Марко Погачник

ЭЛЕМЕНТАРНЫЕ СУЩЕСТВА
(разум Земли и природы)

первое издание на немецком языке 1995, Кнаур
перевод на словенский язык 1996, Любляна
перевод на русский язык 1999, Вильнюс: Елена Коницкая
рисунки автора Марко Погачника

Глава 2

Страна элементарных существ

    В европейских народных преданиях мы часто встречаемся с необычными образами, которые без долгих размышлений я бы отнес к элементарным существам, если бы не знал на собственном горьком опыте, описанном в первой главе, что духи природы могут демонизироваться, а их сущность - искажаться. Многие образы, появляющиеся в старых сказках, в моем сегодняшнем понимании являются отражением извращенного, неправильного отношения человека к природе и ее элементам, а вовсе не правдивым повествованием об элементарных существах и их качествах.
    Нам известны, скажем, бесчисленные рассказы о драконах, но я до сих пор не встретил ни одного элементарного существа, похожего на дракона. Однако с другой стороны, мне знакомы многочисленные энергетические явления на нашей планете иного рода, - явления, имеющие огненный характер и привносящие на землю своеобразное энергетическое движение, которое можно превосходно проиллюстрировать образом дракона. Уже упомянутые лей-линии, распределяющие космические энергии на местности, в китайском традиционном геомантическом учении Фенг-Шуй [ 1 ] описаны как драконовы линии. Если бы мы могли воспринять невидимый огненный вихрь такой энергетической линии и то, как он пересекает местность по сияющей оси прямиком через горы и долины, то самым точным символом для него был бы образ дракона.
    Поэтому драконы из сказок и преданий можно понимать как воспоминание об энергетических проявлениях на местности - воспоминание, вытесненное в подсознание с той поры, как люди потеряли способность к внутреннему восприятию этих явлений. Именно по этой причине в область сказок и легенд отошли существа, относящиеся к элементарным существам тоже лишь на первый взгляд. На самом деле за ними скрывается присутствие богинь, изгнанных с воцарением патриархальных культур из сознания человека [ 2 ] и с тех пор живущих в преобразованном виде - на уровне “нижней мифологии” - только в сказках и легендах. Примером тому может служить образ Берхте с железным носом, которая, будучи носительницей сил преобразования, бодрствует посреди зимы и в редуцированном виде продолжает традицию черной Богини. В словенском фольклоре она известна как Пехта. Третья группа мифических существ, которых нельзя путать с элементарными существами, возникла благодаря тому, что долгие столетия христианское учение скрывало от человека аспекты нашего бытия, являющиеся земной и вместе с тем духовной природы. Человеческий дух, интуитивно поняв слабость христианских мировоззренческих представлений, дополнил их выдуманными существами, воплощающими эти стертые, подавленные аспекты. По моему убеждению, именно так развились демонические образы, например, живой мертвец, появляющийся как призрак. Скорее всего, этот образ - ответ на христианское табуирование представлений о реинкарнации. Сюда же относятся тайные области человеческой души, являющиеся самому человеку в облике демонов, например, Моры [ 3 ] как носительницы неприятных ночных кошмаров.
    С другой стороны, мы все время сталкиваемся с легендами, раскрывающими подлинную сущность мальчиков-с-пальчик, вил или русалок. Одна словенская легенда, например, рассказывает о функциях вил, называемых Белыми женами. Это случилось зимой. Землю еще покрывал снег, когда разнесся призыв вил: “Сейте боб! Сейте боб!”. Крестьянам показалось сомнительным предложение сеять бобы в снег. Так думали все, кроме одного сообразительного крестьянина, который послушался совета Белых жен. Он взялся за мотыгу, выкопал в снегу борозду и посеял бобы. В начале лета умному крестянини пришлось собирать бобы [ 4 ] с помощью лестницы - так разрослись бобы и таким богатым был урожай. Сегодня, когда мы сеем и сажаем в соответствии с биодинамическим календарем, мы знаем, что некоторые дни и даже часы благоприятнее для сеяния, чем другие, поскольку на рост растений положительно влияет определенное положение звезд и планет. Вилы, по моим наблюдениям, являются элементарными умами, гармонизирующими жизненные процессы между небом и землей. Их призвание, по сути дела, состоит в том, чтобы подавать знак, когда приходит время для посева. Легенда, приведенная выше, недвусмысленно предлагает крестьянину, чтобы он лучше прислушался к старым, естественным, природным приметам, а не к интеллектуальным рассуждениям. Кто умен, хочет сказать сказка, тот принимает во внимание традиционное руководство природных существ и в глубине души отзывается на их призыв.
Чтобы подтвердить достоверность вышеприведенного “сказочного” сообщения, я хотел бы рассказать, как летом 1993 г. у меня самого была возможность наблюдать за собранием вил. Я задержался на усыпанном камнями островке Сракане, который с двумя маленькими островками, Сусак и Сракане Мале, образует группу островов в Адриатическом море.
    Очаг, или “пуповину”, группы вил я ощутил как высокий тонкий энергетический столб на вершине центрального холма, который я называю Холмом Венеры из-за его внутренней связи с этой планетой. Энергетический столб был прикреплен к земле и сиял всеми цветами радуги, как будто состоял из нежных цветных нитей. Своим сознанием я погрузился в цветной столб и дал вздымающейся силе поднять меня. На высоте примерно ста метров (по моей оценке) энергетический столб раскрылся снопом динамичных существ, в которых я узнал вил пространства. Они разлетались скользящими движениями во все стороны от центра до тех пор, пока не захватили все пространство над группой островов. Едва достигнув границ своего пространства, они по дуге вернулись в точку исхода. За этим последовала фаза отдыха, во время которой они были похожи на нераспустившийся бутон цветка. А спустя миг белые фигуры вил вновь начали вытягиваться и скользить в пространстве по уже описанному пути. Своими движениями они напоминали непрерывно раскрывающийся и закрывающийся цветок.
    Я попробовал сосчитать, сколько отдельных существ составляет группу вил, и с удивлением обнаружил: их было 13! Честно говоря, должен признаться, что до солярного числа 12 я был убежден, что мой счет гармонирует с невидимой действительностью, а при числе 13 я почувствовал некий внутренний протест. Когда я спросил себя, в чем причина моего протеста, какая-то сила повлекла меня вниз по столбу света; я следовал за средоточием вил все глубже и глубже, сквозь поверхностный слой земли прямо до нижнего мира. И вот я вижу похожую на тень тринадцатую вилу, которая кружит по подземному пространству! Я испугался, предположив сначала, что передо мной - демоническое существо. Однако вскоре я понял, что область деятельности вил пространства не может ограничиваться лишь воздушным пространством над поверхностью земли, но для полноты неизбежно должна захватывать часть темного подземного мира.
    При этом я вспомнил мрачную тринадцатую волшебницу - вилу - из сказки о Спящей красавице, которую не пригласили на праздник по случаю рождения принцессы, но которая все же пришла и предсказала принцессе, что на пятнадцатом году жизни ее ожидает смерть. Тринадцатая волшебница, происхождение которой связано с лунным календарем [ 5 ] и давним естественным порядком вещей, по своей сути отнюдь не была “негативной”, но представляла ту темную часть мировой целостности, которую в первую очередь, наряду с подземным аспектом вил, вытеснили из человеческого сознания; это произошло тогда, когда память о светлом аспекте вил была еще жива.
    Я спросил себя, каково значение сферического кружения вил пространства - в сказках часто говорится о танце вил - для жизнедеятельности местности. Ответом было ощущение четырех уровней, которые представляют собой области деятельности вил пространства. На самом верхнем показались вилы, гармонизированные с ритмами звезд и планет. Эти ритмы, отражаясь в сознании вил, приводят их в своеобразный экстаз, который они затем переносят на свое окружение и тем самым передают космический ритм всем живым существам.
    Следующий уровень я могу сравнить только с ощущением возвышенного любовного переживания. Причина этого заключается в том, что в своем непрерывном скольжении по сфере доверенного им пространства вилы окутывают благоуханием своей безграничной любви каждую мельчайшую частицу живой ткани, с которой они соприкасаются. Таким образом все пространство снова и снова окунается в любовь этих божественных созданий. Задача вил на следующем уровне - забота о всех разнообразных жизненных процессах, происходящих на “их” территории. Сюда относится как гармонизация жизненной пульсации земли с пульсацией универсума, так и ориентация различных процессов в природе, сливающихся в гармоничную атмосферу жизни. Рядом находится следующий, четвертый уровень и задачи, связанные с уже упомянутым подземным пространством. Здесь господствует чувство приземленности и глубокой укорененности в бытие планеты Земля. В завершение я хотел бы подчеркнуть, что эти четыре уровня сознания вил расположены не иерархически, а непрерывно выявляются в танце вил как переплетение всех четырех качественно различных видов вибраций.

