим о другом.

13. Игра в мячик.

"Он с собою взял в плаванье карту морей,
на которой земли ни следа
И команда, с восторгом склонившись над ней,
дружным хором воскликнула "Да!""
(Л.Кэрролл "Охота на снарка")

Все началось с невинного вопроса: куда же все-таки ушел Неарх со своим флотом?
"Официальная" история считает флот Неарха погибшим. Сомнительное утверждение.
Известно, что в течении полугодичного автономного морского похода из Индии в Месопотамию, проходившего при весьма неблагоприятных условиях, Неарх потерял только 3 корабля - не более 1 процента флота. Из-за чего бы вдруг он потерял ВЕСЬ флот? Только чтобы не подводить будущих "официальных" историков?
"Альтернативная" история ищет следы флота Неарха где угодно - в Африке, в Южной Америке, в Индокитае, в Океании - и, что характерно, везде их находит. Где-то сохранилась типичная для Эллады форма шлемов, где-то была найдена керамика с типично греческими жанровыми рисунками и средиземноморским орнаментом, а где-то и вовсе находили предметы финикийского и эллинского происхождения, которые вполне могли относиться к IV в. до н.э.. В Америке то здесь, то там, находятся то клады греческих и финикийских монет, то камни и таблички с надписями на финикийском или египетском. Постепенно и "полинезийская", и "американская" версии накопили достаточное количество свидетельств в свою пользу. Но чем больше прорабатываются эти версии, тем более становится понятным, что поиски бесполезны. "Что за черт! - возмущаются исследователи, - ведь Неарх же не Бэтмен, он не смог быть везде и сразу!
Все дело в том, что "альтернативные" историки искали уникальный след единственного флота европейцев, прошедшего через Тихий или через Индийский и Атлантический океаны - а никакой уникальности и единственности просто нет - оказывается, эти океаны уже в X - VII в.в. до н.э. представляли собой проходной двор. "Альтернативщики" оказываются в положении сыщиков из "Знака четырех", которые радостно шли по следу преступника, чьи ботинки были испачканы креозотом, пока не вышли на дорогу, по которой креозот возили бочками ежедневно и не особенно аккуратно, так что залили этой субстанцией все, что можно.
Но нет худа без добра - "альтернативщики", в ходе обреченных на неудачу поисков пропавшего флота, выявили основные торговые маршруты того большого морского кольца, которое окружало планету в финикийскую эпоху, еще раньше - в минойскую эпоху, и еще раньше - в эпоху древних морских королей, которые впервые пересекли все океаны, составили первые карты мира и заложили основу средиземноморской цивилизации.
Сейчас мы можем с определенной долей уверенности сказать, что из Средиземноморья основной трансатлантический маршрут шел через Канарские (счастливые) острова к Антильским островам, Центральной и Южной Америке. В портах экваториальной Америки эти маршруты смыкались с трансокеанским маршрутом из Керны (западная Африка, дельта р. Сенегал). В поисках продолжения кругосветного маршрута на Запад по ту сторону американского континента, мы приходим в порты тихоокеанского побережья Америки на широте Южного тропика (он же - тропик Козерога, 23,5 град. южной широты). Именно на этой широте существует промежуточный пункт на длинном перегоне между континентом и Туамоту - ближайшим архипелагом уже в Полинезии. Этот промежуточный пункт - знаменитый остров Пасхи (речь о котором шла выше и еще пойдет ниже). Далее маршрут распадается на множество ветвей, проходящих через бесчисленные острова Океании образующие цепочки, приводящие в Австралию и Юго-Восточную Азию. Здесь - рай для древних мореплавателей и не случайно мы наблюдаем здесь множество мегалитических памятников, построенных ранее 3-го тысячелетия до н.э., возможно - около 8-го тысячелетия до н.э. (сложность точной датировки древнейших мегалитов обсуждалась выше). Есть все основания считать, что именно на островах Океании зародилась та культурно-экономическая модель, развитие которой привело к возникновению современной цивилизации - но вряд ли мы когда-либо будем знать это достоверно. Так или иначе, несмотря на огромную проблему - дефицит леса (сведенного многими поколениями судостроителей), базы флотов "морских королей" существовали здесь всегда. Уже в новое время, с переходом на суда с металлическим корпусом, наличие леса утратило свое значение, так что стратегически важные военные базы крупных морских держав существуют здесь по сию пору.
Последняя дуга маршрута проходит через южную оконечность Индии, Аравийское и Красное моря, возвращая путешественника в финишную/стартовую точку - Средиземноморье. Разумеется, это - лишь "осевой" маршрут и то лишь в общих чертах. Более подробное описание с учетом известных ответвлений и вариаций этого маршрута составило бы отдельную книгу.
Легко заметить, что часть "осевой маршрута" идет через южноамериканский континент, пересекая его по диагонали с Северо-Востока на Юго-Запад. Есть основания полагать, что в древнейшие времена корабли могли подниматься по разветвленной речной системе Амазонки и Ориноко до крупных озер, и сплавляться в Тихий океан по рекам с другой стороны андского водораздела.
Вдоль этих межконтинентальных трасс, по берегам рек и озер, росли фактории, а затем - крупные портовые города. Центром развития естественным образом стали озера, лежащие на линии водораздела (это - единственный на Земле случай возникновения очага цивилизации вокруг высокогорных озер, а не вокруг дельт рек). Ориентировочно в 5 - 6-м тысячелетии до н.э. здесь зарождается мощная высокоразвитая культура, которая позже получит название ольмекской. В 3-м тысячелетии она распространяется вплоть до побережья Карибского моря. Ольмеков иногда называют финикийцами Америки, хотя с таким же успехом их можно назвать китайцами или шумерами. Их скульптура, утварь и оружие похожи на финикийские, общественные сооружения - на ранние шумерские зиккураты, а иероглифическая письменность сходна с китайской вплоть до идентичности некоторых обозначений. Если добавить, что найденная в Бразилии ранняя керамика поразительно напоминает японскую эпохи "дземон", а из мегалитических сооружений одни напоминают известные по Средиземноморью нураги (замки шерданов), а другие - усовершенствованные сложные дольмены приатлантической Европы, то можно с уверенностью констатировать: ольмекская культура выросла на одном из важнейших перекрестков цивилизаций того времени.
Но есть у ольмеков и две совершенно самобытных традиции.
Одна - это своеобразные скульптурные портреты: огромные (до 2,7 метров в высоту и 40 тонн весом) необыкновенно выразительные каменные головы. Есть гипотеза, что таких изображений удостаивались... знаменитые футболисты. Дело в том, что второй самобытной традицией ольмеков является игра в футбол. Они, собственно, ее и изобрели - придумав игру, где две команды гоняют по полю каучуковый мяч, изыскивая возможность забить его в ворота соперника. По жесткости игра больше напоминала регби или американский футбол (не говоря уже о том, что попадание монолитного каучукового меча могло запросто отправить игрока в глубокий нокаут). Естественно, на поле игроки выходили, в защитном снаряжении, в числе которого были и облегающий шлем. Именно такие шлемы изображены и на каменных головах. В общем, к изобретениям ольмеков следует отнести не только сам футбол, но и футбольных фанатов (а кто еще придумал бы увековечивать таким способом образы игроков)?
Интересно, что судя по чертам лица каменных голов, ольмеки принадлежали или к средиземноморской европиоидной расе, или к негроидной австронезийской, но никак не американской монголоидной. Судя же по мелкой пластике (статуэткам) среди них были и монголоиды, но... не американского типа, а китайского. Ну и наконец, мифический отец-основатель Кетцалькоатль (он же Виракоча или Вотан), пришедший из-за океана, был светлокожим и бородатым. Кстати, Кетцалькоатль в переводе - "пернатый змей", а проще говоря - дракон. Мезоамериканские скульптурные изображения головы этого дракона до смешного напоминают фигурные ростры кораблей минойцев, данов и викингов (о которых мы поговорим в свое время). Ну, и разумеется, на парусах здешних мореходов - изображение солнца (с легкой руки Т. Хейердала мы знаем это изображение как "солнечного бородатого бога" Кон Тики). Суммируя все это, можно сказать, что в этническом отношении ольмеки представляли собой веселый пришлый интернационал, столь характерный для колоний морских королей. Добавим ко всему этому прекрасно развитую математику, астрономию, оптику, химию, медицину, судостроение, военное дело - и портрет цивилизации ольмеков в общих чертах завершен.
В начале 2-го тысячелетия до н.э. цивилизацию ольмеков постигла большая беда. Произошла незначительная (по геолого-климатическим меркам) перестройка водного баланса в области андского водораздела - в результате крупным полисам в Андах (таким, как Тиауанако) пришлось перейти к мелиоративному земледелию (что не столь существенно), а пересечение континента по озерно-речной системе стало невозможным (что было уже очень плохо). Теперь морские торговцы вынуждены были или обходить континент с Юга или вести дела с соседями из другого океана через перешейки с Юга и Севера от полуострова Юкатан. Если для самих торговцев просто увеличилась длительность путешествий или добавилось перемещение груза по суше, то для крупных полисов, расположенных вдоль речных магистралей и живших международной морской торговлей, это означало полный крах в самом ближайшем будущем. Ольмеки бросают свои прекрасные города, навсегда покидая внутренние области континента.
Часть из них отправилась искать удачу по известному маршруту на Запад через Тихий океан. Волна колонизации прокатилась по островам Океании, а 2-3 века спустя, ударила в берега Индокитая и Индонезии. В XII в. пришельцы, поднявшись по великим рекам Китая, и несмотря на свою сравнительную малочисленность, в течении полувека подчинили себя местное население, учредив т.н. династию "чжоу". В конечном итоге эта "новая волна" дала импульс, обеспечивший развитие приморских регионов Азии на последующие полтора тысячелетия.
Другая часть ольмеков просто переместилась на карибское побережье (через которое теперь проходила северная ветвь "кругосветного" торгового маршрута), где в XVII - XII в. до н.э. основали города, до сих пор привлекающие массу туристов и археологов. В XV в. (после санторинской катастрофы) на побережья Карибского бассейна хлынули новые переселенцы - лишившиеся своих портов в Средиземном море этеокритяне, финикийцы, шерданы и прочие пеласги. За два столетия здесь образовалась гремучая смесь разнообразных "морских королей", которая и стала ядром флота вторжения "народов моря". На рубеже XII - XIII в. до н.э. они обрушились на средиземноморские побережья, стирая с лица Земли сухопутные цивилизации "древнего мира"... Разумеется, это всего лишь предположение - но, с учетом вышеизложенного, оно кажется очень даже логичным.
Далее, следует эпоха расцвета атлантической цивилизации (IX - VII в. до н.э.), сменившаяся переполнением средиземноморья, ростом "сухопутных" империй и миграцией "морских королей" в другие моря и к другим берегам. Одновременно с постепенной утратой значения океанских портов Средиземного моря, утрачивают значение и противостоящие им порты Карибского бассейна. Атлантический участок торгового кольца вокруг Земли, судя по всему, смещается далеко на юг - и ольмеки, как это свойственно "морским королям", покидают территории, потерявшие экономическую привлекательность. Что же осталось в регионах Центральной и Южной Америки утративших свое значение перекрестка народов? Города в Амазонии, брошенные еще во 2-м тысячелетии до н.э. постепенно заросли джунглями (где их в наше время и обнаруживают везучие археологи). На тихоокеанском побережье и на Юкатане местные индейские племена, многому научившиеся за тысячелетие соседства с цивилизацией, смогли некоторое время поддерживать городское хозяйство и сохранять часть знаний. Они даже создали империи, покорившие соседних индейцев (вовсе нецивилизованных). Так возникла цепь эпигонских культур майя, тольтеков, ацтеков, инков - все они, последовательно деградируя, вытеснялись более дикими, но более воинственными соседями. Средневековые обитатели древних городов уже ничего толком не знали и жили в соответствии со своими примитивными методами хозяйствования, обычаями и верованиями. В таком виде застали их европейские авантюристы-конкистадоры в XVI в. н.э. - и поступили с ними, что называется, "по суровым законам истории" (большую часть убили , остальных обратили в рабство). При этом все туземные письменные источники были, по христианскому обычаю, сожжены.
А откуда мы тогда знаем о постоянных трансокеанских связях между "старым" и "новым" светом задолго до нашей эры? Нам даже не придется ссылаться на спорные исследования графа Вальдека о глубине сходства древней мезоамериканской и древнеегипетской архитектуры и на якобы имевшее место упоминание о "великой дуге" через океан в "докладной записке" первого министра Имхотепа фараону Джосеру (XXVII в. до н.э.). Есть масса гораздо более прозаичных (зато более надежных) доказательств - в т.ч. многочисленные находки древнегреческих и финикийских монет в Бразилии и Перу. Но мы приведем самое забавное доказательство. В главе "веселые картинки" мы уже говорили о том, что слоники за что-то очень невзлюбили будущих историков и заранее создали им массу неприятностей. Вот и в "Новом Свете" мстительные хоботные около 3 - 4 тысяч лет назад подложили историком огромнейшую свинью. Дело в том, что на древних мегалитических памятниках Юкатана, Анд и Западного побережья Южной Америки осталось множество изображений слоников. А два очень милых слоника украшают собой мегалитические "солнечные ворота" в городе Тиуанако, что расположен у высокогорного озера с благозвучным названием Титикака. Город был полностью оставлен жителями не позднее середины 1-го тысячелетия до н.э., а построен не одним тысячелетием раньше. Можно было бы списать это на древних южноамериканских слоников (токсодонов) - но те предусмотрительно вымерли к 10-му тысячелетию до н.э. (а упомянутые постройки всяко возведены несколькими тысячелетиями позже). Историки попытались было объявить, что изображены здесь вовсе не слоники, а ... ну, кто-нибудь другой. Но не даром слоники зовутся хоботными - эти злокозненные существа обладают таким строением морды, что даже на детском рисунке их ни с кем другим не спутаешь. Хобот - он и в Америке хобот.
Иначе говоря, трансатлантические контакты не просто имели место до нашей эры - они были на столько частыми, что для древних южноамериканцев слоник был также хорошо знаком, как например кенгуру - для современных жителей "Старого Света"
Кстати, пора бы нам и вернуться в этот самый "Старый Свет". Мы оставили его в I в. до н.э. по случаю установления гегемонии Рима (каковая, как мы знаем, продлится до 4-го века н.э.), а после распада империи мы вступим в новую эпоху "официальной" истории - европейское средневековье (иначе называемое "темными веками").
Но, поскольку "короли моря" совершенно не в курсе "официальной" истории, то они продолжают заниматься тем, чем им свойственно во все времена и во всех уголках планеты. Римская империя пала - а значит здесь появились свободные берега. И начинается новая игра.

