Сергей Зхус

ТОНКИЙ НАЛЁТ ГЕРМАНИЯ

* * *

Крестьянский сын, пью сок дубовый
Под крышей неба бирюзовой.
Её глубокие слоны
Сентябрьской свежестью полны.
Возьми паноптикум вербальный.
Возьми паноптикум астральный.
Возьми горсть неба и земли.
Возьми возьми возьми возьми.

* * *

И шёпот коня за полночной рекой
Колеблется в воздухе рядом со мной.
Мой дивный жираф пробежал навсегда
Меж сумрачных трав, где сияет река.
Смотрите, тончайшая башня за сотней морей
Распалась на атомы редких солей.
Теперь, там где Солнце над миром встаёт
Нам тонкий германия мнится налёт.

* * *

Тяжёлый бархат покрывает плечи.
Я в корабле увидел течи.
Сентябрьской ночью до конца
Съем златопёрого тунца.
Всё вздор чудовищный. Далёко
Пикантный сыр ест тайный кто-то,
Паря меж небом и землёй
Иль сидя в хижине простой.

Перманганат

                Нинь хао, сухой мотылёк.
                Гнилые сутки форберайтена миновали.
				  В. Сорокин ("Голубое сало")

Мой серный дом со ртутными цветами
Я упою сентябрьскими снегами.
Чуть едкий натр займётся на востоке,
Я буду мыслить в квантовом потоке
О внутреннем томлении пчелы
Без должного томления среды.

Разделочная

          - Что мы будем делать с этой горошиной?
          - Положим её на спинку стула
            и будем слизывать своими длинными языками.
                                    Из одного странного разговора.
* * *

Колдун. Вы спорите со мною.
Чумой пропитан хлеб и стол.
Стакан с прозрачною водою
Упал на земляничный пол.
Германий с брёвнышек взлетает
В метаболическую синь,
Сентябрьский воздух превращая
В микроскопических богинь.

* * *

Что ж тянешь нож свой длинный медный
К его сияющему горлу?
Тяжёлый старец трёхсотлетний
Уж лёг в колеблемую форму.
Его старинные браслеты
Гудят в незыблемой оправе.
Его случайные кареты
Висят внутри застывшей лавы.

* * *

Среди колеблющихся веток
Услышь мой тихий рёв сполна.
Твоя тяжёлая карета
Упала в нежные луга.
Вне трав останься на мгновенье
Без упоительных одежд,
Космонавт - Божье упущенье,
Не прячь индустриальных вежд.

* * *

Я обнял дуб, на всё готовый.
Вдоль сучьев дует воздух новый.
Дышу его, как басурман,
Забыв достоинство христиан.
Вокруг меня летают боги.
Но вдруг простые носороги
Поднялись в жуткой тишине
В моём незыблемом окне.

* * *

Отца железные гантели
Из тьмы животными глядят.
Луна взошла. Поникли ели.
Я много думал про солдат.
Однажды, вглядываясь в ланей,
Бегущих в центр до конца,
Я видел маленьких созданий
И профиль тёмного отца.

* * *

В центре поля качаются клёны.
Это ветер сентябрьский такой.
Поднимаются с трав электроны,
Будто буйволов трепетный рой.
Геометрия вогнутых далей
Поясняет строенья морей.
К нам огромные лодки упали
С океанских поверхностей.

* * *

Угнетён бессильем плеч,
Разрываем сонмом мечт,
Бледный царь упал на мрамор,
В окруженьи кинокамер.
Чёрный мрак в очах мигает.
Чёрный рак на блюде тает.
Бесконечной чередой
Люди вьются надо мной.

© Сергей Зхус 


...Нинь хао, сухой мотылек...