Танец вил пространства
Танец вил пространства над "Холмом Венеры" (на острове Сракане) с тринадцатой вилой, которая кружит в подземном мире

    С тех пор как мы, люди, все более и более присваиваем себе общее жизненное пространство местности, задачи вил пространства не могут оставаться ограниченными только областью природы. Хотя человек не осознает этого, но в последние столетия при формировании облики местности происходит столкновение между устремлениями человеческой культуры и цивилизации с одной стороны, и деятельности вил пространства - с другой. Отношения между этими направлениями приобретают все более трагические черты, потому что мы, люди, крайне беспечно относимся к задачам вил пространства и поэтому подчиняем местность своей эгоцентричной воле, не заботясь о том, чтобы свое вмешательство в пространственные структуры каким-либо образом сообразовывать с порядком, который привносит в нее разум вил. Это относится также к некоторым благим экологическим проектам, которыми мы так гордимся.
    Народные легенды нередко рассказывают о попытках вновь сблизить эти два расходящиеся мира. Интересным событием такого рода было для меня то, что я узнал при посещении церкви св. Анны в Прекмурье [ 6 ]. Эта церковь находится в местности под названием Горичко, в центре поляны среди поросших лесами холмов, в стороне от относящейся к ней деревни, на расстоянии по меньшей мере двух километров от нее. В необычном положении церкви был намек на какую-то тайну.
Я узнал немного больше о церкви во время подготовки к семинару по оздоровлению земли, который я проводил в августе 1993 г. в Иерусалиме - Светиньях [ 7 ] и который включал осмотр этой церкви. Моя дочь Анна спросила ангела исцеления земли, с которым она в контакте, какова роль церкви св. Анны для этой местности. Ангел описал место, где стоит церковь, как исключительно важную точку витально-энергетического уровня словенского макропространства [ 8 ]. Различные территории наполняются жизненной силой из этого центра витальной энергии. Холм, где стоит церковь св. Анны, образует с двумя соседними холмами трехуровневую треугольную композицию. Каждый из этих трех разных по высоте холмов является основанием одного из трех надстраивающих друг друга треугольников. Три холма и соответствующие им треугольники различаются между собой по духовным качествам, которые они воплощают. Эти качества суть любовь, согласие, или объединение, и взаимосвязь.
    Три треугольника действуют как каналы жизненной силы, которую из космических источников принимает центральный столб света, находящийся между треугольниками. После прохождения энергии по одному из каналов она проводится по линиям (как по проводам) к различным местам-“распределителям” по всей стране.
    Во времена неолита, примерно 5000 лет назад, люди еще понимали значение этого места. Поэтому на трех холмах были воздвигнуты святилища в виде кругов из камней, которое оживлялось праздничными обрядами. Таким же образом, как вторжением патриархальных индоевропейских племен в Европу была уничтожена культура Богини раннего каменного века, было утрачено представление о глубоких пространственных взаимосвязях на местности. Так постепенно иссякла и забота о трех святилищах на холмах. В конце концов об этом святом крае, некогда исполненном глубокого значения, стала напоминать лишь поставленная гораздо позже церковь, посвященная св. Анне. Однако христианская божья служба, которую там служат много столетий подряд вплоть до сегодняшнего дня, сохранила качество сакральности края, так что оно осталось относительно чистым.
    Когда я понял, какую драгоценность представляет собой это церковь, я поинтересовался у ее настоятеля, существует ли какой-нибудь источник, памятник, в котором бы объяснялось, почему церковь вместе с кладбищем поставили так далеко от деревни - дорога через лес занимает самое малое 25 минут. Он ответил отрицательно, а потом вспомнил одно происшествие: когда-то, примерно в 18 веке, церковь хотели перенести на новое место - посредине деревни. Необходимый для строительства материал уже привезли и сложили на выбранном для этого месте; но весь этот материал до последнего кусочка Белые жены - вилы - за ночь перенесли на старое место к церкви св. Анны. После этого знамения люди решили оставить церковь на прежнем месте, хотя оно и находится в отдалении.
    Если связать полученное моей дочерью сообщение ангела и чудесную историю, рассказанную настоятелем об этой местности, то можно сделать вывод, что здесь вилы пространства более обычного заботятся о доверенной им территории. Ведь вилы не только улучшают и гармонизируют процессы в природе, но и знают энергетические источники и понимают, какое значение имеют энергетические места для округи. Они стараются защитить от забвения края, каким является, например, место церкви св. Анны, и всеми возможными способами стремятся побудить господствующую культуру поддержать их сакральную ценность.
    Пока на местности хозяйничает только природа, элементарные существа укрепляют возможности энергетических очагов края. Но когда на этой территории появляется человеческая культура, во много раз увеличиваются потребности в жизненной силе и в определенных космических силах. В этом случае человек должен был бы взять на себя часть ответственности за дальнейшее развитие энергетических точек и за дополнительную заботу о них. С этим связан тихий призыв осуществлять эту ответственность в согласии с ритмами вил пространства.
    Первая книга западной цивилизации, в которой различные виды элементарных существ организованы в целостной системе и где рассказывается об их особенностях, - это труд Парацельса о нимфах, сильфидах, пигмеях [ 9 ], саламандрах и других духах. Книга была напечатана лишь спустя сорок восемь лет после смерти знаменитого целителя, натуралиста и теософа Теофраста Бомбаста фон Гогенгейма, называемого Парацельсом. Парацельс исходил из того, что элементарные существа представляют собой линию развития, равноценную линии развития человеческой души. В книге говорится о двух прародах, или изначальных родах, один из которых - человеческий - “берет свое начало от Адама, другой же - природные духи - нет”. Парацельс все время подчеркивает, что именно поэтому элементарные существа нельзя считать демонами или дьявольским отродьем: ведь их начало тоже лежит в непостижимом многообразии божьего творения.
    Чтобы доказать равноценность природных духов и человека и чтобы помочь отличить элементарные существа от “дьявольского племени”, автор описывает элементарные существа в слишком очеловеченном виде, что он сам на основании своих наблюдений вряд ли бы смог подтвердить, хотя я верю, что они, эти существа, на самом деле могут принимать такой вид. Возможно, они на самом деле предстали перед Парацельсом именно в таком виде, желая тем самым поддержать его видение двух параллельных древних родов. Парацельс даже утверждал, что “у них есть кровь, мясо и скелет, что они рожают детей, говорят, едят, пьют и ходят”, чего духи, известные как демоны, не могут делать. Но, по его представлениям, эти качества воплощены не в материю, как у человека, а реализуются на уровне более тонкой вещественности.