14. Игра в мясо.

"Господи! Избавь нас от ярости норманнов"
(из средневековой молитвы).

"Норманны" - это просто "люди с севера". Сами они называют себя "даны". Термин же "викинг" обозначает род занятий и "вероятно, связан с глаголом wiking, который ранее на севере означал: "идти в море для приобретения богатства и славы"" (И. фон Фиркс "Суда Викингов"). Начало эпохи их морского господства "официальная" история обычно относит к VIII в. н.э. Никто достоверно не знает, когда и откуда появились даны (они же - викинги, они же - норманны). Считается, что они произошли от каких-то германских племен, начавших в конце 2-го тысячелетия до н.э. переселяться на побережье Скандинавии, откуда впоследствии совершали свои знаменитые набеги. Упоминание о конце 2-го тысячелетия до н.э. сразу же настораживает. Мы помним, что именно в этот период (около 1200 г. до н.э.) некие "народы моря" учинили жуткий разгром на всех средиземноморских побережьях сразу. Мы также помним, что среди этих народов присутствуют некие пеласги - данайцы (греч. Danajoacute, егип. Dajniuna). Если мы еще немного копнем историю, то обнаружим общий для данов и данайцев обычай украшать шлемы бычьими рогами. Воины в таких шлемах есть и на древнеегипетских изображениях воинов "народов моря" и на древних скандинавских изображениях (для викингов это - лишь символическая традиция, на практике они не пользуются шлемами без лишних украшений). Мы обнаружим у викингов ритуальные маски, похожие на минойские. Мы обнаружим склонность к строительству замков, похожих и по архитектуре и по технологии на башни-форты (нураги) шерданов. Мы обнаружим привычку украшать нос корабля мордой мифического существа (обычно - дракона, отсюда и название корабля - дракар). Совершенно такая же привычка была у критян-минойцев. Не лишним будет в связи с этим вспомнить и о мифическом Офионе - драконе-прародителе пеласгов. Мы обнаружим у викингов тот же образ жизни, что у пеласгов, подразумевающий, что мир состоит из моря и берегов. Наконец, мы обнаружим солнце на парусах. Нет, не на парусах самих дракаров (там применяются маскировочные полосы, позволяющие сделать корабль менее заметным), а на парусах их символических изображений, каковых предостаточно среди петроглифов Скандинавии. "Изображения подобных судов сохранились на скалах, особенно много их в Швеции у Бохуслена и в соседнем районе Норвегии у Осло-фиорда. Сохранившиеся до настоящего времени наскальные рисунки, несмотря на выветривание, позволяют понять, что на них изображено. В основном это - суда-лодки... Сами рисунки служили ритуальным целям, поэтому часто на них можно различить круглый диск, иногда украшенный. По современным толкованиям, это - изображение солнца...Окончательная датировка наскальных рисунков была выполнена шведским археологом Монтелиусом в 1874 г. по изображениям секир. Их форма типична для бронзового века. Рисунки выбиты острым камнем на граните или вырезаны на сланце и выкрашены красной краской." (И. фон Фиркс "Суда Викингов")
Вообще-то здесь следует сделать несколько пояснений. "Суда-лодки" - это данские морские парусные рейдеры того времени, бравшие на борт до 50 (позже - до 100) человек. "круглый диск, иногда украшенный." - это крест из мачты и горизонтальной реи на фоне солнца (то самое солнце на парусе). Позже такую композицию назовут "кельтским крестом", а еще позже в слегка измененном виде, но в той же цветовой гамме она будет красоваться на парусах португальских каравелл XV в. (но об этом - в свое время). Что же касается термина "бронзовый век" - то он просто означает 2- 3 тысячелетие до н.э. (это может быть и эпоха Минойского Крита и время сокрушительного удара "народов моря" по доантичным средиземноморским империям).
Сходство времени возникновения, обычаев и ремесел, символов, образа жизни - и названия - это уже серьезный набор аргументов за то, чтобы считать пеласгов-минойцев-данайцев и норманнов-викингов-данов одной и той же общностью людей на разных этапах развития. Есть и еще одно крайне важное сходство - техника военных походов и вообще техника территориальной экспансии "народов моря" и викингов. Об этом сравнении мы поговорим ниже, а сейчас попробуем найти аргументы против.
Главный аргумент - время, вернее, интервал времени между VI - VII в. до н.э. (когда "народы моря", постепенно исчезают из средиземноморья) и VIII в. н.э. (когда в западноевропейских летописях неизвестно откуда появляются норманны). Куда исчезли "морские короли" на полтора тысячелетия?
Ответ будет таким: а где вообще была западноевропейская история до VIII в. н.э.? Мягко выражаясь, нигде. История европейского средневековья начинается с прихода к власти династии Каролингов в 751 г. и последующего официального основания т.н. "новой западной империи" в 800 г. вторым королем этой династии - Карлом. От западной Европы VI и VII в. до нас не дошло ни одного внятного исторического источника. То ли истории там не было, то ли писать было не кому. А, быть может, история была и ее даже записали, только где-то в XIV - XVI в. она не вписалась в христианскую концепцию - и все записи были уничтожены в числе множества прочих книг, неудобных для "единственно верного учения". Что же касается легендарных королей-героев - таких как Хлодвиг (во Франции), Артур (в Англии) и Зигфрид (в Германии), то в их отрывочных раннесредневековых жизнеописаниях в том или ином виде непременно присутствуют морские разбойники - даны. В более поздних версиях западноевропейского фольклора даны окончательно сливаются со своими кораблями-дракарами, порождая столь любимый авторами рыцарских романов образ огнедышащего дракона, пожирающего людей, собирающего несметные сокровища и похищающего юных симпатичных девушек. Разумеется, легендарные короли их (данов и драконов) непременно побеждают - герои они или нет в конце концов!
Из более ранней истории - известно, что в I в. до н.э. римляне завоевали приатлантическую Францию и Британию и, с некоторым неудовольствием, обнаружили, что: "...в море живут племена свионов. Кроме сухопутных воинов они имеют и сильный флот. Поскольку их суда построены так, что и спереди и сзади у них нос, они могут причаливать сразу же." (Тацит, "Германия", 98 г. н.э.). Ничего более ни о самих загадочных свионах, ни об их морском ремесле у античных историков не сохранилось. В V в. н.э. римляне ушли с британского архипелага, а все местные архивы достались неизвестно кому (и делись неизвестно куда). Какова была на протяжении 500 лет колониальной истории Британии степень присутствия римлян на этих территориях - вопрос сложный. Безусловно, они контролировали крупные укрепленные города, переправы через основные реки и стратегически важные дороги. В остальной части этих земель (а тем более - прилежащих морей) они, скорее всего, не только не контролировали ситуацию, но вообще не знали, ни что там происходило в прошлом, ни что происходит в настоящем.
А там происходило масса всего интересного - правда, неизвестно когда именно. Дело в том, что единственным источником информации для нас являются мифы кельтских племен, живших на этих землях. Мифы, как известно, рассказывают о событиях, имевших место так давно, что совершенно не важно, насколько давно. Что ж, будем исходить из того, что это действительно не важно.
Итак, ОЧЕНЬ давно пришли с неизвестных островов племена богини Даны, владеющие магическими знаниями (проще говоря - всеми возможными ремеслами, морской навигацией, счетом и письменностью, а также военным делом). Они принесли в с собой четыре магических предмета: Камень Фал, который издавал крик, когда на него становился законный король. Копье Луга которое приносило победу. Меч Нуаду, от которого не было защиты. Котел Дагда, который сам наполнялся пищей. К истории этих четырех предметов мы еще вернемся.
Собственно Дана (Дану, Дон) - прародительница мира и всех богов, безымянная "далеко блуждающая" пеласгического мифа (известная в Элладе - как Эвринома, в Месопотамии - как Намму). Множество европейских рек получили свое имя от Даны: Дон, Дунай, Днепр, Днестр. На каждой из этих рек к 4-му тысячелетию до н.э. уже существовали крупные цивилизованные поселения (т.н. протогорода). Но это так, к слову.
Сами же племена Даны (от которых получили свое исходное название даны-викинги-норманны) - это кельтский пантеон, очень похожий на эллино-финикийский, и точно также состоящий из обожествленных первых правителей. Здесь есть Минос (Менес, Манес). Его зовут Ман-аннон и остров Мэн до сих пор носит его имя. Он, разумеется, "сын моря" и правитель заморской "потусторонней" страны Тир. В этой "потусторонней" стране обитают маги, называемые аннон (те же аннунаки из мифологии Шумера - строители первых зиккуратов). Где Тир, там и Сидон: "герои из сидов" - это другое название тех же племен Даны. Здесь есть Гермес - покровитель торговли и ремесел. Его зовут Луг и в честь него названы Лундрас (Лондон), Лутеция (Париж) и еще множество городов. С Лугом, вероятно, связан и титул шумерских правителей - "лугаль". Среди героев племен Даны есть также Бел - то ли месопотамский бог, то ли пеласгический правитель, внук Зевса и Ио. Конечно, здесь есть и Геракл (или Мелькарт) - его зовут Огма, он еще и изобретатель письменности. Разумеется, никак не могло обойтись без культа, связанного с быком. Праздник быка (tarbfeis) был в кельтской традиции одним из главных. Во время него прорицатель, поев мяса и выпив крови быка, впадал в транс и видел будущего короля. Встречаются у кельтов и изображения быка с тремя птицами и деревом на спине. Это уже знакомый нам крито-финикийский символизм (вспомним авантюру принцессы Европы). Морской бык - корабль, птицы - те самые, которые указывают курс, а дерево - мачта. Дерево, разумеется, мировое - символ оси, вокруг которой вращается Вселенная. Вокруг чего же должна у морского народа вращаться Вселенная, как не вокруг мачты корабля?
А сейчас вернемся к их эпохе, которая длилась примерно 500 лет с VIII до XIII в., т.е., практически до расцвета военно-торговых орденов, вслед за которым начались "великие географические открытия" и наступило т.н. "новое время" (о чем пойдет речь в следующих главах).
Есть в этом какая-то историческая инварианта. Те же 500 лет господства "народов моря" между XII и VII в. до н.э. (которые с точки зрения "официальной" истории тоже были дикарями), стерли с лица земли наиболее одиозные средиземноморские государства и создали новые морские пути для торговли и культурного обмена. Именно тогда начиналось стремительное развитие и распространение цивилизации Эллады, культурными достижениями которой мы пользуемся до сих пор.
Стратегия данов тоже исключительно похожа на стратегию "народов моря". В VII - VIII в. они постепенно заняли небольшие острова Северной Атлантики (Гебридские, Шетландские, Оркнейские, Фарерские, Мэн) и создали там сеть военно-морских баз (точь в точь как "народы моря" на средиземноморских островах). Европейцы называют эту разбросанную по островам страну морских королей словом Frisland (Фрисландия) и весьма произвольно рисуют ее на картах, как единую территорию (что впоследствии вызовет массу недоразумений). Примерно тогда же возникает смешанное поселение данов и северных славян на Ладоге - будущая база флотов Рюрика и Орвара Одда (рус. Олег). Здесь стоит упомянуть, что и славяне и даны, по крайней мере, мифологически, вели свой род от одних и тех же прародителей - первых сколотов. Одни якобы ушли на север с Слоби (рус. Словен), а другие - с Сигги (дан. Сигурд Одд, Один).
Вернемся, впрочем, к истории викингов.
В начале IX в. даны под командованием Гастинга впервые грабят Париж (810) и города по берегам Пиренейского и Апеннинского полуостровов. Королю Карлу Лысому удается заключить с Гастингом мир (это обошлось в 7000 фунтов серебром). В середине IX в. даны колонизируют Исландию и оккупируют значительную часть Британских островов (часть Ирландии и Шотландии была оккупирована ими еще в конце VIII в.). В 866 г. образуется территория Данло (Danelaw) - т.е. "закон данов", куда входит Шотландия, Нортумбрия, Восточная Англия, часть Эссекса и Мерсии. Параллельно "регулярному" завоеванию, даны проводят и чисто пиратские рейды: Лондон (836), Орлеан, Тулуза, Лиссабон, Кадис, Севилья (842-844), Гамбург, Трир, Париж (845), Кентербери, Лондон, Париж (851-861), Флоренция, Сицилия, Тунис, Марокко, Византия (860 - 870), Кельн, Бонн (892). О численности данских флотов говорит хотя бы то, что в рейде на Лондон и Кентербери было задействовано около 350 кораблей. Практически в то же время (882) Олег приходит на Юг по восточноевропейским рекам и занимает Киев - основанный по преданию в незапамятные времена общими предками данов и славян. Теперь даны могут атаковать Византию не только со стороны Средиземного, но и со стороны Черного моря - что и происходит: Олег осаждает Константинополь и облагает его данью (895 - 903). Далее, на рубеже X в., следует продолжение "регулярных" завоеваний на континенте. Рейды во Францию, в первую очередь - на Руан и Париж (878 - 885) завершается образованием еще одного Danelaw - Нормандии (911), первым правителем которой стал Хрольв по прозвищу Пешеход (фр. Ролло). В течении всего X в. здесь будет укрепляться плацдарм для экспансии данов на в Средиземноморье и на Британские острова. В конце X в. из Исландии идет волна данской колонизации Гренландии и Северной Америки (о которой мы подробно поговорим ниже). В начале XI в. даны начинают "регулярную" кампанию в Англии (завершена в 1066). Одновременно начинается крупномасштабная военная кампания в Тирренском море под предводительством братьев Робера и Рожера. Учинив разгром войск папы Льва IХ (1053) они заняли Апулию и Калабрию. Далее братья разделились. Рожер вторгся на Сицилию и в 1061 г. взял Мессину, а к 1074 г. завладел практически всей южной Италией и прилежащими островами. Робер, пользуясь конфликтом между папой Григорием VII и императором Генрихом IV, в 1084 г. взял Рим. Разумеется, удержать центр католической Европы было невозможно, поэтому Рожер просто дочиста разграбил город.
