Сергей Зхус

Письма в Уганду

* * *

Батыр на безобразнейшем коне
Выхватывает йод.
А бледный рыцарь в темноте
Тугой сгибает мёд.
Лишь атом редкий пролетит
Под их загробный рёв
Меж этих точных пирамид
Без физики оков.

* * *

О, царь мой сладкий, удави
Мой самый нежный взгляд.
К тебе с молекулой любви
Был послан этот яд.
Тебя я за руку не брал,
С тобой не говорил.
Ты этим воздухом дышал.
Я этот воздух пил.

БАСАВРЮК

Светло-розовый воздух Китая
Бережливо дышу через трубочку.
Над моими перстнями летают
Осы древние. В слабую дудочку
Ноет солнышко, у виска качаясь.
Сотни эльфов стрекочущих юных
Я вдыхаю и вновь выдыхаю
Над пшеницей спокойною лунной.
По прозрачной реке на каноэ,
Возлежа на перинах, из Кёльна,
Выплываю тихонько на волю
В состоянье предметов иное.

* * *

Я письма в Уганду к тебе отправляю,
Засохшую страстную вязь.
Я этот язык очарованный знаю.
В нём буквы порхают, смеясь.
Сводит виски невесомой короною
Аромат его синих чернил.
Чей-то веер валяется сломанный;
Кто-то палец себе откусил.

* * *

Мне с бледным львом сшибиться по плечу.
Копьё мгновенно смазав солидолом,
На лошади Пржевальского скачу
В доспехе тусклом и тяжёлом.
На склоне лета в сохнущей траве
Его движеньям тайно поведу учёт.
Миг! - И бульдозер клонится к земле.
Из хрупких ран шампанское течёт.

* * *

Кричал печник, темнели стены.
Я в старом креслице сидел.
В мои надушенные вены
Театр маленький смотрел.
Шептали что-то контрабасы
Из тюрем деревянных сил.
Пригладив пышные атласы,
Я на поклон к ним выходил.

* * *

О, часовой прекрасный тонкий!
Ты взгляд суровый отведи
Во избежание поломки
Моей волнительной судьбы.
Чрез миг я латы золотые
С телес сниму к твоим ногам
И в воды камерные, злые
Воткнусь как ядовитый храм.

* * *

В мои свинцовые латы
Попала подруга-стрела.
А я молодые купаты
На праздничный ужин сожгла.
И розовый пепел в бокале.
И слов золотая тюрьма.
Пусть будет над вымытым салом
Молчать бородатая тьма.

* * *

В могучий мёд гигантского залива
Упал медовый атом из меня.
Крестьянин жнёт улиток всем на диво,
Ныряя в рейхенбахские моря.
Лишь одиноко аппарат подводный
Покрытый ржавчиной, на берегу стоит
И ждёт крестьянина, который пулей модной
В магнитном воздухе задумчиво летит.

* * *

Я зарубал сейчас же в мёд пингвинов
ужаснейшей кувалдой мясника,
Когда в обличьи шри-ланкийских мимов
Британцы проникали в города.
Там средь листвы и каменных построек
За тусклые монетки моряков
Они тихонько покупали соек
В однообразном трепете полков.

* * *

Я пропадал среди колбас безумных,
В испуге застывал над сапогом.
И мушек заклинал я изумрудных
Дубиной и чудовищным умом.
Представьте, проплывает броненосец.
Огромный, чёрный, в непроглядной тьме.
Иль то всего лишь хрупкий миноносец
Застыл на миг в отравленной воде?

RUSS - ИНТЕРПРАЙЗЕС

И взволновал медовый воздух над собой,
Взмахнув мечом среди зелёных мошек
Больной князь Игорь с веной голубой,
Обвившей руку несусветной мощью.
И каждый миг, бледнее героина,
Дрожит его запретное лицо
В телеэкрана вековом рубине
Перед колеблющейся массою бойцов.

* * *

Постой, моряк, я видел как ты пляшешь.
Позволь сейчас воткнуть мой тусклый нож
В твою усталую загадочную спину.
Твой быстрый нож уже кромсает глину
Моих несимметрично расположенных сосков.
Но тише! Воздух замер в лабиринтах ртов!
Сейчас увидим, кто, ребром качая,
Падёт на подготовленный матрас.
И кто склонится рядом, изучая,
Как гаснет взгляд прекрасных сочных глаз…

© Сергей Зхус 


на подготовленный матрас