Элемент

Вид разума по Парацельсу

Основное направление деятельности

Bодные силы

Нимфы

Качество жизни

Воздушные силы

Сильфиды

Качество простора

Земные силы

Пигмеи

Качество материального воплощения

Огненные силы

Саламандры

Качество преображения


Систематика элементарных существ по Парацельсу
 

    В книге Парацельса можно увидеть отважную попытку (несмотря на инквизицию!) научным, так сказать, образом, путем доказательств и объяснений, сохранить богатое средневековое наследие, рассказывающее об элементарных существах, которым рациональный подход отказал в праве на существование. Мне представляется ценной также классификация, обоснованная в труде Парацельса: природные духи он распределил по четырем подвидам, причем каждый относится к одному из четырех классических элементов. Сущства воды он назвал нимфами, воздуха - сильфидами, земли - духами-пигмеями, огня - саламандрами. Мои наблюдения также подтверждают принадлежность отдельных элементарных существ к одному из четырех элементов природы. Кроме того, Парацельс пишет о великанах, мелюзинах и о Венерином холме - о темах, которые я бы тоже хотел позже затронуть.
    Из этой четырехчленной системы я уже представил элементарные существа земли, например, гномов и мальчиков-с-пальчик; я рассказывал о водных духах и о вилах как представителях элемента воздуха. Чтобы не вызвать гнева огненных духов, и без того часто пренебрегаемых, я расскажу сейчас об элементарных духах огня. Моя первая встреча с этими вызывающими ужас духами произошла после одного семинара по оздоровлению земли в Киле, 30 апреля 1993 года. Илзе, у которой я гостил, владелица маленького сада на окраине города, попросила меня объяснить одно непонятное происшествие. Это случилось прошлой зимой, когда она обрезала ветви высокой кроны старой яблони. Необъяснимым образом ножницы вдруг выскользнули у нее из рук и так поранили внешнюю сторону ладони, что пришлось отправиться в больницу зашивать рану. Врач никак не мог надивиться тому, что при столь сильно кровоточащей ране рука не была серьезно повреждена - не была перерезана ни одна жила, ни один нерв. Я залез на вершину яблони и к своему удивлению на одной из верхних веток увидел дюжину маленьких созданий, похожую на стаю ворон. Создания были подобны странным существам с картин Иеронима Босха. У некоторых были несоразмерно длинные носы, похожие на клювы ястребов, другие сидели на тонких комариных ножках… Интуиция мне подсказала, что это огненные гномы. Их окружала атмосфера, которую я мог бы определить как угнетающая, печальная, прямо-таки безнадежная.
    Я спросил Илзе, что бы могло такого случиться, что саламандры так безнадежно торчат на верхушке яблони. Она долго размышляла, какие проблемы могли бы быть с местом, где росло дерево. Потом она додумалась: когда-то под ним были компостные ямы. Прошлой осенью она решила перенести их на противоположную сторону сада. В один прекрасный день она с помощью двух молодых мужчин быстро перенесла ямы для компоста в другой конец.

Огненные духи
Огненные духи, которые потерянно сидят на яблоне

    Теперь мне стало ясно, что угнетает огненных гномов. Будучи духами преобразования, они действуют в области умирания, распада и обновления. Их любимое рабочее место в любом саду - компостная яма, которая для них является одновременно и святилищем, и дворцом. Там они работают с силами смерти, но вместе с тем - и с силами обновления. И вот вдруг появляются люди и без затей отнимают у них святой для них уголок! Откуда бедным огненным гномам знать, что на другом конце сада, который для них огромен, как вселенная, находится новое место для компоста?
    В поисках своей компостной ямы саламандры взобрались на ближайшую яблоню и в конце концов уселись на самой высокой ветке. Обратить внимание людей на свое безнадежное положение они могли только одним способом - причинить боль Илзе, которая, ничего не подозревая, работала ножницами на вершине дерева.
    Мы, современные люди, привыкли уверенно действовать на умственном, интеллектуальном уровне. Мы обдумываем какое-нибудь дело и решаем, например, что завтра утром пересадим куст или в такой-то день сделаем все нужное для переноса компостной ямы. При этом мы совершенно не сознаем то, что элементарные существа, ответственные за развитие и рост растений и за процессы преобразований в компостной яме, никоим образом не в состоянии следовать за нашими мыслями, поскольку их сознание размещено на чувственном уровне. Они “размышляют” примерно так, как мы, люди, чувствуем. Или, если сказать иначе: то, что происходит исключительно на человеческом интеллектуальном уровне, для них недоступно, как какой-нибудь неизвестный язык.
    Так что, когда мы решаем сделать что-нибудь, связанное с тем, за что отвечают элементарные существа, мы должны постараться им заранее как-то об этом сообщить. Достаточно того, чтобы накануне отправиться туда и во внутреннем разговоре объяснить им наше намерение и высказать соответствующую просьбу. Но мы должны помнить, что духи природы не понимают наших мыслей, облеченных в слова, но понимают все, что мы сообщаем при помощи волн ощущений, сопровождающих высказываемые мысли.
    Поэтому с элементарными существами человек должен был бы разговаривать с любовью, и тогда они его поймут. Чувства любви и симпатии, окутывая сообщение тонкой чувствительной оболочкой, помогают передать словесное обращение в той форме, которую наши собеседники из элементарного мира могут принять. Посмотрите, как взрослые говорят с малыми детьми. Они машут руками, корчат рожи, шутят и смеются, так как интуитивно знают, что интеллектуальными речами они ничего не добьются. По сравнению с людьми элементарные существа в определенном смысле тоже - как малые дети.
    Чтобы благополучно завершить трагическое происшествие с саламандрами в саду Илзе, я попросил ее приготовить какой-нибудь кристалл. Она принесла красивый аметист, и я опять залез на яблоню. Прежде всего я извинился перед огненными духами за недоразумение. Потом я тесно прижал кристалл к ветке, на которой они сидели, и попросил их, чтобы они перенесли свои энергетические центры на кристалл. После этого я осторожно отнес камень к первой из четырех новых компостных ям и попросил “команду”, чтобы она туда переселилась.
    Когда я через некоторое время ощупал камень, чтобы определить, опустел ли он, то с удивлением обнаружил, что на нем все еще сидит несколько саламандр. В тот же момент я почувствовал, что они хотят распределиться по всем четырем ямам. Я понес аметист от ямы к яме и возле каждой из них останавливался, чтобы несколько взыскательных путешественников “вышло”. В конце концов кристалл снова опустел.
    Со времен размышлений Парацельса о природе элементарных духов прошло почти 400 лет до того, как мы сделали решительный шаг к практическим попыткам установить взаимопонимание с этими необычными существами. В начале шестидесятых годов нашего века в северной Швеции, неподалеку от деревни Финдгорн, поселилась группа людей для осуществления “Проекта сотрудничества трех царств”. Под царствами понимались три эволюции, которые участвуют в творческих процессах на планете Земля: мир ангелов, мир людей и мир элементарных существ [ 10 ].
    На неплодородных пустынных землях побережья Северного моря возник чудесный сад. Когда летом 1971 года я со своей семьей впервые посетил Финдгорн, мы любовались этим садом в его полном великолепии. Но большее восхищение, чем необычайно высокие овощи и их плоды, созревающие среди пустынных песчаных отмелей, вызывал прямо-таки сладкий воздух, напоенный радостью жизни, который царил в саду и вокруг него. Совершенно очевидно, что там было полно элементарных существ, просто я тогда был недостаточно зрел для того, чтобы их различать.
    Чтобы вырастить такой сад, кроме Петра Кадди, взявшего на себя функции садовника, нужны были усилия еще трех очень хорошо чувствующих людей, способных к общению с существами всех трех миров. Жена Петра, Элен, изо дня в день получала сообщения из источника, который она называла “глас Божий”. Огилви Кромби, которого звали просто Рок, в то время уже седой мужчина из Эдинбурга, именно в то время, как нарочно, ввязался в разговор с одним фавном в Эдинбургском ботаническом саду, после чего и установил связь с элементарными существами земли. Позже к их разговорам часто подключалось еще одно создание, некий обладатель более высокого природного разума, в котором Огилви распознал пана. У Дороти Маклейн, третьей в финдгорнской группе, развился редкий дар общения с так называемыми девами, которых я, исходя из своего опыта, считал высоко развитыми вилами.
    Понятие “дева”, которым определено сияющее существо такого рода, заимствовано из индуистского миропонимания как название для ведущего разума в природе. Позднее Дороти познакомилась еще с одним возвышенным существом, которое, судя по всему, несло ответственность за всю местность и которое она называла ангелом местности. Оба определения были взяты для того, чтобы эти, существа, с которвыми мы только сейчас познакомились, отличать от ангелов в том виде, как их признает христианская традиция, помещающая их исключительно на духовном уровне - уровне, который предположительно находится выше природного.
    Описание, которое дала Дороти ангелам местности, я бы соотнес с тем собранием вил пространства, которое я наблюдал на вершине Венериного холма на острове Сракане. Вопрос, как “поместить” дэву в контекст моего собственного опыта, оставался нерешенным до 13 октября 1993 года, когда на нашем огороде в Шенпасе я увидел белую девичью фигуру, стоящую посреди грядки с анисом и таким образом представившуюся как анисовая дева. Сначала я некоторое время просто наслаждался ее чудесным присутствием, а затем воспользовался случаем, чтобы спросить ее, какова ее роль в мире растений.