Наконец, в конце XI в. даны удачно вписались в 1-й крестовый поход, дополнив свои владения территориями на Ближнем Востоке и островами Восточного Средиземноморья. Морские короли вернулись на берега, оставленные их древними предшественниками в VIII в. до н.э. Так и хочется представить себе знаменитого Гийома по прозвищу Длинный Меч, который придирчиво осматривает стены древнего Тира, сплевывает на горячий песок и думает: "да, заборчик-то покосился за 20 веков, поправить бы надо". Символично, не правда ли? Такими остались даны - викинги в истории.
"Ничто не спасало от них - ни отдаленность Испании, ни великое могущество франков, ни огражденное морем государство англосаксов, ирландцев и шотландцев, ни дикая храбрость и численное превосходство славян и чуди. Для грабежа, владений и добычи викинги ездили к дальним и близким берегам, в страны, никому не известные, и к народам, которых название они никогда не слыхали. Без компасов и квадрантов они плавали по самым обширным морям, без осадных орудий брали укрепленные города и замки." (Андерс Стриннгольм, "Походы викингов").
А при чем тут вообще цивилизация? - спросит кто-то, - ведь даны были просто дикарями и морскими разбойниками. Ничем, кроме зверств, грабежей и разрушений не занимались! С точки зрения "официальной" истории так оно, конечно и есть. В следующей главе, когда мы коснемся истории кельтского бога Езуса, станет ясно, кто на самом деле дикари - "язычники" даны или европейские "христиане".
Разумеется, викингов нельзя назвать человеколюбивыми и кроткими. Да и странно было бы искать такие качества в людях, проводивших значительную часть жизни в морских экспедициях и пиратских рейдах на чужие берега. Но уж дикарями они точно не были - чтобы в этом убедится, достаточно взглянуть на поразительные в своей гармоничности образцы их ремесла и искусства, которых сохранилось предостаточно. Только о них как-то не очень принято распространяться за пределами Норвегии и Исландии - что, в общем-то, понятно . Ведь дикость викингов - это один из краеугольных камней "официальной" истории средних веков - стоит его вынуть и развалится вся конструкция.
Утверждение о том, что викинги "без компасов и квадрантов плавали по самым обширным морям, без осадных орудий брали укрепленные города и замки." как-то очень напоминает упоминавшиеся в главе "игра в молчанку и танцы на волнах" противоречивые представления о циклопах/киклопах. Напомним: циклопы, с одной стороны - непревзойденные мастера оружейного и фортификационного дела, а с другой - дикое племя, живущее в пещерах. Рискнем предположить, что дикость викингов была преувеличена также, как за 2000 лет до того - дикость циклопов. Аналогия на этом не кончается: одноглазость циклопов как-то подозрительно перекликается с одноглазостью Сигги - Одина (но это уже отдельная тема, как и тема параллели свойств отсутствующего глаза Одина и свойств Грааля). Другое дело, что невежественные европейские христиане просто не понимали, как викинги ориентируются в море и как они берут города. Вспомним легенду о взятии Трои, где применение осадной техники выглядит как диснейлендовский сюжет с игрушечной лошадкой - переростком в главной роли. Ситуация еще несколько прояснится, если вспомнить о недавнем переполохе историков вокруг найденного в 1990 г. клада викингов XI в. в Висби (о. Готланд). Среди обнаруженных там предметов оказались легко узнаваемые оптические линзы для подзорной трубы или секстана. Обычные линзы 20 - 50 мм. в диаметре, но вот беда - они сделаны на основании геометрического расчета, который, согласно "официальной" истории, стал возможен только в XVII в., с антиаберрационной обработкой, требующей оборудования, которое "официально" появилось лишь в том же XVII в. Какая уж тут дикость...
Что касается такого элемента цивилизации, как письменность - кто еще в средневековой Европе (в X в.) вел запись событий своей повседневной жизни? Пожалуй только викинги. Благодаря этим записям, мы можем узнать о них массу интересного. Современная официальная история утверждает, что исландские саги были в X в. устными, а записаны лишь в XIII - XIV в. Позволим себе обратиться к тексту (поначалу довольно скучному) и логике - а именно: решить, могли такие вещи передаться устно через 300 - 400 лет или нет. "Сына Торвальда звали Эйриком Рыжим (Raudi)... Однажды рабы Эйрика устроили обвал на усадьбу Вальтьова - Вальтьовов Двор. Тогда Эйольв Дерьмо, родич Вальтьова, убил этих рабов у Бегового Склона выше Озерного Рога. В отместку Эйрик убил Эйольва Дерьмо. Он убил также Храфна Драчуна у Двора Игрищ. Гейрстейн и Одди с Песков, родичи Эйольва, начали тяжбу против Эйрика, и он был изгнан из Ястребиной Долины." (Сага об Эйрике Рыжем).
Заметим: оказывается у этих, якобы дикарей, данов есть вполне сформировавшаяся система судопроизводства. Впрочем, как это видно из дальнейшего, Эйрику не везло ни в суде, ни с соседями.
"Эйрик занял тогда Пушичный и Бычий Острова и первую зиму жил в Тропах на Южном Острове. Он одолжил Торгесту с Широкого Двора скамьевые доски. Затем Эйрик переселился на Бычий Остров и жил в Эйриковой Усадьбе. Он потребовал, чтобы Торгест вернул ему доски, но ничего не добился. Тогда он отправился на Широкий Двор и отобрал их силой. Торгест погнался за ним. Они сразились недалеко от хутора в Скалах. Два сына Торгеста были убиты и еще несколько человек. После этого и у Эйрика, и у Торгеста было все время по многу людей, готовых к бою..." (там же).
Есть большие сомнения, что такое множество деталей фермерской жизни (от топонимики до экономики, от драк до судебных тяжб) могло сохраниться, не будь оно записано. Ну а что же было с Эйриком потом? "На тинге Мыса Тора Эйрик и его люди были объявлены вне закона. Эйрик готовился отплыть из Эйрикова Залива, а Эйольв укрыл его в Заливе Димуна, пока Торгест и его люди обыскивали острова. Эйрик сказал провожавшим, что намерен искать ту страну, которую видел Гуннбьёрн, сын Ульва Вороны, когда его отнесло далеко на запад в море и он открыл Гуннбьёрновы Островки." (там же).
Вот здесь уже становится веселее - завязывается основная интрига. Когда через 500 лет Колумб соберется пересекать Атлантику, он будет долго оббивать пороги королевских дворцов, выпрашивая деньги, снаряжение и людей. А здесь обычный предприимчивый и задиристый данский фермер совершенно самостоятельно отплывает в Атлантику на своем корабле - как будто речь идет о прогулке в лес за грибами. И никого это не удивляет.
"Эйрик вышел в море у Ледника Снежной Горы и подошел к земле у ледника, который называется Белая Рубашка. Оттуда он поплыл на юг, чтобы разведать, можно ли там селиться. Он провел первую зиму на Эйриковом Острове, это почти в середине Восточного Поселения. На следующую весну он поплыл в Эйриков Фьорд и решил там поселиться. В то лето он плавал в пустынный край на западе и многое назвал там. Он назвал ее Гренландией, ибо считал, что людям скорее захочется поехать в страну с хорошим названием." (Там же). А он хитрый малый - этот Эйрик. Реклама - двигатель торговли (и колонизации - тоже). Сам же оборот "многое назвал там" - возвращает нас к эпохе первых морских королей, которые так лихо называли земли и континенты (последние - именами любимых женщин). Вообще, исландские саги - это бесценный источник информации об этике, привычках и образе жизни морских королей. Например: "Бьярни подавал большие надежды. Смолоду его тянуло в чужие края. У него были и деньги, и доброе имя. Он проводил одну зиму в чужих краях, одну - дома у отца. Вскоре у него был уже свой корабль." (Сага о гренландцах).
Иначе говоря, сын, которым отец может гордиться, должен как минимум один год из двух проводить в чужих краях. При таком стиле воспитания становятся ясны феноменальные морские достижения данов. Но кроме этого их отличает еще и редкое упрямство. Тот же Бьярни, вернувшись из очередного похода, узнает, что его отец неожиданно переселился с Исландии куда-то в Гренландию (не так давно открытую Эйриком). Но он привык проводить зиму у отца - и немедленно отплывает (причем команда воспринимает это вполне нормально). Они плывут на Запад, осматривая с моря попадающиеся по дороге земли. Чем они руководствуются - непонятно, но финал таков: "...Теперь они плыли четверо суток, пока не увидели четвертую землю. Снова у Бьярни спросили, не думает ли он, что это Гренландия. Бьярни отвечает: Это всего больше похоже на то, что я слышал о Гренландии. Здесь мы подойдем к берегу. Они так и сделали и в сумерки подошли к берегу у какого-то мыса. На нем была лодка, вытащенная на берег. У этого мыса жил Херьольв, отец Бьярни, почему этот мыс и называется Херьольвов Мыс." (Там же). Как можно найти один хутор среди множества мелких островов и фиордов, протянувшихся на тысячу километров? Видимо, можно - если иметь хорошие мореходные знания, опыт и развитую интуицию. Впрочем, если вы думаете, что Бьярни снискал этим походом славу - то ошибаетесь. Его навигаторский талант воспринят как должное, но образцовый викинг должен быть еще и любознательным. "Бьярни рассказал о своем плаванье и о странах, берега которых он видел, и люди нашли, что он не очень-то любознателен, раз не может ничего рассказать про сами эти страны, и его порицали." (Там же). Впоследствии это еще припомнит Лейв: "Мы хоть побывали в этой стране, не то что Бьярни, который даже не сошел на берег" (Там же). А мы плавно перешли к походу Лейва в Америку. "Лейв, сын Эйрика Рыжего с Крутого Склона, поехал к Бьярни, сыну Херьольва, купил у него корабль и набрал себе людей, всего тридцать пять человек". Вот и вся подготовка. Для этих ребят открывать новые земли так же привычно, как строить сараи. У них есть даже принцип выбора названий для новых земель: "Надо назвать эту страну по тому, что в ней есть хорошего." (Там же).
Итак, они идут по Северной Атлантике, раздавая названия: "Страна Каменных Плит", "Лесная Страна"....
А вот, наконец, и по-настоящему хорошее место: "Край был столь благодатный, как они скоро увидели, что даже не надо было запасать корм скоту: морозов зимой не бывало, и трава почти не вянула. Дни здесь не так различались по длине, как в Гренландии или Исландии. В самое темное время года солнце стояло в небе в четверть дня после полудня и за четверть дня до него. [т.е. эта земля находилась между 40 и 50 градусом С.Ш., на широте Великих озер - сейчас на этих широтах расположены Нью-Йорк, Бостон, Монреаль, Квебек - А.Р.] Говорят, что корабельная лодка была вся заполнена виноградом... Лейв назвал страну по тому, что в ней было хорошего: она получила название Виноградной Страны (Wineland)" (Там же).
А что говорят по этому поводу специалисты? "Всегда было общепризнано и до сих пор неоспоримо, что саги эти основаны на вполне реальных фактах: описываемые в сагах колонизация Гренландии и Исландии и плавания из Гренландии в Виноградную Страну, то есть к какому-то побережью Северной Америки, несомненно, в самом деле имели место. О поездках в Виноградную Страну есть упоминание и в ряде других древнеисландских памятников. Что касается местностей в Гренландии, упоминаемых в сагах, то они почти все поддаются отождествлению [и не мудрено, если у викингов была привычка вести нечто вроде судового журнала - А.Р.]. Учеными разных стран - историками, географами, астрономами, филологами, археологами, ботаниками - было выдвинуто множество теорий относительно того, где находилась Виноградная Страна. Ее искали от Гудзонова залива на севере до Каролины на юге.... Вполне возможно, что, кроме тех посещений Северной Америки, о которых рассказывается в сагах, были и другие, о которых не сохранилось сведений [как будет сказано ниже. Такие сведения очень даже сохранились - А.Р.]. Большинство ученых склоняется все же к тому, что Виноградная Страна - где-то на северо-восточном побережье США, в так называемой Новой Англии. Считается, что там была и северная граница распространения дикого винограда (ср. название "Виноградная Страна"). Тогда Страна Каменных Плит - это юго-восточное побережье Баффиновой земли или северное побережье Лабрадора, а Лесная Страна - юго-восточное побережье Лабрадора или Ньюфаундленд. Упоминаемые в "Саге о гренландцах" и "Саге об Эйрике" скрелинги - это, несомненно, североамериканские индейцы." (Халгар Фенрирссон, "Исландские саги" т.1.)
Впрочем, зачем предположения, когда есть вещественные доказательства. Недалеко от Велфорда (штат Массачусетс) есть скала с изображением рыцаря, вооруженного щитом и мечом. Меч образца XIV в., на щите - эмблема шотландских Синклеров. Впрочем, есть и памятники с более точным обозначением времени. Около Кенсингтона (штат Миннесота) существует огромный камень с древнескандинавской надписью (напомним: к несчастью для "официальной" истории, викинги знали грамоту). Надпись повествует об отряде из 30 викингов и снабжена датой: 1362 год. В 1497 г. (всего через 135 лет) эти же местности исследовали англичане под командованием Дж. Кабота. Считается, что викингов к тому времени уже не было. Кем считается? С чего бы вдруг викинги покинули весьма уютные, теплые и богатые всяким добром 40-е широты? Такая бесхозяйственность для них была вовсе не характерна. Впрочем, этой части рассказа - свое время.
В конце XIX века в Бостоне поставили памятник Лейву Эйриксону, по прозвищу Счастливый - как первооткрывателю Америки. Если бы он увидел это - сказал бы наверное: "я знал, конечно, что влип в историю, но не думал, что так надолго". Влип он в историю, похоже, навсегда, так что будем надеяться, что памятник бы ему, все же, понравился.

