Юрий Ксилин

БРОУНОВСКОЕ ДВИЖЕНИЕ



Оборачиваюсь
На собственные следы
Сам себе соглядатай
Ангел с глазами гоблина
Дышу себе в спину




*

Май ребячливо топорщится
Смайликами тополиных сережек
Яблони скоро предъявят
Билетики в лето

Отправимся в путь
В зеленом экспрессе города
Выстукивающем на стыках
Июнь-июль-август

Откажемся выходить
На конечной станции




Июль

Блиц-лица полуденной улицы
Блики взопревших лбов
Над ледышками глаз




Из окна поезда

Шесть тыщ километров природы за четверо суток
Душа переполнившись лопнула
В прореху вливаю водку
Грезится город




Половодье будней

Город выходит из берегов
Буравит овраги улиц
Выплескивает на площади
Вспененное нетерпение

Мутные струи уносят мусор
Отвергнутых интровертов
В отстойники леса
Чахнущего по обочинам

Пахнет прелым асфальтом




Утешение

С преданною доверчивостью,
Жутковато похожей на веру,
Обращаешь ко мне
Карие капли глаз,
Озерца запекшейся крови
На порезах души.

Девочка моя вишенка,
Я устал быть твоим пастырем.
Видишь ли,
Жизнь - это вышивка крестиком:
Все кресты,
Кресты...




*

Я заболел нежностью.
Меня лихорадит, когда ты рядом -
Бледная, беспомощная -
В патоке простыней.

Я, как щенок,
Вздрагиваю от жалости,
Слизывая горькую кровь
С твоих менструальных губ.




Поэма пития

Из стопки твоего пупка
Алкаю нектар
Стопка не больше наперстка

Хмелея
Вливаю вермут
Пью за свое здоровье
Чтоб не путалось под ногами

Жажда приходит во время любви
Опохмеляюсь
Горькой капелькой пота




*

Юный сперматозоид
В ласковом чреве ночи
Пьющий летнюю влагу
Плыву по течению улицы

Где-то впереди
Я постучу в твою дверь
Ты ждешь
Готовая стать вселенной





Залив глаза за упокой последней рифмы,
Поэт врезается башкой в холодный кафель.
В расцвете лет, заткнув клозет широкой мордой,
Ушел поэт.

Последыши пишут верлибры.



© Юрий Ксилин 1999-2000


Вышей себе крестик на их память...