Салатная дева
Салатная дева на нашем огороде в Шемпасе

    Прежде всего она объяснила, что ее дело - не создание отдельных растений. Об этом заботятся природные духи элемента земли, которые в английской традиции называются эльфами. Когда она после этого стала рассказывать о своем настоящем деле, я почувствовал, что ее объяснения смешиваются в моей голове с представлениями о девах, сложившимися у меня в начале семидесятых годов в Финдгорне. Чтобы справиться с этой путаницей в моем уме, я попросил деву показать свою работу через образы. Она вызвала в моем сознании образ растения, которое полностью развивается лишь в том случае, если его поливает дождь из облаков и если его освещают солнечные лучи. Тем, чем являются для растения капли дождя, служат для местности импульсы, посылаемые хранящими эту местность вилами пространства. Солнечные лучи же, напротив, олицетворяют связь с ангелом, который удерживает, сохраняет праобраз отдельного вида растения на космическом уровне и который посылает этот праобраз в пространство в виде определенного вибрирующего ключа.
    Первая задача девы - принять из этого ангельского источника ритмически поступающие импульсы и перевести их в доступную форму, которая позволит эльфам строить каждое отдельное растение этого вида в соответствии с его праформой. К этой задаче прибавляется еще одна: дева должна одновременно прислушиваться к импульсам, идущим от пространственных вил этой местности, чтобы затем сплести их - как единственное и незаменимое характерное качество этой точки пространства - с праобразом. Таким образом, ее работа представляет собой установление связи между сообщениями: а) из универсального источника и б) из местного источника. Из них она ткет единый энергетический образец, на основе которого архитекторы из мира элементарных существ строят растение, которое можно осязать.
    Между тем как мои мозги трудились над тем, чтобы правильно разместить объяснения, получаемые мной через образы, я почувствовал, что должен поинтересоваться у девы еще об одном деле. Я бы сравнил его с влиянием луны на рост растений. Анисовая дева ответила мне с помощью сложного ощущения, которое я резюмировал так: существует еще третий источник, из которого она черпает импульсы для своей работы. Подобно тому, как влияние фаз луны на рост растений наблюдать труднее, чем влияние солнца или дождя, третий источник вдохновения деятельности дев гораздо глубже скрыт, чем первые два. Когда дева открыла мне этот источник в образе “вилы-королевы”, я ощутил, какая глубокая и любящая симпатия их связывает. Интуитивно я понял, что “вила-королева” - это разум мастера, “учителя”, который на высокой ступени эволюционного пути элементарных существ воздуха обучает своих “младших” подруг, как найти правильные решения своих задач даже в непредвиденных обстоятельствах.
    Внутренним зрением я увидел вилу-мастерицу сначала как белую женскую фигуру благородной красоты. Через некоторое время картина, которой она представилась, рассеялась и наступила глубокая тишина. Потом мое сознание пронзило другое ощущение, и я понял, что она хочет показать мне свой витально-энергетический уровень. На этот раз она была похожа на чудесный, все время раскрывающийся световой цветок, который пламенел в нежных красновато-оранжевых тонах. Через некоторое время исчез и этот образ, и я с любопытством ожидал в темноте, не покажется ли она мне еще в каком-нибудь виде.
    И действительно, я увидел третий образ мастерицы-девы. Сначала я увидел сеть правильной формы с очень выразительными узлами. Я не понял этого образа, поэтому попросил разъяснений. Тогда в середине сетки я увидел деву. Она мне показала, как наклоняется к отдельным узлам и какой-то волшебной палочкой (как в сказках!) ударяет по ним, так что они тихонько звенят. Каждый узел на этом “ксилофоне” представляет собой одну из дев и звучит иначе, чем другие. Из попутного объяснения я понял, что дева-мастерица находится в гармоническом согласии с каждой вилой своего округа и может целенаправленно влиять на нее, индивидуально руководя каждой из них. Так закончилось мое знакомство с тем, как вила-мастерица выполняет свою работу.