 

Часть 4. Наверху.

Так неслись они вдаль в решете, в решете,
В решете, словно в гоночной шлюпке.
И на мачте у них трепетал, как живой,
Легкий парус - зеленый платок носовой
На курительной пенковой трубке.
(Эдвард Лир "в страну джамблей")

 

15. Игра в прятки.

"Сегодня, с Божьей помощью, мы зажжем в Англии такую свечу, которую, я верю, не погасить во веки."
(О. Кромвель).

А что же эпоха великих географических и натурофилософских открытий, начавшаяся якобы из приатлантической Европы XV в.? Разве не с нее началась эпоха просвещения и цепь технологических революций, породившая современную информационно-энергетическую цивилизацию? Конечно же все это так - а вот откуда взялись исходные данные для этой эпохи?
Официальная история рассказывает, что все началось с 1-го крестового похода. В 1096 г. крестоносцы вторгаются в Сирию и Палестину. В ходе военной кампании, они соприкасаются с цивилизованными и искушенными в науках арабами, заимствуют у них арабские цифры (разрядную систему счета), алгебру, алхимию и прочие достижения человеческой мысли, включая технологию получения крепких напитков (алкоголя). Как нетрудно заметить, арабский суффикс "al'" присутствует в этих словах по сию пору. Логично?
Увы, не очень.
Во-первых, "al" может быть как арабским "al'" так и англо-германским "all": например, в работах алхимика Теофаста Парацельса для обозначения некого всепроникающего флюида исходно присутствует термин "all geist" который у переписчиков превращается в квазиарабское "alcahest" (на самом деле такого значащего арабского слова не существует).
Во-вторых, если все эти чудеса техники были заимствованы в XII в., непонятно, чего европейцы ждали 300 лет (до XV в.) если у них уже оказалось все необходимое для научно-технического скачка? Почему самые первые результаты заимствования мы видим только в XIV в. - и то крайне сомнительные: начало товарного производства спирта в Италии.
В-третьих, если уж погрязшим в "темных веках" европейцам так хотелось приобщиться к лучшим образцам науки, то что мешало им сделать это на 200 лет раньше, в эпоху расцвета арабской цивилизации - на рубеже IX - X в.? Никаких географических препятствий к культурному обмену не было: граница между "арабским" и "европейским" миром с VIII по XV в. проходила чуть ли не по середине Испании и отдельные территории то и дело переходили из рук в руки (не говоря уже о постоянном торговом обмене между соседями - арабской Кордовой, Севильей, Валенсией и европейской Кастилией, Каталонией, Арагоном).
И в-четвертых, а у арабов-то откуда взялись все эти чудеса? В конце VIII - начале IX в. мы видим, как Халифат - огромное заведомо-нестабильное государство, созданное бедуинами-кочевниками, не знающими ни письма, ни счета, закономерно разваливается - казалось бы, на этой территории должен царить окончательный хаос - ан нет. На рубеже IX - X в. мы обнаруживаем здесь несколько вполне цивилизованных, процветающих государств, где пишутся научные и философские труды, создается энциклопедия, переписываются истории путешественников (из которых сейчас наиболее известен цикл "1001 ночь").
Что произошло менее, чем за столетие, с безграмотными и радикально-сухопутными кочевниками, что они стремительно бросились в науку и морские странствия?
Помните четыре мифических талисмана данов: Камень Фал, который издавал крик, когда на него становился законный король. Копье Луга которое приносило победу. Меч Нуаду, от которого не было защиты. Котел Дагда, который сам наполнялся пищей? Меч Нуаду и камень Фал объединятся в "меч в камне" - который может извлечь только истинный король (или Халиф) Артур (или Ар-Рашид соответственно). Копье Луга (солнечное копье) станет в "1001 ночи" копьем волшебного всадника, поражающим врагов на любом расстоянии, а в христианской мифологии - копьем Лонгина, которым была нанесена смертельная рана Иисусу (или Esus'у). Вот и пришла пора поговорить об этом персонаже. Итак Езус (Esus), один из героев племен богини Даны. Впоследствии, как уже говорилось выше, он был обожествлен, а его атрибутом стало мировое дерево. Когда кельтские племена одичали и начали практиковать человеческие жертвоприношения, то жертвы Езусу приносили путем повешения человека на дереве. Деградировавший культ Езуса, как и солярный кельтский крест с кругом (исходно - символ солнца на парусе, эмблема морских королей), был импортирован римскими императорами в III - IV в. из Галлии и Британии. Затем, на базе этого культа, с добавлением национальных мифологий и солярных религий, свойственных римским военным, слеплено т.н. "христианство". Более подробно об историческом эксперименте по выведении имперской религии путем гибридизации разнородных верований с последующей ампутацией "лишних" конечностей - в работе автора "ретроника - прогнозирование прошлого". Но причем здесь добрый странствующий философ Иисус из Галилеи, которого последователи считали Христом, и который учил, что Бог есть любовь? Он - то, разумеется, не при чем, но вот его последователи к началу II в. придумали замечательную вещь, которой только и не хватало, чтобы сделать имперских подданных ПОЛНОСТЬЮ управляемыми и зависимыми от мнения церкви (тоже имперской, разумеется). Послушаем, что пишет современник: "По их учению выходит, что нечестивца, если он смирится под тяжестью бедствия, бог примет, а праведника, если он, обладая добродетелью с самого начала, обратит свой взор ввысь, он не примет! ...бог, поддавшись жалобам жалующихся, ублажает дурных и отвергает хороших людей, не поступающих таким образом. Христианский учитель говорит: мудрецы отвергают наше учение, потому что мудрость вводит их в заблуждение и сбивает с пути... Христиане прибегают к простодушным и малолетним невеждам, говоря им: смотрите, чтобы кто-нибудь из вас не коснулся знания, знание - зло, знание отклоняет людей от здоровья души. Христианский учитель поступает подобно тому, как если бы кто в пьяном виде, выступая перед пьяными, стал поносить трезвых за пьянство." (Цельс "Правдивое слово").
Иначе говоря, мало, чтобы подданный не умел отличать хорошее от дурного (и обращался за этим к церкви) - он еще должен считать само это умение - порочным, обладателя такого умения - дурным человеком! Цельс недоумевает -но любому современному политику ясно, что это была блестящая идея: знание - зло, а любой человек исходно является дурным, но может быть назначен хорошим (церковью, разумеется). Идея очень близкая деградировавшему позднему друидизму (культу Езуса), где уже не основанное ни на каких знаниях всевластие священства доходило до того, что друид мог объявлять человека виновным или невиновным вопреки очевидной логике... поскольку логика (как разновидность знания) считалась злом.
Так из доброго философа сделали одноименного злого бога, висящего на дереве и запрещающему людям стремиться к добру и знанию, как они его понимают. А как же бог, который есть любовь? Он сохранился у т.н. христиан-гностиков (т.е. знающих), которых имперская церковь все последующие века вылавливала и сжигала вместе с их книгами.
Теперь, раз уж речь зашла о знании и знающих, то самое время перейти к четвертому магическому предмету детей Даны - котлу Дагда. Этот предмет был известен еще в доантичные времена - Геродот пишет о нем, как о древнем талисмане скифов сколотов - чаше Колоксаиса (в честь которого, кстати, славянский солярный крест носит название "коло"). Он будет известен в арабских мифах, как чаша Кей-Хосрова (которая могла показывать будущее). В христианских мифах - это чаша Грааля (Holy Grail), за которой, как говорит легенда, охотились еще в начале VI в. рыцари круглого стола, возглавляемые королем Артуром. В более поздних христианских мифах он иногда сливается с камнем Фал и описывается как "сверкающий камень, выпавший из короны Люцифера" (ох уж эти христиане - вечно они эксплуатируют своего Люцифера).
Так что же это за предмет (или символ) этот Грааль? Вот что пишет по этому поводу Майкл Мак-Клейн "Настоящее же происхождение образа Священной Чаши объяснить весьма просто. Церемония. связанная с Сомой (санскр.) или Хаомой (авест.) практиковавшаяся в древнеиранской и индоарийской среде, в неприкосновенности сохранялась друидами в течение долгого времени после миграции кельтов в области, где растение Сома или Хаома не произрастало; сохранялась форма и символизм обряда, хотя "субстанция", для него необходимая, и стала недоступной.". Речь идет об уже упоминавшемся в главе "Очевидная магия и неочевидная технология." применении психотропных растительных соединений для достижения т.н. "расширенного" состояния сознания - то, чем достаточно безответственно баловались европейские и американские студенты в середине XX в. (в частности, для освоения какого-либо предмета за ночь до экзамена). Заметим, что в одном Мак-Клейн не прав: "субстанция" никуда не делась - растения, содержащие подобные вещества, встречаются практически везде - и везде они использовались в магических ритуалах. Еще есть чисто морская интерпретация: первый компас представлял собой чашу с водой, где плавала намагниченная иголка, обмазанная жиром, а первым инструментом для звездной навигации была чаша с полукруглым отшлифованным дном. До сих пор сохранился символ медицинского знания, введенный еще мифическим Асклепием - чаша с обвившимся вокруг ножки змеем. В общем, версий использования чаши много - но смысл один: это не конкретная чаша, а символ источника знаний. В эзотерических практиках эта чаша знания символизировалась чашей опьяняющего напитка, чаще всего - вина (что сближает обладателей Чаши с посвященными дионисических мистерий и еще более ранних обычаев, связанных с оракулами). Давайте посмотрим, кто считался обладателем этой символической чаши в интересующий нас период - около X - XII в. - и, возможно, найдем ответ на вопрос об источниках прогресса нового времени.
На Ближнем Востоке (откуда крестоносцы якобы вывезли знания) чаша Кей-Хосрова - непременный атрибут суфийской мистики (суфии - неслыханное для мусульман дело - на только пьют вино, но и воспевают его свойства, как например Омар Хайям). В Европе владельцы чаши Грааля тоже известны - это катары, о которых мы поговорим подробнее. Социально-ориентированное развитие суфийской практики было пресечено в 1-й половине XIII в., когда к нашествиям крестоносцев добавилась экспансия многочисленных кочевых племен - монголов и тюрков (на чем прогресс этого региона и закончился). В Европе дело обстояло существенно иначе. В той же 1-й половине XIII в. регион распространения катаров стал ареной братоубийственных внутриевропейских крестовых походов (о которых мы поговорим ниже).
Истоки учений суфиев и катаров прослеживаются с III в. н.э. - с загадочной и трагической деятельности персидского философа Мани (216-277), который называл себя преемником Будды, Заратуштры и Христа. Был ли в манихействе синтез трех учений - мы не знаем, но так или иначе в нем присутствовал культ абсолюта - как любви, красоты и знания, а последователям Мани приписывали владение чашей Кей-Хосрова. Далее в европейской ветке манихейства наблюдается пробел в 800 лет - мы уже не удивляемся, то же самое было в истории викингов. В те годы, когда Лейв и Торвальд Эйриксоны создавали свои поселения на месте нынешнего Квебека, Монреаля и Бостона, в южной Франции восходит звезда катаров (они же - "альбигойская ересь" - трехсотлетний кошмар "католической Европы"). В XI - XII в. территория распространения катаризма простирается на Северную и Центральную Италию, восток Пиренейского полуострова и юг Франции между Роной и Гаронной. Здесь с незапамятных времен пересекались пути морских королей - эти перекрестки отмечены пещерными святилищами 30 - 6 тысячелетий (Ласко, Альтамира) и мегалитическими постройками 5 - 3 тысячелетий до н.