Григорий Марговский

Сонеты на смерть Филиппа Сидни

    1

    Чем жестче правила - тем очевидней
    Достоинства сварганенной строфы.
    Как бишь заглавье тома? - "Астрофил
    И Стелла" - свод сонетов сэра Сидни:
    Его листал я, а служаки-злыдни
    Мне крышу отбивали от стропил.
    И вот - поехала: свернул с тропы
    Я певческой, - уступки нет постыдней!..
    Терцеты - по фигу. Сплошной секстет.
    Секс тет-а-тет, как говорят французы:
    Тружусь себе на фабрике "Рот-фронт".
    "От прочих глупостев сознанью вред!" -
    Как залепил наш ротный… Взят на понт,
    Я Понтием Пилатом стал для Музы.

    2

    Таков расклад. Уж, видно, никого
    И ничего тут не попишешь. Разве -
    Псалтирь, как пластырь, пришпандорить к язве
    Надорванности духа роковой?..
    Вдобавок ментор семинарский мой
    Мне, дембелю, наговорил в маразме
    Антиказарменностей: хоть не раз мы,
    Сморкаясь, пели "Витьку с Моховой".
    В эстеты вдруг подался Винокуров:
    От вида гаубиц его тошнит;
    Пошли отеки… Ветеран "Совписа",
    Прознав, что я от гауптвахт и курв
    Штабных едва отмазался: "Терсит! -
    Прошамкал, - недостоин ты Париса!"

    3

    Ан, глядь: меня кой-как в Литинститут
    Обратно втиснули. Коль скоро ж Машка
    Не дождалась меня (ее промашка
    И мне Лаокооном брачных пут
    Аукнулась!) - пустился в тяжкий блуд
    Экс-волонтер… А в это время Ашха-
    бад переименовывали в Ашга-
    бат: перестройки вскинулся верблюд.
    Весь караван (вербально - люд совковый)
    О сталинизменности заревел:
    Горбатый Зоровавель беспредел
    Ввел, упраздня жандармские оковы…
    Я б шире панораму намарал -
    Да боязно: не высох бы Арал!

    4

    …Однако же, во мглистость Альбиона
    Мы отрядим аллитераций рать.
    Сэр Филипп Сидни продолжал сгорать
    От страсти к Пенелопе - и влюбленно
    Сонеты инкрустировал; но лона
    Сестрицы графа Эссекса на пядь
    Не смел он по закону преступать:
    В монархии свобода секса?! - Во-на!
    Супруга лорда Рича (англ. - богач) -
    Вторая Беатриче, плачь не плачь,
    Четырнадцатистрочья шей в гирлянды!..
    Меж тем решилась королева-мать
    Владычество испанское подмять -
    И войско посылает в Нидерланды…

    5

    Итак, оттарабанив две весны
    Не где-нибудь - в почетном желдорбате! -
    Я не сумел стишата на Арбате
    Толкнуть - о мямля! - и за полцены.
    По Лондону нашлявшись, пацаны
    Едва кивали мне… Зато кровати -
    Трах-тарарах! - скрипели так некстати,
    Что поэтессы были польщены.
    Мне ль жить, как маньеристы - куртуазясь,
    Истаивая в телечехарде?
    Иль харчеваться в Золотой Орде
    Их черносотенной? - Иной оазис
    Мне ссохшееся сердце растравил:
    Хочу любить, как любит Астрофил!

    6

    Ах, чьи это предплечья, брови, губы? -
    Лжевожделением со всех сторон
    Я, как плющом ползучим, оплетен…
    Ужель и впрямь инкубы и суккубы
    В духовном вурдалачестве сугубы?
    Пиявки! Будто топкий Траханнон
    Я вплавь пересекаю… Но в полон
    Не сдастся тот, кто метит в Звездолюбы!
    О, вересковый тиходол, повей
    Духмяностью друидовых церквей,
    Заложенных дриадами на всхолмье!
    Рассей средневековое безмолвье
    Округи - в ренессансные места
    Введи мой дух: "I want to see a star!.."

    7

    Малышка Эста! Встречею с тобой
    Обязан сэру Сидни, не иначе,
    Я с преданностью возлежу щенячьей
    У ног твоих, и Генделев гобой
    Очерчивает замок голубой:
    То устремляясь в островерхость плача,
    А то басами цоколь обознача
    Моей недвижимости родовой.
    Я в реквиемной этой цитадели
    Затеплю семизвучники октав -
    Последний долг влюбленному отдав:
    Убитому на полдороге к Стелле,
    При жизни не издавшему ни строчки
    Герою, Астрофилу, Одиночке!

© Григорий Марговский, 2000


Wandering flow