Дева-мастерица
Дева-мастерица и ее “волшебная палочка”, которой она ударяет по узлам своего “ксилофона”

    Если посмотреть на различные связи, о которых заботится вила растений, выполняющая свои функции в материальном мире, то можно заметить, что речь идет прежде всего о сплетении, соединении двух миров, которые в наших привычных взглядах на мир представляются разделенными - в том случае, если мы вообще признаем их существование. Мир элементарных существ должен был бы относиться к пространству земли, мир ангелов же - к духовным сферам. Но из сообщений от девы мы узнаем, что есть ангельские существа, которые в элементарном мире следят за происходящим в рамках материи, и с другой стороны, есть элементарные существа, которые достигли высокого духовного уровня разума мастера. Тем самым привычное разделение на две отдельные половины разрушается.
    В своей книге “Девы: Вилы и ангелы” [ 11 ] Уильям Блюм радикально преодолел эту полярность, что видно уже по названию его краткого исследования. Автор рассматривает вил как элементарные существа того же светлого мира, где находятся ангелы, и называет его миром дев. Этот мир, однако, не воспринимается как целостный исключительно по причине бестелесности элементарных существ в смысле отсутствия материального, “тварного” тела, представлющих разнообразные формы - от малых световых фигурок гномов до могучих, построенных как мандала фигур ангелов из космических сфер. Несмотря на их различия, они образуют единство благодаря общности их функций в тварном мире.
    По мнению Блюма, общность функций этих существ состоит в том, что на различных уровнях творческого процесса они строят мост между невидимыми творческими импульсами, образцами (праформами) и мыслями, с одной стороны, и их воплощением в материи - с другой. Этот процесс он иллюстрирует тем, что можно подтвердить личными наблюдениями: когда кто-нибудь начинает свистеть, говорит Уильям Блюм, возникает звуковая волна, вызывающая вибрации барабанной перепонки. Но мы воспринимаем волну не как колебание, а как организованный звук, или как несколько тонов подряд, или как музыку. Некоторые существа из мира света, который Уильям Блюм называет миром дев, были участниками при возникновении (то есть формировании) музыки из хаоса.
    В связи с этим я расскажу о случившемся со мной происшествии: 23 июля 1993 года я был на сольном концерте известного скрипача, моего брата Михи Погачника. Этим концертом в кафедральном соборе Любляны открывался фестиваль IDRIART. Скрипач играл сонаты Иоганна Себастьяна Баха. Я был в первый раз на концерте после того, как у меня открылись глаза на мир элементарных существ, и меня разбирало любопытство, что же я увижу. Едва прозвучали первые звуки, как у правой ноги скрипача, погруженного в многогранный мир звуков музыки Баха, я увидел сидящего гнома, доходившего скрипачу до колена. С той же истовостью, с которой музыкант извлекал полные гармонии звуки из своего инструмента, элементарное существо сосредоточенно занималось своим непонятным делом. Пальцами рук он он исполнял свою собственную виртуозную игру в такт с музыкальным ритмом. Его игра напоминала мне язык, которым объясняются глухонемые. Пока я размышлял о смысле этих упражнений для пальцев, я заметил тонкую нить света, вьющуюся вертикально вверх от проворно движущихся рук невидимого “музыканта”. Я с любопытством следил своим сознанием за нитью. Она вела к очагу над куполом кафедрального собора, и там я почувствовал группу танцующих вил, которых, по-моему, можно было бы назвать музами музыки. Их танец во всех движениях гармонировал с движениями рук гнома и с ритмом музыки.
    Можно было бы сказать, что мне была подарена возможность взглянуть на сам процесс возникновения музыки, в котором элементарные существа играют роль посредников. Сначала я понимал их участие как своего рода переводческую деятельность. Однако несколько месяцев спустя у меня была возможность поспрашивать обо всем, о чем я говорил выше, у одного старого мудреца из мира элементарных существ. Как обычно, его объяснение состояло из довольно сложной смеси образных проекций и ментальных откровений, которые я, находясь в медитативном состоянии, пытался тем не менее сразу понять.
    Основной образ мне представил, как при прядении из спутанного мотка шерсти делается ровная нить. Непонятные движения рук гнома были подобны движениям пряхи. Вместо мотка шерсти можно представить себе невидимые завихрения, своеобразный круговорот колебаний, лившихся из резонансно настроенного музыкального инструмента. Мне было ясно, что сравнение с прядением нельзя воспринимать буквально, так как световая нить, которую я видел, не возникает под рукой гнома как какая-то пряжа, но является приливом космических праобразов, соответствующих звукам исполняющейся в этот момент музыки. Эти праобразы и космическая гармония, которую мы называем также музыкой сфер, были в моем сознании уподоблены характеру танца группы муз [ 12 ] над кафедральным собором.

Гном - ткач
Гном - ткач у ноги музыканта.

    Задача гнома у ноги музыканта состояла в том, чтобы связать клубок исходящих от инструмента вибраций, с духовными праобразами соответствующей музыки, приходившими по световой нити. Так возник мост, который дал возможность осуществиться музыкальному переживанию во многих измерениях сразу. Исполненная музыка прозвучала не только порадовала любителей, но к тому же действовала творчески, очищающе и гармонизирующе, связующим образом на тело, дух и душу слушателей, на их окружение и на мир в целом. Я убежден, что произведение искусства такого рода, распространяющееся на несколько миров, может возникнуть только в том случае, если художница или художник более или менее сознательно удерживает связь с невидимыми мирами и при этом человек исполняет музыку непосредственными касаниями рук, без проводников [ 13 ].     На важность связи между творчеством человека и сотрудничающими элементарными существами наше внимание обращает также извествная сказка о кельнских гномах.
    История гласит, что ремесленники в средневековом Кельне могли наслаждаться беззаботной жизнью, потому что элементарные существа - гномы - по ночам выполняли всю работу. В разделении ролей на дневную и ночную деятельность я вижу символическое отражение представлений о некогда понятной двуплановости любого рукоделия. Человек в видимом свете белого дня обрабатывал материал, между тем как элементарные существа в невидимом “ночном” мире в то же самое время помещали дело рук человека в праобраз мира как целого. Радость жизни, которую кельнские ремесленники чувствовали всякий час, день за днем, как непрерывный праздник, была выражением внутренней наполненности, испытываемой человеком, когда его дело или рабочий инструмент оживляется сотрудничеством с элементарными существами.
    Рассказ о кельнских гномах нам также показывает, как из-за вмешательства человеческого разума это чудесное единство распалось: жену портного разобрало любопытство, и она захотела собственными глазами увидеть таинственных помощников своего мужа. Так неожиданно вмешалась уничтожающая сила разума, который хочет заглянуть во всякую щель: женщина насыпала на ступеньки горох, гномы поскользнулись на нем и скатились по ступенькам. В свете ночника - своего разума - женщина увидела их на долю секунды. Но гномы исчезли в мгновение ока - потому что на уровне разума они не могут существовать - и никогда больше не возвращались. Ремесленники же с тех пор должны были зарабатывать хлеб в поте лица своего.
    Хотя я думаю, что здесь имеют место и некоторые искажения, так как в переломе, вызванном патриархальным стремлением к силе, участвует женщина, тем не менее эта сказка довольно точно демонстрирует трагедию человека, отчужденного от мира элементарных существ. Правда то, что мы можем сегодня осуществить все, что рождается человеческим духом, но у наших дел нет более глубины, связывающей нас каждую минуту с тишиной универсума и нашими душами. Крайний эмоциональный холод нашей промышленности, планируемой исключительно умом, связан с полным отрицанием элементарного разума природы и вызывает то, что элементарные существа больше не следуют нашим делам, воплощениям в жизнь наших идей, и поэтому не могут больше вдохнуть в них жизнь. То, что возникает таким образом, на самом деле мертво и может легко обернуться против человека и природы. Насколько роковым является отчужденность человека от мира элементарных существ, я хотел бы показать на примере еще одного преживания, связанном с музыкой, которое у меня было в августе 1993 года во время семинара по оздоровлению земли в Светинах у Иерусалима, в Словении. Однажды вечером мы пригласили двух парней из Марибора, изучавших в Индии классическую музыку, чтобы они устроили нам концерт под открытым небом. Музыканты пришли и принесли с собой чудесные старинные музыкальные инструменты. Поскольку они боялись, что нежные звуки инструментов могут исчезнуть в пространстве, они принесли с собой также электроусилители. К звукам инструментов присоединился звук усиливающей аппаратуры. Это обстоятельство порядком привело в замешательство элементарное существо, которое “выполняло свою работу”. Я заметил, как оно стремительно шмыгало туда-сюда между резонирующими музыкальными инструментами и усилителем, из которого лились звуки. Чисто интуитивно я понял, что замешательство было вызвано оцифровкой, из-за которой все звуки исключительно рассудочным путем были поделены на положительные и отрицательные сегменты, при чем изначальный звук тонов потерялся. Человек, вероятно, эту потерю как-то компенсирует мыслительными процессами, а для элементарных существ это непреодолимо.
    Рядом со мной сидела одна студентка с даром ясновидения. Поскольку у нее было похожее восприятие, я попросил ее в перерыве подойти к музыкантам и сказать им о том, что нас беспокоит. Они выключили всю электронику перед началом второй части концерта, и мы смогли увидеть, как гном с облегчением, замечательным образом успокоенный, принялся за выполнение своей задачи у музыкальных инструментов.
    Надо сказать, что несмотря на все неприятности, доставляемые нами, людьми, элементарным существам, при встречах с ними я каждый раз ощущал, что они любят людей, с уважением относятся к пути, на котором мы учимся, и стараются - как только у них появляется минимальная возможность - следовать нашим приемам творческой работы. Простые гномы, например, которые оживляют пласты камней (я их вижу как равномерно распределенные звездчатые искры в камнях) на своем пути служения развиваются в горных гномов, которые участвуют в образовании рудных жил. Занимаясь плавильным и кузнечным делом, они развиваются в гномов - помощников в ремесле, которых я упоминал выше. Когда впоследствии человек перенес обработку металлов в индустриальные цеха, гномы этого вида приложили все усилия и следовали за ним даже по этому пути, требовавшему больших усилий. В нашем автомобиле, скажем, в очень сложной (с точки зрения мысли) части мотора я действительно их не чувствую, однако вижу их в достаточно хорошо просматриваемых колесах. Они мне показали, как форма их вибраций приспособилась к формам оси и всех изгибов.
    С одним из элементарных существ этого рода я познакомился в конце октября 1993 г. в Дёллахе (Австрия), в долине Мёллталь недалеко от Словении, куда я отправился для подготовки семинара в окрестностях Великого Клека (Гросглокнера) [ 14 ].
    Я добрался туда к вечеру. В камине зала гостиницы “У замкового корчмаря”, где я остановился на ночлег, горел огонь; комната была обставлена в уютном старинном стиле. По давним преданиям, именно в такой комнате должно было бы жить элементарное существо, которое в немецкоязычной среде называют кобольдом - домовым. Когда я внимательно осмотрелся, я на самом деле заметил такого человечка: он сидел со скрещенными ногами у камина, перед нишей, в которой были сложены дрова. Он принял форму “гнома с колпаком, свешивающимся над плечом”, как будто только что вышел из книги со сказками. Все выглядело не настолько серьезно, чтобы задуматься об этом в плане моих исследований элементарных существ, и я отправился спать.
    Когда на следующее утро я пришел в эту комнату на завтрак - в камине уже горел только что разожженный огонь - я не мог не обратить внимания на гнома. На этот раз я заметил, что он непрерывно плетет что-то пальцами, подобно музыкальному гному у ног музыканта [ 15 ]. Это сравнение разожгло мое любопытство, и, жуя булку, я с ним телепатически поздоровался и спросил, зачем он прядет.

