Сергей Зхус

КИТАЙ МЕЧТЫ

* * *

Ну здравствуй. Я - Кондрат.
Поникли дубы.
Давай прижму ко свежим срубам губы.
Ивовый сок колеблется внутри
Моей необычайной наготы.

Прими секрет мой мутный тонкий
При виде симпатичной амазонки.

* * *

Хватайте в маленькие пасти
Весёлых чудищ до утра.
Мы ждём в трепещущие снасти
Тысячелетнего моржа.
Потянет сонмы нитей тонких
Под водами густыми он.
О, розовеющие плёнки
Слепых изогнутых окон!

ТОНКИЙ ДОМ

Вдыхая Воздух напряженными ноздрями,
Я падал за глубокими морями.
Мой тонкий организм сосёт лишь дикий мёд
Из недоступных сверхсекретных сот.
Пора приблизиться к чувствительным коленам.
Пора дать жизнь таинственным системам.

* * *

В глубокой жидкости стакана
Висит чудесный гад морской.
Часть бездны. Сгусток океана.
С молочно-кислою душой.
Оргазм глубокий и прекрасный
Нас неожиданно сотряс.
Пади! Пади в платок атласный
Капля любви в полночный час!

* * *

Бочку тоненькой росы
высосу до дна.
Душу голенькой травы
выжму допьяна.
Тонкий выродок болотный
мёртвым упадёт.
Страшный микроб подноготный
Мёртвым упадёт!

РИСОВАЯ ДУДОЧКА

Сок дуба пью я.
Бром криптон.
Там есть загадочный атом.
Пришла весна. И нежный мёд
Во мне пленительно течёт.
Теперь лишь тонкими устами
Китая дщерь сожмёт меня,
Янтарь пахучими струями
Падёт в уснувшие поля.

* * *

Картошку разомну с печалию пустою.
Ведь в ней земные стонут вещества.
Как сложен завтрак утренней порою!
В тебе, моя тяжёлая Москва.
Кладу инжир в мечтательные губы
И мажу хлеб чудовища слезой.
В стенах гудят воды горячей трубы
И чай стоит как скалы надо мной.

GENERAL HARMONICS

Корней приник с мучительною силой к минералам.
Внутри его одежд бормочут атомы на мёртвых языках.
И клоуны бежали медленно в подземных залах.
И ядра слов с трудом вращались на губах.
Прижмём к груди на миг кембрийскую породу.
В ней сотни тысяч лет колеблется покой,
Земных богов нейтронная природа
Скрывается под коркой голубой.

* * *

Мы спим на тоненьких основах.
Безумный дом. Кубический приют.
Посредством странныя приборов
Едим проникновенный суп.
Порой наш взгляд, сомненьем скован,
Ползёт как вор в пленительную тьму
И только я, Плутоном околдован,
Стою на изогнувшемся мосту.

ДЕМОН

Выйдя днём на улицу,
Я встретил череду
Странных тоскливых мужчин.

Атомный взгляд, меняя воздух
Струёю сладкою течёт.
Как будто странник иль ночной дух
По тонкой жёрдочке бредёт.
Весной устав от небосвода,
Вернувшись в тонкое пальто,
Живую мглу церковных сводов
Пьёт как парное молоко.

* * *

О, прозрачный спирит, уточнитель орбит,
Романтических грёз теменной мегабит!
Очень тоненький слон. Только тяжкий протон
В нём всегда одиноко летит.
Уж вечор опускался на каменный двор.
Поглощённая мхами крестьянская песня текла
Из старушечьих губ. Только я, мелкий вор,
Крал молекулы ягод у тяжкого мха.

ЧИО-ЧИО-САН

Горстка мучительных ягод
В сладкий изысканный рот.
Солнце над крышами пагод
В тоненьком небе идёт.
Смуглые женские скулы
Сводит земная любовь.
Слышишь небесные гулы,
Мальчик, волнующий кровь?

* * *

Нарядный тонкий балетмейстер,
Как восхитительный хормейстер
Вдруг закачался вдалеке
На изумлённом васильке.
Иные бури в мутном свете
Ему видны со всех сторон.
Сегодня в ультрафиолете
Летел немеющий протон.

* * *

Как летний пруд стояло небо
Над фиолетовой Москвой.
Унылый цвет немого хлеба
В окне у булочной простой.
Плутон висел под небом тёплым,
неспешный мой склоняя ход
поближе к стенам зданий блёклым.
Из магматических пород.