э. (о которых шла речь в главе "игра в камешки"). И здесь же пересеклись пути мощных религиозно-философских течений: восточного манихейства (вобравшего в себя буддизм, зороастризм и христианский гностицизм), западного учения друидов (собравших остатки наследия детей Даны) и морского митраизма (восходящего к легендарным киликийским пиратам). Католическое христианство по сравнению с катаризмом выглядит, как ярмарочный балаган по сравнению с grand opera: невнятное учение, службы на исковерканном чужом языке, жадные полуграмотные священники-пьяницы и золотая мишура, призванная замаскировать все это убожество. У катаров все НАСТОЯЩЕЕ - и это видно даже средневековому фермеру. Принято считать, что учение катаров было радикально-аскетическим, отрицающим все, что относится к естественной человеческой жизни. Но с другой стороны территории, где доминирует катаризм (а не католицизм) быстро развиваются именно в смысле естественных наук, искусств, ремесел и торговли. В исторических работах по катаризму мы читаем недоуменные рассуждения историков: с одной стороны жизнелюбивое население, склонное именно к светским занятиям и далеко не аскетичным развлечениям, с другой - единодушная поддержка этим населением катаризма, сплошь построенного на аскезе и отрицании мира. Чтобы разрешить это противоречие, историки начинают искать причины в раннесредневековой истории региона - и, что удивительно, находят. "Оказывается - говорят они - земли между Роной и Гаронной ЕЩЕ С РИМСКИХ ВРЕМЕН славились ремеслами, торговлей, науками, искусством, веротерпимостью, открытостью, мореплаванием, образованностью и предприимчивостью аристократии - в сочетании с воинским мастерством и доблестью." Интересно, почему историки стараются не распространяться об этом феномене южноевропейской цивилизации в других случаях? Не потому ли, что это мгновенно разрушило бы миф о "христианском" происхождении европейской культуры? Так почему же так распространился катаризм? "наверное, в знак протеста против дурного поведения некоторых католических священников, которые были жадинами, развратниками и пьяницами" - говорят историки. Тяжело у историков с логикой. Ну были эти священники пьяницами - да пусть бы они хоть круглый год не просыхали. Это - повод, чтобы выгнать их в шею, но не для того, чтобы принять в качестве замены именно катаризм, идущий вразрез с веселыми обычаями Южной Франции. Тогда каково же логичное объяснение? Да очень просто - катаризм просто не предписывал никакой аскезы и полностью соответствовал светской традиции. Более того, катаризм и сформировался в рамках этой традиции - на основе МОРСКОЙ культурной доктрины, предполагающей усвоение всего нового и прогрессивного, стремление к знаниям и неудержимую тягу к открытиям. Аскетизм был свойственен лишь катарским священникам (и отсюда - еще одно преимущество катаризма: катарское священничество не ложилось тяжелым экономическим бременем на плечи прихожан). Результат: католическая церковь с ее непомерными экономическими и политическими амбициями, в этой части Западной Европы оказывается не при делах. Более того, орден тамплиеров, созданный в 1118 г. как "воинство христово" - основная боевая сила католической церкви - уже во 2-й половине XII в. становится по сути катарским. Прежняя беспредельная преданность Ордена церкви сменяется полной независимостью и чуть ли не открытым переходом к культу Грааля. Устав Ордена меняется - п. 54 устава, запрещавший принимать в орден рыцарей, отлученных от церкви, меняется на противоположный: теперь тамплиеры рекрутируют в свои ряды в первую очередь отлученных. Такие позитивные изменения приводят к стремительному росту экономического потенциала ордена и его территориальных владений.
Интересно, что, по крайней мере в "старом свете", границы сферы влияния тамплиеров на рубеже 1200 г. практически совпадают с территорией, контролировавшейся морскими королями XII в. до н.э. На Северо-Западе они прекрасно ладят с воинственными лидерами шотландских кланов, на Юго-Востоке - с радикальным крылом суфиев: ассасинами (военно-террористическим орденом, созданным легендарным "старцем Горы" Хасаном ас-Сабахом).
А дальше - уже знакомая история. "Морская" цивилизация разбрасывает своих лучших представителей по отдаленным странам, создавая ростки развивающихся культур (походы "морских королей", в качестве которых теперь выступают тамплиеры), а ее исторический центр прекращает развиваться. Следующий этап - более примитивная "сухопутная" цивилизация, сильная численностью людей и полной их подчиненностью верховной власти (что позволяет бросить многие тысячи в мясорубку войны), идет грабить этот центр. В данном случае - еще и уничтожая попутно все научно-культурные ценности (поскольку христианство концептуально несовместимо ни со светским искусством, ни со светским научным знанием).
Страшная война против катаров (крестовый поход против "альбигойской ереси") начавшись в 1209, продолжается 1255 г., а ее партизанская фаза затягивается до 1278 г. Катарское "подполье" действует еще дольше - вплоть до 1321 г. На протяжении этой войны (особенно ее основной фазы - 1225 - 1244 г.) католическая Европа вынуждена постепенно оголить фронты в Северной Африке, Малой Азии и на Ближнем Востоке. Европейские монархи нервничают. Император Фридрих II теряет терпение и пишет трактат о трех обманщиках: "Знайте же, легковерные народы, что настало время открыть вам глаза на верования, навязанные вам тремя обманщиками - Моисеем, Христом и Магометом. Неужто разум не подсказывает вам, что лишь бездельники, заинтересованные в обмане, могут утверждать, будто бога произвела на свет девственница? До каких же пор вы будете верить в силу пап, этих кровосмесителей, воров и убийц". По фасаду католической "сверхдержавы" идут трещины. В 1244 г. крестоносцы добиваются решительного перелома в "альбигойской войне" - занимают Монсегюр но какой ценой? В том же году они теряют главный ближневосточный плацдарм - Иерусалим. Закончив войну в 1255 (капитуляция Куирибуса) они теряют владения в Северной Африке. Из-за продолжающегося сопротивления они не могут вывести военный контингент из Лангедока и в 1261 г. теряют Константинополь и вместе с ним - всю Малую Азию, а в 1270 с треском проваливают кампанию в Тунисе. К концу XIII в. и Франция приходит разоренной и нищей.
В 1307 г. католицизм наносит удар по тамплиерам. Сговор между французским королем Филиппом IV и папой Климентом V позволяет путем на редкость гнусного обмана захватить великого магистра де Моле, более 150 видных лидеров ордена и более тысячи рядовых его членов, а также огромные суммы орденских денег. Процесс тамплиеров продолжался долго - король и папа, а еще более - кардиналы, наряду с ненавистью и жадностью, испытывают очевидный страх (оно и понятно: разгромлен лишь "старый ствол" ордена - "ветви" же, разбросанные по всему миру, совершенно не пострадали). Страх так силен, что на XV Вьеннский Собор 1311 года, посвященный осуждению тамплиеров, из европейских монархов не прибыл никто, кроме Филиппа IV, а за уничтожение ордена из 140 кардиналов проголосовали только 4. К этому моменту Франция становится центром католицизма, а резиденция пап перемещается в Авиньон. Так или иначе, отступать папе и королю некуда: в 1312 г. орден тамплиеров формально упразднен, а в 1314 г. процесс завершился казнью великого магистра и двух его ближайших сподвижников (по христианскому обычаю они были сожжены заживо).
Нетрудно догадаться: несмотря на ощутимые потери в живой силе и деньгах, ни тамплиеры ни катары никуда не делись. Рыцари "перекрасились" в солдат удачи и в рыцарей новых орденов, ученые - в алхимиков и астрологов, катарские философы и поэты - в "жрецов веселой науки" трубадуров. Еще легче догадаться, что они при этом ничего не забыли и никого не простили. Поэтому вряд ли следует считать странным, что ни король, ни папа, ни другие наиболее активные участники процесса тамплиеров не прожили после этого и года (как честно и пообещал им великий магистр де Моле перед казнью). Затем в течении 15 лет последовательно умерли все трое сыновей короля (так прервалась династия Капетингов). Воевать на стороне католической Франции стало некому, да и не за кого - законного короля не стало. Династические основания Валуа вилами по воде писаны - такие основания может предъявить кто угодно. Такой "кто угодно" немедленно находится в Англии. В 1337 г. с высадки английского десанта и цепи чудовищных поражений французской армии начинается столетняя война - последняя война в стиле викингов и первая война новой эпохи. Война, которая продлится до середины XV века.
Внимание! мы находимся на хронологической границе т.н. "эпохи Возрождения", краткая характеристика которой такова : "В этих условиях возросшей деловой активности на передний план выдвигалась человеческая личность, обязанная своим положением и успехами не знатности предков, а собственным усилиям, предприимчивости, уму, знаниям, удаче.... Были подвергнуты критическому пересмотру сковывавшие свободное развитие мысли авторитеты, традиции и догмы, на которые опиралась средневековая мораль; провозглашено право на свободу научного исследования. Возникли светская наука, литература и искусство... В противовес феодально-церковному аскетизму, проповеди пассивности, новая гуманистическая этика превозносила право на естественные, данные природой потребности и склонности, возвеличивала человеческую деятельность. Жизнерадостный оптимизм, представление о безграничных возможностях человека, его воли и разума, "героический энтузиазм" (Дж. Бруно), гармоничность и цельность мироощущения органически присущи гуманистическому мировоззрению в его наиболее классическом выражении. Утверждая новое мировоззрение, гуманисты обратились к античному наследию (в средние века хотя и неполностью забытому, но сильно искажённому). В античной культуре Возрождение открывало родственный ему гуманистический (человечный) неаскетический дух, "языческий" интерес ко всему "посюстороннему", нормы нравственного и прекрасного, основанные на изучении природы и человека...." (БСЭ)
Надо быть очень наивным человеком, чтобы поверить, будто серое, как штаны пожарника, население средневековой католической Европы, могло взять, да и "пересмотреть авторитеты, традиции и догмы". Для этого должна была, как минимум, рухнуть основа серости - единство западных монархий и католической церкви. Это и происходит, причем очень быстро - менее, чем за полвека (в интервале 1378 - 1420 г.). На западный католический мир обрушивается серия военно-политических катастроф. 1378 - раскол папского престола на Римский и Авиньонский, 1380 г. - реформат Уиклиф и начало отпадения английской церкви, 1409 г. - конфликт Франции с Римом и начало троепапства, 1415 - сокрушительное поражение Франции под Азенкуром, 1419 г. - начало антикатолических гуситских войн в германской империи, 1420 - потеря Францией Парижа и всего севера страны. Страны, проявившие наибольшее рвение в кампании против катаров и тамплиеров, оказались на столетие, а то и больше выброшены на обочину прогресса. Как известно, глупость - самая дорогая вещь на свете: она дороже всего обходится.
Совершенно противоположным образом обстояло дело в странах, которые на взаимовыгодных условиях предоставили тамплиерам свои территории. В особенно хорошем положении оказалась Португалия, куда в 1314 г. переместилась европейская штаб-квартира ордена. Король Диниш попросту преобразовал в своей стране орден тамплиеров в орден Христа (с сохранением всего имущества, привилегий и символики тамплиеров). В результате за столетие маленькая Португалия превратилась в мощную морскую державу. Огромную роль в этом сыграл младший сын короля Жоана I, принц Энрике (с 1418 г. великий магистр ордена), впоследствии получивший прозвище "Навигатор" - хотя был не мореплавателем, а организатором морского дела. По его плану на мысе Сагреш была создана военно-морская база, мореходная школа, верфи и то, что сейчас назвали бы "аналитической группой". Здесь работали талантливейшие специалисты со всего "старого света" - картографы, астрономы, судостроители. На парусах судов, отправлявшихся в далекие экспедиции - герб ордена. Все тот же символ: красный многолучевой крест на белом фоне. Солнце на парусах.
Как пишет Ж.Кортезан: "только из Португалии можно было осуществить такие путешествия, ибо только здесь существовали в комбинированном виде географические, научные и финансовые возможности, необходимые для реализации этих открытий".
Так было положено начало эпохе "великих географических открытий.". Но сделано было и так немало. 1416 - Канарские острова, 1419 - острова Мадейра, 1431 - Азорские острова, 1452 - острова Кабо-Верде. На финише XV в., когда в морскую гонку уже включаются Испания и Англия, Португальские моряки первыми огибают Африку (открывая морской путь в Индию) и первыми приходят в Бразилию. Считается, что мечта Энрике Навигатора - замкнуть кольцо вокруг Земли, осуществилась лишь через полвека после его смерти. Но многие серьезные исследователи полагают, что это произошло значительно раньше, как, впрочем, и многие другие открытия того периода. Так, есть основания полагать, что побережье Южной Америки было исследовано Португальцами еще в 50-х - 60-х годах XV в. Такого мнения придерживается, в частности, известный современный историк, академик РАЕН, А.Хазанов. Он, как и ряд других серьезных исследователей, полагает, что результаты португальских географических открытий середины XV в. были засекречены Жоаном II по вполне понятным стратегическим соображениям...
Какая романтика! Даже энциклопедия не может удержаться от некоторой поэтизации эпохи: "В легенде о Фаусте, сложившейся в конце эпохи Возрождения, увековечен тогдашний тип полуучёного-полуфантаста, овеянного авантюрным духом времени. Смешение рациональных представлений с наивной фантастикой отличает мышление В. от позднейшего, более систематического и научного по методу. Однако эпоха Возрождения (особенно 16 в.) отмечена уже крупными научными сдвигами в области естествознания..." (БСЭ). Но это, что называется, "официальное открытие" эпохи. Как и на любых помпезных мероприятиях такого рода, здесь все время говорят красивые слова, причем все время врут.