Мальчик-с-пальчик
Мальчик-с-пальчик у очага гостиницы “У замкового корчмаря” в Дёллахе (Австрия)

    Продолжая заниматься своим делом и не отвлекаясь ни на минуту, гном-домовой послал мне в ответ мысль в виде облака, из которого я получил множество сведений. Из первого сообщения я узнал, насколько мы, люди, ошибаемся, когда думаем, что тварный, материальный мир, в котором мы живем и учимся, - само собой разумеющаяся данность, которая находится в нашем неограниченном распоряжении, и что мы можем ее сомовольно менять, как нам того захочется. Для осуществления любого изменения должен потрудиться целый отряд разных элементарных существ, которые каждую долю секунды заботятся о том, чтобы наш мир сохранил свои динамические формы по мерке космических праформ. Задача домового состоит в том, чтобы своим прядением соткать в жилище человека качество живого пространства.
    На мой следующий вопрос, как случилось, что элементарные существа вообще смогли переступить порог человеческого жилища, он с гордостью ответил, что его вид сопровождает развитие человека с тех незапамятных времен, как мы жили еще в пещерах. В конце концов, добрую часть своей истории мы прожили именно там, как говорится, в стране гномов.
    Гостиничная столовая, где мы были в тот момент, также в определенном смысле была пещерой, добившейся самостоятельности, как и любое другое человеческое жилье. Горным гномам было вовсе не трудно следовать за развитием, приведшим к урбанизации. В изменившихся обстоятельствах они опять готовы приложить все силы, чтобы и дальше выполнять свое дело.
    Я непременно должен здесь сказать, что в высокотехнологизированных квартирах, при строительстве которых не были использованы никакие природные, естественные материалы и в которых царит крайне рациональный холодный порядок, мне еще никогда не встретилось элементарное существо. Очевидно, у возможности разума природы следовать за человеческим самоволием есть свои границы. По ту сторону от них остаются лишенные всякой элементарной жизни разрушенные, обокраденные области, в которых нет больше места душе для жизненного опыта и которые перерождаются в некий пугающий внешний мир - мир, в котором есть только внешняя оболочка. Если человек вынужден в нем жить, то он только сознательными усилиями - возможно, собиранием камней или корней - может создать атмосферу, в которой, возможно, опять поселятся элементарные существа. В чересчур упорядоченном саду спасение будет в том, чтобы дать возможность разрастись по крайней мере уголку дикой травы. В совершенно забетонированном городе некоторую надежду дают так называемые сорняки.
    Из оптимизма, очевидного в поведении элементарных существ, и из их высказываний можно сделать вывод, что с помощью высоко развитых учителей из своего окружения они инстинктивно понимают, почему человечество, находясь под гипнозом своих эгоцентрических интеллектуальных построений, эксплуатирует природу столь ужасным образом, и хотят, в меру своих сил, поддерживать нас и дальше на пути, которым мы учимся. Мир элементарных существ, созданный и организованный совершенно иначе, чем мир человека, тем не менее представляет эволюцию, стремящуюся к развитию и совершенствованию. Даже страшные препятствия, которые люди часто ставят перед элементарными духами, в конце концов, тоже имеют свой смысл: это вызов мягкосердечным существам - сразиться с неизвестными дотоле трудностями и тем самым ускорить свое развитие. Несмотря на противящиеся им человеческие токи, им все-таки удается сохранить свою основную вибрацию - вибрацию любящей радости.
    Неиссякаемую радость, которая царит в мирах элементарных существ, я никогда не ощущал так ясно, как летом 1993 года, при повторном посещении замкового парка в Тюрнихе недалеко от Кёльна. Однажды в солнечный полдень я оказался на полянке овальной формы, выделяющейся по пологой скале, которую местные жители называют “Черная мадонна”. Любуясь окружающим, я беззаботно прогуливался по дикорастущей нескошенной траве, пока мой взгляд неожиданно не остановился на необозримом множестве малюсеньких элементарных существ, каждое из которых старательно занималось одной-единственной травинкой; я бы описал их как эльфов. Я не мог надивиться окружающей меня неудержимой смеси танца, работы и пения. Я вспомнил трех поросят Диснея, которые точно так же плясали и играли на музыкальных инструментах. Не могу описать охватившей меня радости.
    Пытаясь докопаться до источника ощущения, вызывающего такой восторг, я заметил, что несознательным образом наблюдал за травой с уровня солнечного сплетения, а не сердечным центром, как это обыкновенно бывало. Чтобы проверить этот новый уровень ощущения, я встал у ближайшего дерева, как это делал уже не раз, желая установить контакт с каким-нибудь фавном. При этом я становлюсь очень близко к стволу и, обхватив его обеими руками, прислоняюсь так, что носом почти утыкаюсь в древесную кору. На этот раз я сосредоточился на верхней части живота и едва не перевернулся от безумной радости, которую излучал фавн. Очень недолго я смог выдержать искрометный смех, который, подобно играющему грому, раздавался то с одной, то с другой стороны. Когда потом я так же “ощупал” еще несколько деревьев, около одного из четверки дубов, образующей дубовые врата между двумя просторными полянами, я столкнулся даже с фавном, непрерывное звонкое пенье которого напомнило мне голоса итальянских оперных теноров.
    Эти ощущения заставили меня опять спросить себя, которая из форм лучше всего отвечает элементарным существам. Потому что я считаю, что не очень хорошо, когда мы втискиваем мир мальчиков-с-пальчик, русалок и вил в формы, соответствующие нашей материальной действительности. Большинство убеждено в том, что нам не хватает только более острого зрения, чтобы по за плотными телами мы смогли бы увидеть более рыхлые, размытые образования элементарного мира; нормальное зрение надо всего лишь углубить ясновидением. Поскольку же среди людей, к сожалению, не слишком много ясновидящих, то для общения с элементарным миром остается, в соответствии с таким пониманием дел, лишь горсточка избранников. По моему же опыту, такие представления отражают предрассудки, основанные на убеждении, что человеческие мерки можно дотянуть до уровня абсолютного, при этом нисколько не учитывается существенное отличие элементарного мира от человеческого. Мы, люди, созданы так, что выказываем вовне определенную в мельчайших подробностях форму, которая при этом является выражением лишь очень малой доли того, что происходит в нас в виде мысли и чувства. Элементарные существа, напротив, не связывает никакая наперед заданная форма. Они используют свой внешний вид совершенно по-другому, чем человек, - для того, чтобы показать, что происходит внитри них. Форма, в которой мы их воспринимаем, является либо зеркальным отражением представлений об их сущности, сохранившихся у человека в его первичной памяти, либо языком образов, используемых самими элементарными существами, когда они хотят сообщить что-нибудь человеческому сознанию. Вообще же они не обладают формой, по крайней мере до тех пор, пока мы, люди, из-за недоразумений с обратной проекцией не перенесем на них некоторых ошибочно понятых форм. Гном в красной шапочке, с длинной бородой и кожаных штанах - это вынужденная вспомогательная форма, которую “любители природы” надели на элементарный дух и о которой потом ясновидящие, не сознавая того, часто говорили как о неопровержимой истине.
