Андрей Хомченко

Новогодняя история

С петровских времен Новый год в Россию приходит в ночь с 31 декабря на 1 января. И только на фирму "Химтэкс" уже третий раз он упрямо приходил в 18.00 тридцатого. Факт необъяснимый. Тем более, что тридцать первого все равно выходили. Пили чай, вяло разговаривали - болели. Тридцатого декабря 2000 года с Женей Даниловым, юристом фирмы "Химтэкс" и произойдет эта новогодняя история.

В этой истории он не был положительным героем.

С вечеринки вернулся заполночь, без галстука и нижнего белья. Это обнаружилось утром.

Присутствие следов от помады в самых интимных местах надежд не оставляло.

Оставался вопрос - С кем?

Ответ он получил в 9.02.

Ответ был лаконичен и безрадостен: Ты уволен.

Ее фамилия была Горицвет, имя-отчество - Зоя, должность - начальник отдела рекламы. Она была любовницей шефа.

Надо отдать должное отделу рекламы. Хотя он состоял только из его начальника и по большому счету фирме был нужен как… не нужен он был фирме, отдел успевал рекламировать практически все достойные внимания полеты дизайнерской мысли в области парфума, косметики, галантереи и трикотажа.

Прямо скажем, ноги Зои Горицвет влияли на Даниловский пах. Но не настолько, чтобы из-за двадцати минут ее любви ежемесячно лишаться пятисот гривен оклада. Ведь он даже не помнил как это было. Интересно - как это было?

Жизнь Жени Данилова покатилась под откос.

Жена ушла гласила записка.

Квартира была оформлена на тещу, так что квартира, скорее всего, тоже ушла.

Оставалось кое-какое имущество: телевизор JVC, полукеды, два костюма.

Определенно, жизнь Жени Данилова покатилась под откос.

Для жизни под откосом Женя был непростительно трезв.

Бутылку перцовки Женя выпил быстро и без удовольствия. Вторую - союзвиктановский Водограй - пил размеренно, под сложные размышления о превратностях, о Наташке Куликовой, однокурснице, видел недавно - такая дама, как же я теперь без работы, жена ушла, почему никто не звонит, да, редко с друзьями стали встречаться, да и как чаще - один в Канаде, другой уже вроде и не друг, двое в бизнесе.

Размышления прервал президент, обратившись к народу. Женя зажег гирлянду на елочке, откупорил шампанское, наполнил бокал и со звуком двенадцатого удара выпил алхимически пузырящуюся жидкость. Третье тысячелетие наступило.

В четверть первого в дверь позвонили. Женя открыл. На пороге стоял Дед Мороз в ненатурально сбившейся набок накладной бороде и красном халате. В руках он держал инкассаторскую сумку и маршрутный журнал.

- Отметь время прибытия двенадцать ровно - потребовал сказочный персонаж и, получив требуемое, заспешил вон.

- А подарок?

- Ах, да, подарок? - вспомнил Дед Мороз. - Чего ж ты хочешь? Только говори быстро, дел невпроворот. Хочешь на работе восстановлю? Или сделаю, чтобы жена вернулась и все забыла. А хочешь - новым русским сделаю, Мерседесы, любовницы, денег навалом. Или шейхом Брунея?

- Дед. Сделай, чтоб я вспомнил как у меня с Зойкой было.

Дед Мороз испарился. Женя Данилов вспомнил все. Это была Зоина прихоть. Она завела его в собственный кабинет. Она целовала его и ласкала. Она дышала ему в ухо и называла Женечкой. Увы. Он был пьян. Он ничего не смог.

У Жени Данилова с Зоей Горицвет ничего не было.

 

© Андрей Хомченко, 2000


Здесь ничего не случается