16. Игра в дурака.

"Пусть историки сами хоронят свою историю"
(Н.Вуд)

Мы что-то зациклились на Европе. А мир, между прочим, гораздо больше и там все это время много чего происходило. Ведь оттого, что на календаре было средневековье (т.е. полная деградация Европы), морские короли не перестали бороздить просторы океанов. Напомним: на самом деле в эпоху "великих географических открытий" никто из европейцев ровным счетом ничего не открыл. Они просто постепенно освоили маршруты, проложенные и нанесенные на карты-портуланы задолго до постройки египетских пирамид (вспомним портулан Пири Рейса, перерисованный с финикийской карты IV в. до н.э., являющейся копией карты 6-го тысячелетия до н.э.). По этим маршрутам шла бойкая морская торговля во времена расцвета минойского Крита, а затем - в эпоху морской гегемонии финикийцев и экспансии на север племен Даны.
Португальские морские карты 1-й половины XV в. - это просто копии (пусть и неаккуратные) карт древних морских королей. Таким образом на португальских картах первой четверти XV в. появляются "еще не открытые" острова Карибского бассейна и побережье Америки. В своем докладе королю Мануэлу I Дуарти Перейра пишет: "Мы узнали и увидели, как в третий год Вашего правления в 1498 г. от Р.Х., в котором Ваше Величество приказали нам открыть западные земли, был открыт и обследован огромный земельный массив со многими большими прилегающими островами, протянувшийся до 70 градусов к северу от экватора и до 28 1/2 градусов к югу от экватора". Сильно сказано: "нам приказали открыть.". Надо полагать, король Мануэл сказал своим капитанам примерно так: "Парни, то что я вам скажу - совершенно секретная информация. Наши аналитики изучили древнюю карту, по которой чуть ли не сам Ной ходил на своем ковчеге, и говорят, что в Западной Атлантике находится здоровенный континент. Выглядит он примерно так (раскладывает на столе перерисованную карту обеих Америк). Ваша задача проверить эти данные на местности".
"Yes, sir" - коротко по-флотски отвечают командиры и выходят в плаванье. Они доблестно проверяют и подтверждают местоположение северной оконечности Америки в заполярье (на 70 градусе СШ находится пролив, отделяющий о. Баффинова Земля от континента). А вот на юге случается маленький казус: португальские моряки принимают за южную оконечность континента залив Ла-Плата, образованный общей дельтой многоводных рек Уругвай и Парана. Португальских моряков можно понять: в районе нынешнего города Монтевидео, берег уходит сначала строго на Запад, а затем изгибается к Северу (так что вполне можно принять это место за южную оконечность континента).
Они сверяют это место с картой - там ничего подобного нет (конечно нет - карта фиксирует береговую линию, какой она была более 6000 лет назад). Моряки, сказав пару ласковых слов об интеллекте этих сухопутных крыс-аналитиков, начинают определять широту кажущейся оконечности континента самостоятельно - и ошибаются на 5 градусов (впрочем, их трудно в чем-то упрекнуть - они находятся за южным тропиком, где не видно ни одного знакомого им созвездия).
Еще более проясняет суть дела королевская грамота от 03.03.1468 г., согласно которой Фернау Дулмо жалуется в капитанию "великий остров, острова или континент, который был найден и предположительно был островом Семи городов". Откуда Жоану II известно о том, чем "предположительно был" этот "великий остров, острова или континент"? Можно предположить, что не только из Платоновских диалогов об Атлантиде. И действительно: "на анонимной и недатированной карте [т.е. скорее всего, шпионской копии - А.Р.], которая в настоящее время находится в Британском музее, относящейся, как полагают, ко времени около 1508 года, обозначено семь городов, расположенных вдоль восточного побережья Северной Америки". (Р.Рамсей, "Открытия, которых не было"). А с чего бы, заметим, там не быть городам в XV в. - если в XI в. это побережье было колонизировано викингами?
Естественно, при таких обстоятельствах "первопроходцы" эпохи Возрождения постоянно натыкаются на следы тех своих предшественников, чьими картами они пользуются.
В Центральной Америке обнаруживаются легенды о белых бородатых людях и такие же пирамиды, как в Египте. Великие пирамиды Хеопса, Хефрена и Микерина в Гизе - великие пирамиды Солнца, Луны и Пернатого Змея в Теотиуакане (Мексика). Там дорога мертвых и культ усопших (с традицией мумификации) - и здесь то же самое. Есть над чем задуматься - но пирамиды Теотиуакана (как и их египетские двойники) - это сказочная древность. Мало ли, что было в древности. Иное дело - великое Зимбабве. Между двумя великими реками Восточной Африки - Замбези и Лимпопо, примерно в 900 г. н.э. ни с того ни с сего появились пришлые люди. Они построили город-крепость площадью около 40 гектар, с акрополем около 100 м в диаметре, окруженным 9-метровой стеной. Все это напоминает по стилю древнейшие (пеласгические) города Эллады - кольцевая планировка, циклопические стены из огромных камней, пригнанных друг к другу без раствора, акрополь, колоннады, стелы конической формы. На протяжении 500 лет здесь было процветающее государство, а точнее - фактория, имеющая торговые связи со многими странами далеко за пределами Африки. И вдруг, около 1450 г., т.е. буквально перед появлением португальцев, город без всяких видимых причин опустел. Его неведомые хозяева ушли, аккуратно забрав с собой все ценности и документы. Кладоискателям, (а позже - археологам) достались лишь голые стены. Опрос окружающего слаборазвитого население тоже ничего не дал: "чужие люди приходили, строили, здесь жили - потом ушли, теперь плохое место - жить нельзя".
Еще веселее получается с маленьким (всего 170 кв. км.) островом Пасхи (о котором мы уже говорили в главах "игра в карты" и "игра в мячик."). В 1578 г. его случайно открывает испанский капитан Хуан Фернандес, но почему-то никому не рассказывает о своей находке, а вскоре умирает при загадочных обстоятельствах. В 1687 г. его также случайно открывает английский пират Эдвард Дэвис. Он вскоре пропадает куда-то, но рассказы о "земле Дэвиса", лежащей примерно на 30-й широте в двух с чем-то тысячах миль от чилийского побережья, с того времени циркулируют среди "джентльменов удачи". В третий и последний раз остров открывает в 1722 г. голландский адмирал Якоб Роггевен, целенаправленно разыскивающий загадочную "землю Дэвиса". Непонятно, зачем он искал эту землю - не ради спортивного азарта же (проще говоря - что он рассчитывал найти, исходя из отрывочных рассказов об этой земле). Так или иначе, нашел он нечто абсолютно бесполезное: множество монолитных каменных исполинов весом до 300 тонн, непонятно каким способом расставленных по периметру острова и заброшенную каменоломню, где эти исполины вырубались из скальной породы. Еще он нашел кучку аборигенов, таких разномастных, как будто они произошли от всех человеческих рас сразу (такое по понятным причинам бывает в оживленных портовых городах - но не на заброшенных островках посреди великого океана). Кроме раритетных табличек с непонятными письменами и странных легенд об авторах здешней мегаскульптуры, у этих аборигенов ничего ценного не обнаружилось.
А совсем весело получилось в другой точке Тихого океана - Понапе (о котором мы уже говорили, обсуждая игру в камешки). Напомним - здесь находится самый грандиозный на Земле мегалитический комплекс Нан-Мадол: 92 искусственных острова площадью 75 гектар, храм, морская дамба между островами и стены 6 - 8 м. высотой. Построен он... в XIII - XV в. н.э. (всего за столетие до появления здесь европейцев). Как можно вообще построить такое европейцы-первооткрыватели не представляют себе даже в общих чертах (вообще-то такое строительство становится принципиально возможным лишь при уровне техники XIX в.). Аборигены объясняют технологию просто: "правители Со Делеур (Sau Deleur) делали так, что камни сами двигались по воздуху и укладывались на нужное место". Выслушав это простое (и, главное, понятное) объяснение, европейцы спрашивают: "а где сейчас эти правители Со Делеур?". У аборигенов и на это есть ответ: "Бог грозы повелел правителям Со Делеур уйти отсюда - и они ушли. Теперь здесь плохое место - жить нельзя". Вот и весь сказ - опять-таки просто и, главное, понятно.
Бравые европейские моряки в недоумении: они думали, что открывают мир - а они всего лишь подбирают чьи-то объедки. Начинают возникать разнообразные мифы. Например, крайне популярный миф о неком "пресвитере Иоанне", правителе мощнейшей морской державы, чья столица находится ... ну, не важно где, но европейские короли вместе с папой... не важно каким, по сравнению с этим Иоанном - полное ... ну не важно, что. Излишне пояснять, что распространение таких мифов очень скверно сказывается на престиже европейских монархов и католической церкви, продолжающей выполнять функции главного европейского идеолога. В XVI в. католическая церковь спохватится и начнет переписывать историю (в том числе и ту, которая была буквально только что). Получается куча вранья, которому методом грубой лепки придано внешнее правдоподобие.
В общем, историко-художественной правды в этой скульптуре меньше, чем в памятной по советским временам "девушке с веслом" - так что лучше убрать это несуразное христианское творчество в архив курьезов и разобраться, как все было на самом деле.
