И. Рофф

"Баллада о детстве" В.В. как прототекст: моделирование взаимосвязи двух популярных высказываний

(пер. с англ. В. Коробова)

         В настоящей публикации, по просьбе "Индоевропейского диктанта", я кратко изложу основные тезисы своего выступления на семинаре по проблемам семантики переходных процессов, который прошел в конце уходящего года (Торонто, 12- 13 декабря 2002) под руководством д-ра К.Эстрагона. Моё выступление касалось главным образом вопросов методики психо-моделирования источников высказываний, имеющих, с точки зрения формально заключённого в них содержания, необъяснимо высокие рейтинги популярности (национального цитирования). В данном случае речь шла сразу о двух хорошо известных в России высказываниях, на первый взгляд, абстрактных или же энигматических, произнесённых, между тем, лидерами общественного мнения по вполне будничным для страны поводам.
         "Она, цель, постоянно перемещается, и он глазами перемещается постоянно", - как и последовавшая вскоре фраза: "Мочить в сортире(ах)", - эти памятные реплики в последнее время вызвали много споров, и не только среди транзитологов.
         Моя изначальная позиция по этому вопросу, надеюсь, хорошо известна специалистам, поскольку в профессиональных дискуссиях мне уже не раз приходилось высказывать сомнения относительно распространённого заблуждения, связанного с попытками найти серьёзные психоаналитические подтексты в семантике пары "снайперы - попугаи". (Сошлюсь на дискуссию по данному вопросу на YI ICCEES World Congress в Темпере в 2000 г.) Аргументация, связанная с примитивной ассоциацией - "попугаем снайперами", в историческом контексте мне всегда представлялась малоубедительной - не финны же. Последние попытки (Eberhard, Stollenberg, Rodnin, Ecuse, 2001) вписать в современную российскую действительность экзотического попугая божественного Камы (естественно, фаллическое начало самого Камы в данном случае неизбежно, но весьма неуклюже, отождествляется со снайперами), для любого здравомыслящего исследователя являются интерпретацией абсолютно неприемлемой в контексте социокультурном.
         Более того, сегодня уже вполне ясно, что второе из рассматриваемых высказываний вообще не может быть сколь-либо адекватно понято без прямой привязки к первому в его истинном психологическом значении. Действительно, что необыкновенного, исключительного для обыденного сознания может нести такая изначально простая фраза как "мочить в сортире"? Первая ассоциация с возвратной формой используемого здесь глагола, очевидно, слишком поверхностна для объяснения её чрезвычайной популярности. Глубокая проработка данного вопроса, по моему мнению, подтверждает правильность не только высказанного ранее д-ром К.Эстрагоном предположения об общих бессознательных корнях обоих высказываний, но и позволяет сделать следующий шаг к построению объяснительной модели.
         В первом приближении, исходя из посылок классического психоанализа, я обозначил общий прототекст рассматриваемых высказываний как "история из детства". Наряду с этим, моё внимание привлёк малоизвестный за пределами России факт - наиболее массовое здесь издание стихов В.Высоцкого имеет на обложке инициалы " В.В." Весьма полезной на первом этапе стала гипотеза о возможных фрустрациях, связанных с комплексами, вызванными остротой проблем социального расслоения в переходных обществах. Характеристики целеполагания также мною были тщательно учтены. Наконец, последним важным моментом, который оказал воздействие на построение модели, была моя твёрдая уверенность в необходимости найти какие-либо транспарентные указания на "систему коридоров власти", не только хорошо теперь известную в России, но и также давно известную у нас в Америке.
         С принятием таких допущений, конечно же, из всего множества рассмотренных для моделирования текстов исключительную позицию при отборе заняли культовые строки: "Все жили вровень, скромно так, - /Система коридорная" (В.Высоцкий). Отталкиваясь именно от этих строк, как мне сразу показалось, можно было достаточно уверенно предположить, что законченная смысловая конструкция, заключённая в двух взаимосвязанных высказываниях, должна была выглядеть как прямая отсылка к стихам "Баллады о детстве" Высоцкого.
         Методологически строго, учитывая энигматический характер рассматриваемых высказываний, при моделировании прототекста, вместе с тем, следовало использовать сходные по социальной архаике структурные прототипы. В данном конкретном случае толчком для использования структуры текста китайской "Книги перемен", безусловно, послужила объявленная тема семинара. Предложенная модель, таким образом, получила обоснование её многоуровневой структуры. И хотя сам гадательный смысл послания, содержащегося в первом уровне модели (основной текст), звучал ещё достаточно туманно: "Снайперы мочат в сортире", - дополнительный комментарий к основному тексту (второй уровень) сделал модель в целом ясной и на редкость прозрачной:

"Все жили вровень, скромно так, - /Система коридорная, / На тридцать восемь [снайперов] - / Всего одна уборная".

         Предложенная модель позволяет сделать, как минимум, два важных вывода. Во-первых, имплицитным, но устойчивым источником популярных высказываний определённо является истинное, глубоко инкорпорированное в народную культуру поэтическое творчество, которое по формообразующей силе никак не уступает непосредственным впечатлениям детства. В нашем же случае эти источники бессознательного - коллективного и индивидуального - весьма удачно переплетаются, что, по всей видимости, и явилось определяющим фактором популярности обоих высказываний. Таким образом, с удовлетворением можем констатировать, что высокая русская поэзия по-прежнему жива, вместе с тем, в условиях радикальных и динамичных социальных перемен она принимает превращенные формы энигматических фраз лидеров общественного мнения.
         Во-вторых, бесспорно, что рассматриваемые высказывания, следуя логике модели, по своему содержанию, не представляют собой двух различных суждений, как это воспринимается обыденным сознанием, а лишь одно, но разорванное во времени. Последний вывод чрезвычайно актуален, поскольку, со знаковой точки зрения, выявленная в модели длительность суждения во времени (подчеркну - суждения, высказанного в пределах константы социальной роли) может рассматриваться двояко. С одной стороны, в качестве положительного индикатора, свидетельствующего о преемственности (константа) в реализации трансформационных процессов. С другой стороны, это также сигнал о тех трудностях (длительность), с которыми сталкиваются страны перехода, и напоминание о необходимости быть терпеливыми, умеющими ожидать в нелёгком деле обновления.
         Для дальнейшего изучения вопроса несомненный интерес, конечно же, могут представлять возможные параллели между предложенной моделью и второй чертой тридцать восьмой гексаграммы - "встретишься с господином в закоулке", - но, думаю, теперь для всех непредвзятых исследователей совершенно очевидно, что, по крайней мере, давно приевшаяся дискуссия о тридцати восьми попугаях должна быть непременно завершена.

 

© Перевод на русский язык. Индоевропейский Диктант, 2003

Никакая часть данной публикации не может быть воспроизведена без ссылки на Индоевропейский Диктант

 

Система коридорная