    Путаница в вопросе, как их правильно воспринимать, отражалась также в моих приключениях, прежде чем в конце концов я не сблизился с одним особым видом вил. В начальный период моего общения с элементарными существами, когда их присутствие я сначала воспринимал по моим телесным ощущениям, в лесу возле нашего дома в Шемпасе я повстречался с незнакомым мне до тех пор узором вибраций. Это было у каменистого холма, где в форме прямоугольника растет четыре дуба. Это тот холм, где я спускался при помощи своего сознания в подземелье, когда ходил к своему сердцу (см. первую главу). В самой середине квадрата чувствовалось присутствие чего-то неизвестного.
    Вскоре после этого меня посетила знакомая, ясновидящая с детства, и я ее попросил, чтобы она углубилась в это явление. Вернувшись через некоторое время, она сказала, что она там видела прекрасную вилу с белым конем. Чудесный белый конь вилы - мотив, хорошо нам знакомый по сказкам. Когда я сам опять отправился к холму, с помощью ощущений в своих руках я действительно убедился в двойной вибрации, которая вполне могла бы соответствовать виле с жеребцом. По одну сторону моя рука двигалась в форме горизонтальной восьмерки, как мне это уже знакомо по другим местам вил; по другую сторону, там, где должен был бы находиться белый конь, рука описывала вертикальные, поднимающиеся и спускающиеся по спирали круги. Но все же только по этим ощущениям мне не удалось понять подлинного значения таинственного вида вил.
    Я попросил своих невидимых учителей дать мне объяснение во сне. Мне приснилось, что белобородый создатель мира повел меня по своей мастерской. В ней стояли бесчисленные фигуры, как в каком-нибудь ателье скульптора. Мой взгляд остановился на фигурке из чистого серебра, в позе, как бы упирающейся сильному порыву ветра, что производило впечатление сильной экспрессии. Проснувшись, я сразу понял, что это была фигура неизвестной вилы. Значит, белый конь - это выражение ее исключительной динамики. Больше ничего из сна я не смог себе объяснить. Но с тех пор, описывая страну вил, я всегда добавлял, что наряду с вилами пространства существуют еще род вил - существ, которых я называю “ян-вилами”.
    Вскоре за этим последовала трагикомичная попытка ян-вилы поместить в моем сознании свой подлинный образ. Когда я со своим приятелем Эрвином готовил семинар о городской территории Граца (Австрия), мы зашли в парк, принадлежащий местной психиатрической больнице. Вернувшись в дом Эрвина, я с ужасом обнаружил, что у меня проблемы со зрением. Я подумал, что слишком устал, и на полчасика прилег. Когда меня позвали на обед, я почувствовал себя еще хуже. Я уже думал, что сойду с ума. Я присутствовал лишь наполовину, моя вторая половина была как бы в тени. Не прикоснувшись к еде, я погрузился в медитацию. Когда я устремил внимание на причину моего непонятного состояния, меня внезапно пронзила мысль, что, по-видимому, мою ауру обхватило некое элементарное существо, частично затенившее мое собственное бытие. Когда же моя рука показала уже упомянутое спирально-вертикальное круговое движение, я убедился, что дело в непостижимой ян-виле. Вместо того, чтобы воспользоваться случаем и ее необычайной близостью для лучшего знакомства с сущностью этого особого рода вил - я тогда еще не знал озорства и шаловливости элементарных существ - я желал лишь поскорей стряхнуть ее с себя. С разрешения хозяина я поискал в его саду какой-то заросший уголок и горячо попросил вилу, чтобы она туда переселилась. Она немедленно исполнила мое желание, и уже в следующий момент я снова был здоров, а в моей голове прояснилось.
    Перелом наступил лишь в 1993 году, когда я организовал семинар в дворцовом парке Тюрниха. Там стоят, образуя венок, семь лип, которые были посажены примерно 120 лет назад вокруг энергетического центра, от которого отходит восемь акупунктурных земных меридианов (лей-линий). 2 октября я привел участников семинара на это место, чтобы они имели возможность почувствовать богатство вибраций на месте, где росли липы. Кроме того, я хотел обратить внимание группы на присутствие вил, которых я сам обнаружил там только после того, как во мне обострилась способность воспринимать уровень вибраций местности. О том, что вилы действительно работают в этой местности, говорил видимый знак - сделанный фавном в кроне последней из трех двуствольных лип крест из веток, который я показал участникам. Сросшиеся ветви составляют космограмму, напоминающую горизонтально лежащую восьмерку. Такие кресты из веток, по-разному изображающие знак бесконечности, я часто встречаю на деревьях возле местопребывания вил. Чтобы приготовить участников к вибрациям танца вилы, я описал им, как на острове Сракане наблюдал за вилами пространства. Затем мы некоторое время пребывали в тишине, чтобы ощутить различные пространственные измерения венка из семи лип. Едва я закрыл глаза, как увидел огромное женское лицо, смотревшее на меня прямо из космограммы вилы. К взгляду, с бесконечной любовью смотревшему на меня, примешивалась тень насмешки, которой она хотела мне сказать, что здесь вообще есть не несколько вил, а только один, еще неизвестный мне вид вил. Эта дружеская игра подбила меня на то, что вечером, после окончания семинара, я снова поспешил к венку из лип, желая убедиться, действительно ли я ошибался в своих прежних исследованиях элементарного уровня. Я заново еще внимательнее ощупал внутренне эту область, всю территорию. Со стороны средней липы, стоящей справа от липы с космограммой, в непосредственной близости от ствола я рукой обнаружил вертикально текущую вибрацию, которую я связываю с так называемой ян-вилой. Фавн дерева отметил это место отростком на стволе. Я замечал это образование, такой вид вил, и раньше, но я не мог его осмысленно объяснить. Я опять столкнулся с “вилой на волшебном коне”!