Мы уже выяснили, что все научно-техническое развитие "до-машинной эпохи" в регионах с известной нам историей приходится на период между 10-м и 3-м тысячелетием до н.э. Возможно, на островах Эгейского и Тирренского морей развитие продолжалось до середины 2-го тысячелетия, но это лишь догадки. Далее в развитии регионов, чья история нам более или менее известна, существует огромный провал в интервале между 2-м тысячелетием до н.э. и XV в. н.э. Именно этот провал и описывает "официальная" история, и именно в этом провале мы безнадежно выискиваем истоки нашей современной цивилизации - а их там просто нет. Развитие в этот период идет в совершенно других местах и лишь на рубеже "нового времени" (XV - XVI в.), когда начинает сказываться ограниченность периметров всех морских берегов земного шара, в застывшую цивилизацию, описанную "официальной" историей, вливается динамичная, развивающаяся цивилизация "морских королей". Как это происходит? Да очень просто - разве в эпоху стремительной морской экспансии европейцев кто-то в состоянии был проверить чью-то биографию? Возьмем для примера знаменитого Дрейка. "Френсис Дрейк (Francis Drake) род. 1540 г. Тависток, графство Девоншир, в семье деревенского священника Эдмунда Дрейка. Около 1550 г. поступил юнгой на небольшой торговый корабль, где овладел искусством судовождения. Старый капитан полюбил Френсиса как родного сына и завещал ему свой корабль. Около 1560 г. Дрейк занялся работорговлей, поставляя негров из Гвинеи на Гаити. В 1567 году Дрейк командовал кораблем в эскадре карибского пирата Джона Хоккинса. На рейде в Сан-Хуане эскадра подверглась нападению испанского флота и уцелел лишь корабль Дрейка, на котором он и прибыл в Англию. В 1569 г. женился на Мэри Ньюман, брак оказался бездетным. Овдовел в 1571 г. В 1572 прославился самостоятельным набегом на Панамский перешеек, а в 1577 возглавил морской поход в качестве английского контр-адмирала..." (Ф.Дрейк. Краткая биография). Дальше идет известная блестящая карьера пирата, адмирала и исследователя - но в приведенном фрагменте я вижу минимум 3 "дырки", в которые без всякого риска быть пойманным на подлоге, в качестве Френсиса Дрейка мог влезть ЛЮБОЙ знаток морского дела - хоть сам Дэви Джонс (главный демон из фольклора английских моряков), причем вместе СО ВСЕЙ КОМАНДОЙ своего корабля.
Можно с легкостью найти такие же "дырки" в биографии ПРАКТИЧЕСКИ КАЖДОГО из феноменально-удачливых морских авантюристов XV - XVII в.в., чьи успехи попросту НЕВОЗМОЖНО объяснить естественными причинами. В таком ракурсе становятся понятным неизвестно откуда взявшееся военно-морское мастерство многих знаменитых флибустьеров XVII в. (описанное очевидцем Эксвемелином, а затем поэтизированное Сабатини в "Одиссее капитана Блада").
Самое смешное, что подобное положение дел было выгодно как "морским королям" позднего средневековья, так и "христианским ученым", которые не только переписывали древнюю историю но и кроили "по живому" историю совсем свежую.
Первым было совершенно не интересно, чтобы об их существовании догадывались (поскольку в этом случае их могли бы с легкостью "вычислить").
Вторым совершенно не хотелось видеть первых в контексте описываемых "исторических событий" (поскольку от этого рушилась вся христианская историческая концепция).
Но это еще цветочки. А вот когда речь идет уже не об отдельных людях или экипажах кораблей, а о целых городах - тогда начинаются ягодки, и прочие овощефрукты.
Возьмем, например, "официальную" историю уже упоминавшегося выше города Бостон - как она выглядит сейчас. В 1620 году чуть больше 100 сектантов (пуритан-пилигримов) на судне "Мэйфлауэр" достигли полуострова Кейп-Код и основали колонию Плимут (по имени своего родного города в Англии). Плавание через Атлантику продолжалось 65 дней (викинги за 500 лет до того справлялись с этим почти вдвое быстрее). Дальше слушаем сказку, по сравнению с которой стремительный штурм Трои деревянной лошадкой - это лишь маленькое художественное преувеличение. "Январь и февраль 1621 года стали самыми трагическими месяцами в жизни плимутской колонии. Пилигримы не были приспособлены к таким суровым условиям. В основном это были люди, вырванные из городской жизни и поселившиеся среди зимы в совершенно незнакомом необжитом крае. Из-за отсутствия свежих продуктов началась цинга. В лесу была дичь, но мало кто умел стрелять. В довершение всех бед разразилась страшная эпидемия. Это была одна из разновидностей пневмонии, от которой умирали в течении нескольких дней. "Мэйфлауэр" превратили в госпиталь, и корабельный врач ухаживал за больными, но у него для лечения цинги и пневмонии не было подходящих средств. Из сотни пилигримов, прибывших в Америку, в живых осталось менее пятидесяти человек. C приходом весны в сердцах обездоленных людей затеплилась надежда. Она явилась в образе высокого индейца, одетого только в кожаную набедренную повязку. Он гордо шел через поселение в сопровождении детей, впервые увидевших краснокожего человека. "Здравствуй, англичанин" - громко произнес индеец, протянув правую руку первому попавшемуся ему на пути мужчине. Это был Самосет из соседнего племени Вампаног. Он хорошо знал английский, так как дружил с британскими рыбаками, промышлявшими в этих водах более двадцати лет..." (Б.Корченова, "День благодарения"). Заметим: согласно "официальной" истории первые "английские рыбаки" могли появиться здесь лишь в 1607 г. - за 14 (но никак не за 20 с лишним лет до этих событий). Дальше - больше. Этот странный "англоязычный индеец" со товарищи учит вымирающих сектантов уму-разуму (в частности ведению сельского хозяйства), благодаря чему колония от неизбежного вымирания тут же переходит к явному благоденствию. Но это еще мелочи. По сравнению с продолжением (где речь идет собственно о Бостоне) меркнет даже миф о диких исполинских циклопах - строителях и оружейниках богов. Судите сами: "Один из жителей Плимута Уильям Блэкстоун (William Blackstone), который имел репутацию одиночки, отделился от земляков и поселился в уединении, за рекой Чарлз (Charles River). Это место сейчас известно в Бостоне как Beacon Hill. В 1630 году к Блэкстоуну примкнули ещё несколько пуритан, их соблазнило наличие источника пресной воды. Поселение стало очень быстро расти, успешно развивалось производство и торговля, укрепились прочные связи с жителями всего побережья Атлантического океана в этом районе. Всего за 40 лет бостонцы построили более, чем 730 морских судов, и, безусловно, это оказывало огромное влияние на развитие города.". (Путеводитель "Окрестности Бостона").
Иначе говоря, нам предлагают поверить, что жители выселок Бостон (с населением несколько человек) близ деревеньки Плимут (с населением 50 человек) за 40 лет расплодилось со скоростью, которой могли бы позавидовать даже кролики? Что одновременно они построили на берегу ПОСРЕДИ ДИКОГО ЛЕСА верфи и спустили со стапелей 730 морских судов? Это при полном неумении колонистов устраивать свою жизнь вне привычного английского города?
Гораздо проще предположить, что колонисты встретились с жителем одного из 7 городов, основанных викингами за 500 лет до того (тогда понятны и "англоязычность" доброго индейца и загадочные "английские рыбаки", промышляющие здесь более 20 лет). За полвека кучка колонистов естественным образом смешалась с населением УЖЕ процветающего города, где УЖЕ есть налаженное хозяйство, мастерские, верфи и прочие возможности цивилизации. Тогда становится понятным, кто столетие спустя выгнал в шею английский экспедиционный корпус (попутно объяснив всем желающим, что правительства должны существовать для удобства населения - а не наоборот). Точно также становится понятной и "ковбойская культура" североамериканских фермеров (впоследствии заложенная в основу голливудской кинотрадиции). В сюжет "лимонадного Джо" или "великолепной семерки" совершенно не лезет образ унылого сектанта-пуританина, зато образ викинга из саги об Эйрике Рауди (который может устроить побоище из-за невозвращенного в срок штабеля досок) будет выглядеть там как родной. Только дайте ему револьвер вместо топора и завтра получите хрестоматийного ковбоя-отморозка из легенд о "Диком Западе".
Но "официальная" история упорно продолжала и продолжает придерживается вздорной первой версии (о добрых англоязычных индейцах и циклопокроликах - колонистах). В противном случае Америка лишились бы любимого праздника - "дня благодарения", Европа - титула колыбели современной цивилизации, а сама цивилизация - совершенно ненужного ей эпитета "христианская".
Вот так, рука об руку, вплыли в "новое время" те, кто писал "официальную" предысторию "нового времени", и те, кого из этой "официальной" предыстории так неряшливо вычеркнули.
Но, - возразит кто-то, - если цивилизация "морских королей" шла такими опережающими темпами по сравнению с "официально-исторической" цивилизацией, где следы ее достижений, которые непременно должны были всплыть в "новом времени" после слияния этих цивилизаций. На самом деле следов более, чем достаточно. "Официально-историческая" цивилизация вступила в XVIII в. в состоянии, отличающемся от античности, разве что выросшим в 10 раз населением, да применением пороха в военном деле. К концу века она имела металлопрокат, универсальное станочное оборудование, серийное производство паровых машин и повсеместное их использование (в т.ч. паровой молот, паровая тележка и пароход), химические источники тока, подводную лодку, аэростат и полиграфическую машину. Впечатляет, не правда ли? Приведем одну историю, случившуюся в Америке уже в середине XIX в во время войны Севера и Юга. К весне 1862 г. противоборство на море пребывало в шатком равновесии. И разрешилось оно в пользу северян в течении одного дня : 9 марта 1862 г., когда морском сражении у Хэмптона встретились два корабля:
Со стороны южан: современный (по тем временам) 10-пушечный броненосец "Вирджиния" (водоизмещение - 3200 т., двигатель 1200 л.с.).
Со стороны северян: 2-х пушечный броненосец "Монитор" (водоизмещение - 890 т., двигатель 320 л.с.), загадочным образом построенный в складчину нью-йоркскими коммерсантами за 3 месяца из подручных материалов и отправленный в бой без ходовых испытаний, непосредственно по прибытии в зону боевых действий. Это плавсредство было настолько непохоже на корабль, что немедленно получило презрительное прозвище "горбатая жаба". Дело в том, что его единственными выступающими над водой частями были маленькая рубка и невиданная по тем временам штуковина - поворотная орудийная башня.
В 3-х часовом морском бою "Монитор" не получил ни одного существенного повреждения. "Вирджиния" отступила с двумя тяжелыми повреждениями кормовой части... "Никогда до этого одиночный бой кораблей не вызывал такого интереса во всем свете, как этот. Америку охватило прямо сверхъестественное возбуждение. Никогда раньше не имело такого значения появление отдельного корабля" (А.Штенцель "История войн на море"). Насколько "Монитор" обогнал свое время? Судите сами: "Полноценный корабль-невидимку в состав американского флота планируется ввести в 2010 г. Им станет эсминец DD 21 "Land-attack destroyer" - т.е. "эсминец (точнее, истребитель), атакующий берег". Судя по опубликованным в американской печати рисункам, он и внешне похож на знаменитый броненосец "Монитор" времен гражданской войны в США." ("Призраки в океане", Независимое военное обозрение, № 30 (345) 29 августа 2003 г.). Такие дела...
А теперь мы попробуем разобраться, какие же выводы можно сделать из РЕАЛЬНОЙ истории, которую мы общими усилиями восстановили выше.