* * *

Кирьян, ты медленно чаруешь
Глубоко вогнутую синь,
Стекло тяжёлое волнуешь
С тьмой изумительных богинь.
Весна метнула тонкий запах
Из-под изысканных одежд.
Меж ног девичьих крепко сжатых
Я тайна сладкая для вежд.

* * *

В тени дубов моя бригада.
Далече тяжкий инструмент.
Остов таинственного гада
Хранит бетонный постамент.
На мхах густых бутылка мёда
Лежит как тать в кругу людей.
Прекрасна русская природа.
Я - прах вращающийся в ней.

ТРИОДЫ

Мои криптоновые схемы
С избытком тайных проводков
Согласно странной теореме -
Чреда полночных мотыльков.
Мегалозавры непростые
Прижали чуткого сома.
А в нём диоды золотые,
Да изумрудных глаз тюрьма.

* * *

Беррилловые тронем стены
Метаболической сурьмой.
Я сделал нежные Микены
Под изумительной Луной.
Миндаль тяжёлыми зубами,
Вдыхая тоненький январь,
Я брал, как удивлённых ланей,
Вдруг появившийся здесь царь.

* * *

В тяжёлыя губах могучий спирт прозрачен.
Кто нежною сурьмою тронул небо? Мир утрачен.
Целую тонким ртом раздвинутые ноги.
Пришла весна. Как тоненькие боги
Влюбились в нас? Известные секреты
Уж источают запах маленького лета.

* * *

Гренландия покрылася немного тонким мхом.
Уже тепло внутри земли болит немеющим цветком.
Тепло как мёд залито в треснувший стакан небес.
Но вкруг него ещё летает хлада бес.
Плутон ещё бредёт за тонкой кромкою микроскопических вершин,
Как миллионы лет назад изборождённый колеями стареньких машин.
Но в нём уже теплеют жизненные соки,
В далёких царствах уж готовые пролиться на жилые блоки.

* * *

Мечтаю неподвижной головой
Создать орешек некий голубой.
Согласно древним тайнописям Бора
Я капну в рот целебного раствора.
Индус внутри. Меняются законы.
В дубах уснули чуткие вороны.
Из юных трав тотчас выходит Ом
И ловит зазевавшийся протон.

* * *

Германиевые прикрыв глаза
В прозрачный Днепр упала стрекоза
Близ лодки органической моей,
В которой я сидел под именем Корней.
Смотрели вдаль усталые зрачки
Сквозь тонкие немецкие очки.
Держались руки за замшелые борта,
То был старик с дырою вместо рта.

* * *

Давайте украдём сейчас же
Маленькие стонущие ягоды.
Мы - заоблачные экипажи
Смотрим вниз на Cеверные Пагоды.
Тонкий мох на утренней Земле
Утаил от нас смертельный яд
Высоты. В китайском корабле
Я - пилот, герой, учёный, гад.

* * *

Взвилась увядшая ракета
С душой трепещущей внутри,
Ища квадратные планеты
В микроскопической дали.
Крестьянский мир в неясном свете
Среди бескрайних городов
Вдруг виден стал. Играли дети
Внутри незыблемых садов.

* * *

Бреди бреди, мой мягкий бронетранспортёр.
И дуб, лелей свой редкий сок.
Лесного мха лежал немой ковёр,
И любопытный гром.
Кирьян, целуя землю, тихо встал
И начал по тропе идти,
Пока прекрасный самосвал
Не встретил впереди.

* * *

Один спит тоненький Кирьян
От мятной сигаретки пьян.
Ползёт жучок в бриадловом стакане.
Плывёт акула в мутном океане.
Тяни за листики немеющие дубы.
Стоит Луна. Уж напрягают губы
Певцы полуночных садов
Среди цветов и бешеных слонов.

* * *

В. Сорокину

Ты покажи свой странный миномёт
С тяжёлой пулею из голубого сна.
В тяжёлом небе падал вертолёт,
Не достигая голубого дна.
Контроль ресниц. Контроль проворных рук.
Здесь на столе невидимое что-то,
Как бледный царь выскакивает вдруг.
И Лев Толстой глядит из-за комода.

© Сергей Зхус 


Сквозь тонкие немецкие очки