Космограммы вил
Космограммы вил в ветвях отдельных деревьев: 1) дворцовый парк в Тюрнихе (венок из семи лип); 2) Потсдам, парк Цецилиенгоф (сосна); 3) Лондон, Кенсингтонские сады (платан)

    К сожалению, у меня не было достаточно времени, чтобы узнать побольше, поскольку уже на следующий день я должен был вернуться в Словению. Дома я прежде всего пошел к каменному холму, где я ступил в подземелье, чобы поблагодарить элементарных существ за то, что в мое отсутствие неустанно оберегали наш дом. Едва я погрузился в тишину, как из пространства “вилы с конем” в меня устремился взгляд огромного женского лица, известный мне уже по венку семи лип. На этот раз я с радостью принял ее приглашение подняться на холм и иначе, чем прежде, открыться тайнам вилы.
    Сначала я ощутил на своей головной (верхней) чакре сильное неприятное давление, как будто какое-то сообщение пыталось пробиться в мое сознание. Я визуализировал фиолетовый цвет пробразования для преодоления представлений, укоренившихся во мне. Только после этого я ощутил присутствие женской фигуры; она мне показалась настолько совершенной и почти осязаемой, что я тут же вспомнил Парацелься, описывавшего элементарных существ подобных человеку и мало отличающихся от него в строении тела.
    В этот же миг среди полной тишины, царившей в лесу, какая-то птичка вдруг забеспокоилась и как молния промелькнула мимо меня с громким чириканьем. Тогда же ко мне пришла непоколебимая уверенность, что это существо - лесная вила, которая руководит птицами. Для объяснения своей роли она воспользовалась образом богини Дианы, бродящей по лесам и охотящейся на диких животных. Но этот образ поздней антики нуждается в изменении. Вила ясно дала мне понять, что при помощи своих энергетических импульсов она заботится о животных на определенной территории, чтобы установить здесь гармоничный узор. Ее так называемая охота на животных - это, в сущности, пассивизация ее подлинной творческой функции в лесу.
    Растения, учила она меня, прорастают из земли и прочно в ней укоренены. Поэтому понятно, что их воплощению на уровне материи способствуют существа земного элемента. Поскольку основное их свойство - подвижность, на жизненном пути их сопровождают элементарные существа воздушного элемента. Белый конь - это символ подвижности мира животных, о котором заботится ее вид вил. Она хотела быть описанной как лесная вила, которая появляется одна, без сопровождения, и этим существенно отличается от вил пространства, которые всегда собраны в группу. Множество различных образов и картин, переживаний, ощущений, вдохновения, которые были необходимы для моего знакомства с нетварной сущностью отдельных элементарных существ, показывает, насколько в действительности сложной является задача нового сближения с миром этих существ. Совершенно недостаточно послать в разведку ясновидящих и создать с их помощью установить “объективные” связи с представителями этой линии развития, которая протекает параллельно эволюции человека. В элементарных существах сочетаются определенные энергетические и интеллектуальные свойства, которые выражаются не в определенной внешней форме, но в функциях, которые выполняют эти существа в целостном космически-земном материальном пространстве - в тварном мире [ 16 ].
    Человеку, который взращивает свой сад или преобразует вид местности, сознавая при этом, что повсюду с горячим энтузиазмом и преданностью трудятся элементарный существа, не надо ждать картин и образов такого рода.Если мы хотим включить значительную составную часть пространства элементарных существ в свой творческий преобразующий труд, достаточно того, чтобы в своих реальных действиях мы прислушивались к внутренним движениям и знакам, которые в виде ответа на нашу искру любви и признания вернутся к нам из этого параллельно существующего мира. Спектр таких ответов простирается от одухотворенной интуиции до физических ощущений и переживаний, которые мы иногда называем “чудесами”. Соотносятся же они с деятельностью элементарных существ, которые занимают все области - от прапространства духовного мира до осязаемых форм материального пространственно-временного континуума.

Примечания

1. В дословном переводе: ветер и вода. К тексту.
2. Ср. с книгой "Когда вернется богиня". К тексту.
3. Мора (Mora) - по словенски означает "ночной кошмар". К тексту.Прим. перев.
4. В Европе бобы считались основным продуктом питания до того, как из Америки привезли картофель. Обфчно они не растут выше 120 см. К тексту.
5. Древний лунный календарь состоял из 13 месяцев. Его заменил солнечный календарь с 12 месяцами. К тексту.
6. Область на северо-востоке Словении, граничащая с Венгрией. К тексту.
7. Ср. книгу "Ko se boginja vrne". К тексту.
8. В работе "Ko se boginja vrne" ( "Когда вернется богиня") я показал только самый высший, т.е. духовный уровень словенского макропространства, сейчас же речь идет о витально-энергетическом уровне, который находится в теснейшей связи с материальным уровнем. К тексту.
9. От "pygmaios" - "высотой в пядь". Служит назвнием гномам. К тексту.
10. Финдгорновская группа "The Findhorn Garden". Финдгорн 1975. К тексту.
11. William Bloom: Devas:Fairies and Angels. A Modern Approachi Glastonbury 1986. Перевод на словенский язык - "Deve: vile in angeli. Iskanja 1990". К тексту.
12. О музах как высокоразвитых элементарных существах, действующих в области искусства, рассказывается шире в главе об организации элементарного мира. К тексту.
13. Существенно, что я был свидетелем этого у музыканта, настаивающего на личном непосредственном музыкальном исполнении и как правило отказывающемся от записей. Подобные наблюдения, которые у меня были с другими музыкантами, были менее очевидными или же вывернутыми наизнанку. К тексту.
14. Даны словенское и немецкое названия населенных пунктов, так как приграничные со Словенией местности имеют два варианта названий. Прим. перев. К тексту.
15. О людях, слишком погруженных в невидимые измерения жизни, существует поговорка, что "у них в голове плетутся странные вещи". К тексту.
16. Если говорить на языке эзотерики, у элементарных существ представлен синтез определенных энергетических структур на эфирном уровне, представляющий тело, и более или менее выраженный разум на астральном уровне, определяющем сознание. К тексту.

© Марко Погачник, Елена Коницкая


В элементарный индоевропейский мир