17. Короли пустоты.

"Мы переживаем очень важный переходный период, когда современные технологии могут
полностью изменить порядок вещей и повлиять на будущее развитие.
Мы на стадии выбора - все может быть уничтожено либо найдется какое-то решение.
Если мы хотим выжить, то должны выяснить правду нашего происхождения и что лежит за всем этим."
(Т. Хейердал).

Как мы уже разобрались, примерно в XVIII в. человеческая цивилизация, после не менее, чем 20-векового перерыва, вновь стала единой. Надолго ли? Как мы показали выше, такое объединение явилось вынужденным, а любое вынужденное объединение людей с диаметрально-противоположными взглядами на жизнь, как показывает практика, является временным. Дело в том, что взгляды на жизнь, свойственные морским королям, никуда не делись - они продолжают существовать у значительного количества людей, определяя их отношение к жизни и их планы на будущее.
Как говорил К.Ижковский "Людей и народы заставляют делать выводы из былого. Между тем лишь то, что будет, что предстоит сделать сейчас, объяснит нам, что собственно было и какое имело значение".
С этой точки зрения мы и попытаемся рассмотреть недавнее прошлое и ближайшее будущее (которые в среднем и определяют доступное нам настоящее). Итак, на рубеже XIX и XX в. планета Земля закончилась. С ней случилось, в сущности, то же самое, что со средиземноморьем в I в. до н.э. На всей Земле не осталось свободного моря - все берега и все острова кому-то принадлежат, везде кто-то правит, и с точки зрения морских королей, делать здесь больше нечего. Надо уходить в какие-то другие моря, но, как в известном анекдоте: "другого глобуса у нас нет". Разумеется, дело не собственно в море, как в обширной поверхности соленой воды. Дело в принципе пространства свободы - а с самого начала человеческой истории и до последнего времени именно море таким пространством и являлось.
Как только море перестало быть свободным пространством, появилась целая плеяда людей, которые начали искать ему альтернативу. Именно на этом рубеже мы видим огромное количество научно-фантастических и фантастически-научных новелл о таких альтернативах. Жюль Верн, например, прошелся по целому спектру направлений: глубины морей, глубины Земли, воздушный океан и, наконец, ближний космос. Константин Циолковский говорит однозначно: космос, других альтернатив нет. Именно ему принадлежит идея обитаемой космической станции - совершенно в духе морских королей, для которых корабль был домом. Но, следуя логике морских королей, море - это конечно, здорово, но у него должны быть берега. С этим в ближнем космосе дело обстоит сложнее - берегов-то сколько угодно, только для жизни они абсолютно непригодны. Тем не менее, в середине XX в. человек выходит в космос, более того, человек ступает на ближайший "новый берег" - поверхность Луны. Все ждали какого-нибудь чуда - а чуда не случилось. Как, согласно всем наблюдениям, не должно было быть ничего хорошего на этой Луне, так ничего хорошего там и не оказалось.
За 2-ю половину XX в. человечество прошлось своими беспилотными аппаратами по всей солнечной системе - и опять-таки нигде ничего хорошего не оказалось. Относительно Марса, иллюзии оставались вопреки всему - но и там не нашли ничего, кроме голой безводной и прочти безвоздушной пустыни. Впрочем, надежда умирает последней - похоже, пока люди не ступят на поверхность Марса, человечество не поверит, что это почти такое же унылое место, как и Луна. А обидно, между прочим. Но если посмотреть на все эти космические упражнения с точки зрения исторических аналогий - то наши полеты в космос напоминают катание на коряге, которым развлекались палеоантропы примерно 2 миллиона лет назад. Выплыли из дельты реки, добрались до отмели, которую видели с берега, осмотрелись, поковыряли пяткой песок - и поплыли обратно домой ужинать. Дома спросят: ну как там? А в ответ: прикольно, конечно, но в общем - полная фигня.
Для того, чтобы доплыть до чего-то интересного, как мы помним, палеоантропу пришлось построить лодку и отправиться в открытое море. Чтобы найти что-то интересное в космосе, современным людям, соответственно, придется строить что-то для путешествий в межзвездном пространстве и... Да, история повторяется. Первые межзвездные путешественники, вероятно, полетят с билетом в один конец. В феврале 2002 г. NASA недавно представило общественности проект полета к одной из звезд системы Центавра (Proxima Centauri или Alpha Centauri). В качестве движущей системы, кстати, предлагается использовать солнечный парус (снова солнце на парусе - любопытное совпадение). Предполагаемая продолжительность полета - примерно 200 лет, экипаж - около 150 человек, до цели доберутся только их отдаленные потомки. И вот что интересно: хотя никто не собирался вот так сразу реализовывать проект, тут же объявилось огромное количество добровольцев (причем из вполне благополучных стран). Все они махали в воздухе справками об идеальном здоровье и готовы были лететь хоть завтра. Хороший признак, между прочим. Значит, те, кто говорят, будто человечество зажралось и деградировало - просто мелкие духовные пакостники.
О звездах можно говорить много. Примерно столько же, сколько самих звезд. Но звезды - это далеко не единственное возможное пространство свободы. Первый полет к звездам, согласно прогнозам NASA, состоится примерно в 2050 г. Та альтернатива, о которой мы поговорим сейчас, уже практически состоялась. Если авторство "звездной" альтернативы, видимо, принадлежит Циолковскому, то авторство этой - скорее всего, Александру Грину, жившему тогда же, на рубеже XIX и XX в. Тому самому Александру Грину, который написал знаменитые "Бегущая по волнам" и "Алые паруса".
Интересно, знал ли Грин пеласгический миф об Эвриноме - "далеко блуждающей", или образ Бегущей-по-волнам родился у него совершенно самостоятельно. Интересно, знал ли он о пурпурных парусах и обитых серебром веслах последних античных "морских королей" - киликийских пиратов, когда писал об алых парусах Грея? А вот о чем точно не знал Грин так это о том, что на самом деле описал практическую реализуемую альтернативу свободного пространства. Тем не менее, он это сделал. Просто сама реализация виртуальных миров случилась столетием позже.
Слово нашим современникам.
"Самое главное в "Матрице" - это переселение человека из реального мира в компьютерную программу. Для этого необходимо сознание человека и психику полностью, без малейших купюр записать на микрочип. Человек начинает жить в компьютерной программе - и не факт, что вернется в реальный мир... На Западе в последние годы бурно развивается наука "сеттлеретика" (settler - переселенец), ключевыми стали термины uploading и downloading (загрузка и разгрузка) для технологии считывания личности при переносе с биологической на компьютерную матрицу. По прогнозам, работы будут реализованы на практике к 2020 году...
Превращение человека в электронное существо (Е-существо) будет обходиться в несколько миллионов долларов, но к 2035 году стоимость человекоэквивалентного компьютера-чипа в комплексе с телом, датчиком, заменяющим органы чувств, и коммуникациями снизится до нескольких тысяч долларов. Никакой экзотики в области искусственной сенсорики нет уже сейчас... Ключевой вопрос о том, каким будет грядущий мир, резонно заменить другим вопросом: каким будет человек в грядущем мире?" (С.Лесков. "Матрица" становится реальностью").
Вероятно, еще более резонным будет объединить оба вопроса в один: каким будет стиль жизни человека в грядущем мире? В мире, где воображаемое для кого-то с легкостью становиться объективной реальностю (данной нам, как учит диалектический материализм, в ощущениях), или (в более общем случае) сама объективная реальность может по некоторым правилам формироваться чьим-то воображением. И вот здесь мы переходим к философской концепции, известной как КИБЕРПАНК. Недавно один анонимный эксперт назвал Александра Грина "первым киберпанком". Не знаю, понравился бы Грину киберпанк, но киберпанку идея эпатажных алых парусов как раз очень близка. Впрочем, киберпанк интересен не этим.
"Идеология Панка - отрицание, в первую очередь всего обыденного, что в повседневной жизни приводит большей частью к асоциальному поведению. Киберпанк тоже отрицание обыденного, но наличие в нем революционной для обыденного компоненты Кибернетизации жизни делает это отрицание внешне социально приемлемым... Отрицающая компонента современной технологической революции настолько тонка, что многие из нас не воспринимают ее как отрицание... Киберэлита сегодняшнего дня страшно далека от народа, разрознена и практически не нащупывается. В историческом ракурсе это достаточно естественное положение дел, если проследить существование на ранних стадиях истории культов или отраслей. Ситуация с "компьютерщиками" отягощается еще и тем, что в реальной жизни они мало пересекаются в своей деятельности с другими людьми... Несмотря на широчайшее внедрение компьютерной среды в современный обиход - профессионалы, "служители культа", далеки от своих сограждан. Шовинизм компьютерщиков не просто высок, он архивысок... Не умеющие решать самостоятельно специфические проблемы с программным обеспечением автоматически считаются людьми второго сорта. А ведь их миллионы. На прошлой неделе меня носило на два доморощенных Оскара - премию киноакадемии Ника и Национальную интернет-премию. Исключительно интересно было сравнить - нам, киберпанкам, всегда интересны как потуги дельцов построить в свои рамки зарождающийся мир, так и понаблюдать за попытками возрождения другого мира, когда-то великого, а ныне изрядно подопустившегося." (К.Готовцев. "Киберпанк вас съест. Кибероккупация.").
Вот он - еще один берег, от которого можно отплыть, подняв виртуальный парус с виртуальным солнцем.
Кто-то скажет: "нет, космос как-то симпатичнее - а здесь панки какие-то, шовинизм...".
Какая наивность. Космос способен породить такой шовинизм, который киберпанку и не снился.
Есть у знаменитого фантаста Айзека Азимова две фантастические новеллы, написанные в 70-е годы: "стальные пещеры" и "обнаженное солнце". Исторический фон обеих новелл таков. Земля перенаселена, жизнь на ней регламентирована до мелочей, администрация контролирует практически все действия граждан - а как иначе? Самый главный ресурс - свободное пространство практически исчерпан. Стоит хоть на час перестать регулировать его использование - и человеческий муравейник просто захлебнется, превратившись в огромную безнадежно запутанную пробку. А как же люди? Они привыкли. Они с детства учатся тому, что именно подобный образ жизни единственно возможен и именно такой способ администрирования жизненно необходим (в описанной ситуации это чистая правда). Индивидуальной инициативы и стремления к счастью нет - есть стандарт и функциональность. Люди, превратившие свое жизненное пространство в муравейник, теперь вынуждены сами превращаться в муравьев. Прогресс в каких бы то ни было проявлениях останавливается навсегда... Впрочем, нет - прогресс остановился бы навсегда, если бы не вторая сюжетная линия азимовского цикла. Некоторым из тех групп людей (авантюристов, изгоев, бродяг), которые когда-то отправились колонизировать космос, улыбнулась удача - они освоили новые планеты и создали новые цивилизационные модели. Там прогресс идет, причем идет стремительно - как всегда бывает при изобилии свободного пространства (это мы наблюдаем не только в фантастическом будущем, но и в историческом прошлом). В какой-то момент потомки космических бродяг вспоминают о Земле. Разумеется, дело не в ностальгии - бродяги не знают такого чувства. "Спейсеры, обитатели других миров, в лучшем случае относились к жителям планеты-прародительницы снисходительно-безразлично, а в худшем - с нескрываемым презрением." (Обнаженное солнце). Дело в голой прагматике: на Земле огромное количество людей, а значит, есть достаточно много людей, обладающих свойствами, полезными для новых цивилизаций. Это - ценный ресурс, так что именно за ним бродяги и возвращаются. Мнение земного сообщества по этому поводу интересует их не больше, чем медведя - мнение пчел о правах на мед: "сверкающие космопланы высадили своих солдат в Вашингтоне, Нью-Йорке и Москве, чтобы получить с Земли то, что якобы причиталось спейсерам...Им даже не понадобилось прибегать к помощи своего наступательного оружия." (Стальные пещеры).
Ну вот и здесь шовинизм. А почему так получается? Да потому, что подобное порождает подобное. Космическое пространство и киберпространство одинаково относятся к человеку - точно также, как относятся к нему бескрайние водные пространства (вотчина древних морских королей). Они к нему НИКАК не относятся. Все это - формы ПУСТОТЫ, непосредственно воспринимаемой Вселенной, которая, по меткому выражению С.Лема "вообще не позволяет оценивать себя в категориях этики". Человек, вместе со всеми его духовными, этическими, гуманитарными воззрениями и исканиями, с его добрыми и злыми поступками, с его верой и надеждой (или отсутствием того и другого), глубоко безразличен для Вселенной. Вселенная - это просто безмолвствующая совокупность НЕ человеческих правил игры, в которую играет каждый - хочет он того, или нет, нравится ему это или не нравится. Человек может или принять Вселенную, как она есть - или в страхе отвести глаза. Он может сказать "этого не может быть, это слишком жестоко" и придумать собственные правила (быть может, очень симпатичные, но - увы, не имеющие отношения к реальности). Он может сказать: "все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства." (Всеобщая декларация прав человека,1948 г.). Он может сказать еще множество красивых слов - но правила игры от этого не изменятся. Человек свободен лишь в той степени, в которой может раздвинуть границы своей свободы, и в этом люди уж точно НИКОГДА не будут равными, как НИКОГДА не будут равными в разумности. Значит и остальные патетические слова о правах, совести и братстве, остаются всего лишь милой фантазией (сколько бы людей в эту фантазию не верили).
Человек, который смотрит в ПУСТОТУ не отводя глаз, не верит в равенство людей по одной простой причине - в реальности этого равенства нет. Человек с большим арсеналом умений и возможностей не равен человеку с меньшим их набором - потому, что большее не равно меньшему. За это смотрящих в пустоту (адептов киберпанка - в частности) порицают как "профессиональных шовинистов". На самом же деле киберпанк - это принцип дискриминации людей не по профессиональным способностям, а в первую очередь - по СПОСОБНОСТИ К СВОБОДЕ.
Способность к свободе - это и есть способность смотреть в пустоту, не отводя глаз. В "Стальных пещерах" Азимова есть такой короткий диалог землянина (живущего в обстановке "братства" - т.е. предельной несвободы, когда: "все должны каждому и каждый - всем") и спейсера (представителя новых "королей пустоты", для которых быть свободным так же естественно, как дышать):
Землянин: "К тому же на ум и чувства человека очень влияет библия."
Спейсер: "Что такое библия?"
Землянин: "Это священная книга у почти половины населения Земли."
Спейсер: "Я не понимаю значение прилагательного в этой фразе."
Так вот: свободный человек НЕ ПОНИМАЕТ значения прилагательного "священный". Для него "священный предмет" - это предмет, которому приписывают некое якобы ценное, но принципиально несуществующее свойство (названное ничего не значащим словом).
А поскольку этого свойства нет - то и этот предмет является совершенно бесполезным (а с учетом его влияния на людей, с учетом тех сил, ресурсов и времени, которое он отнимает - даже ощутимо вредным).
Мы проследили лишь некоторую (хотя и немаловажную) часть борьбы "священного" мифа с реальностью. На историческом фронте христианский "священный" миф победил. Численность людей, предпочитающих этот миф, многократно превзошла численность людей, предпочитающих реальность. Победители завоевали для современного общества право не видеть, не слышать и не знать реальности. Они завоевали право цивилизации большинства играться в несуществующие ценности и возводить вокруг них дорогостоящие воздушные замки для мифологической защиты от вымышленных угроз. Но реальность (в отличие от вымысла) существует независимо от того, видит ее кто-то или нет - и реальность в том, что подобная цивилизация слепого большинства неизбежно порождает одну или несколько цивилизаций меньшинства (выталкивая деятельное меньшинство из цивилизационного пространства и превращая в его сообщество изгоев). А дальше все просто: все хорошие слова кончаются, когда дело идет о конкуренции новой и старой цивилизационных моделей. Стены воздушных замков не защитят от тех угроз, которые при такой конкуренции возникают. Правила истории просты: фигура, не защищенная от реальной угрозы, бьется и снимается с доски. История вообще жестокая штука - когда речь идет о выживании, выживают зрячие, а не слепые (даже если слепые уверены, что они лучше зрячих). А почему, собственно, они в этом уверены?
А чем лучше цивилизация мифологизированной "священной" слепоты гипотетических цивилизаций спейсерства или киберпанка? Предписанной свободой, равенством и братством? Обязательным братством святых с подонками? Узаконенным равенством гениев и дебилов? Насильственно поддерживаемой свободой рабов за счет рабства свободных?
Чем ценна эта абсурдная цивилизация?
Тем, что большинство к ней привыкло? Но тогда хороша любая цивилизация, даже самая скверная.
Тем, что она выработала и восприняла какие-то особо ценные духовные принципы? Кто видел их ценность? Лишь из того, что эти принципы содержат постулат о собственной ценности ровно ничего не следует.
Тем, что она создала те блага прогресса, которыми мы все сейчас пользуемся? Но это не ее заслуга. Она просто присвоила заслуги тех сообществ, которые действительно все это создали, а затем вычеркнула их из собственной истории. Причем идеология тех, "вычеркнутых" сообществ, была гораздо ближе к спейсерству или киберпанку, чем к идеологии современной цивилизации большинства.
Разумеется, история не мстит за неблагодарность и даже за жульничество. Но история мстит за глупость и близорукость. И особенно жестоко она мстит за глупость массовую, когда миллионы людей не дают себе труда заглянуть чуть дальше собственного носа и осознать то, что там увидели.
"Они стали властелинами, а мы - червями. Они развивали технику, а мы уходили все глубже в недра земли... Нельзя вечно обманывать землян иллюзиями. Больше так жить нельзя. Или мы выйдем на широкие просторы, к свету, к солнцу, или мы погибнем." (Обнаженное солнце)
Кто сказал, что естественный отбор для человечества кончился? По-моему, он еще только начинается. И, по-моему, его результаты очень сильно не понравится тем, кто сейчас пытается учить человечество морали с помощью истории, построенной на очевидной и грубой лжи.
Ложь не может научить ничему правильному. Ложь не может научить ничему хорошему. Ложь не в состоянии научить ничему полезному. Ложь не способна даже научить выжить.
Впрочем, история - настоящая история, которой совершенно все равно, кто, как и зачем ее искажает - расставит все по своим местам. И произойдет это тогда, когда на горизонте снова появится солнце, нарисованное на парусе - то солнце, с которого настоящая история и началась.

Александр Розов
Европа, Ноябрь 2002 - Сентябрь 2003.

 

© Александр Розов, 2003


К новым пустым берегам